Аналитика

В этот день. Смерть из-за жвачки

Мирас Нурмуханбетов

10.03.2023

10 марта 1975 года в московском дворец спора «Сокольники» произошла трагедия, основой которой были безалаберность, безответственность, пьянство на рабочем месте и… желание детей получить жевательную резинку. Погибло, как минимум, 13 детей. Их попросту раздавили другие люди, большинство из которых их сверстники.

Сейчас это может показаться невероятным, но тогда, когда Советский Союз (по ранним обещаниям Хрущева) стоял на пороге коммунизма, в стране, имевшей совершенное ядерное оружие и занимавшей первое место по освоению космоса, не выпускалась жевательная резинка. Совсем. Технологию производства «самого вкусного пломбира» по американской лекалам наладили, выпуск отдельных видов плавленых сыров на европейском оборудовании сделали, молоко разливать в пакеты научились, а вот со жвачкой вышла проблема.

МАТЕРИАЛЫ ПО ТЕМЕ:

В этот день. Исторический калейдоскоп

В этот день. «Спецоперация»

В этот день. Голос Америки

Еще в 1967-68 годах на таллиннской кондитерской фабрике стали выпускать первую в СССР жвачку, но потом прекратили. Во-первых, она оказалась настолько твердой, что даже челюсти взрослого человека с трудном с ней справлялись, а во-вторых, вдруг «проснулась» идеологическая машина. Тогда сначала академики озаботились вредом здоровью (помните, как сложился стереотип о гастрите из-за жвачки?), а потом подключился комсомольско-партийный актив с педагогами, увидев в этом «тлетворное влияние Запада» со всеми вытекающими обстоятельствами.

В любом случае, этот запретный плод, стал не только сладким, но и желательным (и жевательным). Получить же его можно было только, если кто-то из близких съездил за границу (хотя бы в Восточную Европу) или если получить ее в подарок от иностранца. Поэтому советские дети толпами бегали за интуристами, стремясь оказаться владельцем жевательного подарка на зависть друзьям и одноклассникам. А тут целая команда гостей с коробками жвачки приехала.

Итак, в начале 1975 года канадская хоккейная юношеская команда Barrie Co-op из провинции Онтарио приехала в Советский Союз для проведения серии товарищеских матчей с советскими юниорами (около 17 лет). Всего планировалось проведение пяти матчей – по две игры с юношеской сборной СССР, две с московским «Спартаком» и одна с командой «Крылья Советов». Спонсором поездки являлся мировой лидер по производству жевательной резинки Wrigley. По условиям контракта канадские игроки получили по пятнадцатикилограммовой коробке жевательной резинки этой фирмы, которую они обязаны были бесплатно раздавать. Именно эти подарки сыграли роковую роль в развернувшейся трагедии.

Были в составе делегации и представители фирмы-спонсора. Они разбрасывали жвачку чуть ли не во время игры, а потом в рекламных целях фотографировали и снимали на кинокамеру, как толпы московских детей, обезумевших от счастья прикосновения к запретному западному продукту, кидались ее собирать. Понятное дело, слухи об этом волшебстве мигом распространились по всей Москве.

Злополучный матч 10 марта был третьим в серии. Хотя тогда подростки и интересовались хоккеем, но все же главным стимулом было получить сразу несколько пачек Wrigley. Поэтому именно подростки были главными зрителями на игре. Всего собралось около 4,5 тысяч зрителей, поэтому возникло подозрение, что на всех жвачки может не хватить.

Ближе к концу матча по стадиону прокатился слух: остатки жвачки будут раздавать возле автобусов канадской команды, стоявших у юго-восточного входа. Другим стимулом идти именно туда, была станция метро, находившаяся поблизости. Но выход оказался закрыт на замок. Цепь трагических случайности и событий, которые в другое время показались бы незначительными, добавило выключение света. В итоге масса людей шла в практически полной темноте, не зная, что решетка закрыта.

Было и другое. Почему-то на месте не оказалось директор катка «Сокольники», а его заместитель, посчитав, что матч проходит спокойно, также покинула каток. Из администрации здания к концу игры оставались лишь дежурный администратор, сидевшего у служебного входа, и электрик. Он был в состоянии алкогольного опьянения и почему-то решил, что все зрители уже покинули трибуны, преждевременно погасил свет, перепутав рубильники – отрубив от электричества все здание.

Выход тоже был закрыт раньше времени. Возможно, чтобы уменьшить прямое общение иностранцев с советскими ребятами, а может опять же по безалаберности. В любом случае, это стало фатальной ошибкой. Перед этими воротами было что-то вроде накопительной площадки, и именно там погибло больше всего людей – многие из которых дети и подростки.

По официальным данным в давке погиб 21 человек, 13 из которых младше 16 лет. Еще 25 человек всех возрастов получили увечья. Впрочем, трудно называть эти цифры официальными, учитывая, что советские СМИ об этой трагедии не сказали ни слова. Также следует учитывать, что от полученных ран люди могли погибнуть позже – примерно так, как после трагедии в «Лужниках» 1982 года, когда в давке только официально погибло 66 болельщиков, а на деле могло быть в разы больше.

Однако суд по «Сокольникам» был формально открытым, и приговорил директора дворца спорта Александра Борисова к трем годам лишения свободы, его заместителя приговорили к условному сроку, начальника 79-го отделения милиции и начальника отдела ППС Сокольнического РУВД – к трем годам лишения свободы каждого (максимальное на то время наказание по статье 172 УК РСФСР об ответственности за халатное исполнение своих служебных обязанностей), но уже в декабре того же 1975 года все осужденные были амнистированы. А Борисов даже получил назначение на должность директора БСА «Лужники». Был снят с должности заведующий отделом спортсооружений Московского городского спорткомитета Николай Козырин, находившийся в тот день в заграничной командировке в Гамбурге, ФРГ. О судьбе электрика же практически ничего не известно.

Были приняты и другие решения. Так, после трагедии дворец спорта закрыли на долгую реконструкцию. Внутри арены были расширены проходы, уменьшен угол наклона лестниц, улучшено освещение на входах. С четырех до десяти увеличено количество лестниц для входа и выхода. Но это чисто технические моменты, а были и другие.

По воспитательной части стали продолжать говорить о том, что «бабл-гам» (немного позднее название) – это буржуазное детище, которое ничего хорошего ребенку не дает. Более того, оно может привести к желудочным заболеваниям, а заодно демонстрирует неуважение к окружающим. Странно, но многие из этих стереотипов из методичек комсомольцев 70-х живет до сих пор.

Впрочем, все это не помешало Светскому Союзу закупить сразу несколько линий по производству жевательной резинки. В 1976-77 годах оно было налажено в Москве (фабрика «Рот-Фронт»), Ереване, Таллине, Ростова-на-Дону, Бийске, а затем и в других городах – прежде всего в столицах союзных республик. Появились такие 15-копеечные жвачки, как «Ну, погоди!», «Апельсиновая», «Клубничная» и другие. На Алматинской кондитерской был свой бренд – «Сағыз» («сагызка») за те же 15 копеек.

Однако говорить, что жвачки у нас стали выпускать только из-за трагедии в Сокольниках, было бы неверно. Просто приближалась Олимпиада-80 и советской пищевой промышленности нужно было показать, что она современная. Тогда даже баночное пиво отечественного производства появилось (и тут же пропало). Но это уже другая история, в которой давки в очереди – это постоянное дело.

Фото из открытых источников


Мирас Нурмуханбетов

Публикации автора

Россия, верни не свое! Пожалуйста…

В этот день. Быть первым!

Продать бесценное

Угрозы ОДКБ или от ОДКБ?

В этот день. Реабилитация автономий

Старый Казахстан. В последний путь

Топ-тема

Другие темы

АНАЛИТИКА | 21.06.2024

Допарились — как Казахстан решил очиститься от вейпов

ОБЩЕСТВО | 21.06.2024

Казахский язык: страж духовных ценностей и идентичности

АНАЛИТИКА | 21.06.2024

В этот день. Йога, селфи и солнцестояние

АНАЛИТИКА | 20.06.2024

Лже-батыры казахстанской политики

ОБЩЕСТВО | 19.06.2024

На страже закона и безопасности

ОБЩЕСТВО | 19.06.2024

Волонтер Екатерина Голотина: Чтобы начать помогать людям, не нужны деньги, нужно желание