Алматы 08.02.2023 8577

Бердымухамедовы боятся за свое будущее

В конце прошлой недели президент Туркменистана С. Бердымухамедов уволил главу Министерства национальной безопасности Г. Аннаева, заменив его на Н. Атагараева. В телерепортаже показали, как Аннаев после увольнения выбежал из зала, видимо, полагая, что «не оправдал доверие» властного клана. Так же был уволен глава Верховного суда Г. Уссанепесов и его заместители. Незадолго до этих событий, в конце января, в Туркменистане вступил в силу закон о неприкосновенности Г. Бердымухамедова и членов его семьи. То же самое касается и их собственности, имущества, нажитого непосильным трудом. Согласно данному закону, Аркадагу и его семье за счет госбюджета обеспечиваются условия и госзащита по всему спектру жизнедеятельности. А в самом начале третьей декады января на заседании Милли Генгеша Туркменистана приняли решение о присвоении Гурбангулы Бердымухамедову статуса национального лидера.


В эти же дни Г. Бердымухамедов параллельно стал спикером высшего представительного органа народной власти Халк Маслахаты. Напомним, что в результате изменения конституции туркменский парламент стал однопалатным в лице Халк Маслахаты. Прежняя нижняя палата Меджлис упразднена. Новый закон об однопалатном парламенте делает президента Туркменистана зависимым от воли и решений председателя Халк Маслахаты. Более того, президент не будет иметь права налагать вето на решения Халк Маслахаты. Тем самым Аркадаг вновь стал главным правителем Туркменистана. Аркадаг, видимо, решил более деятельнее помогать сыну в управлении страной. Представляется, что все эти изменения являются свидетельством боязни Бердымухамедовых за свое политическое будущее.

Наверное, главным фактором данной боязни является приближающееся поражение России в Украине, которое приведет к ослаблению помощи Москвы в деле укрепления безопасности Туркменистана и режима Бердымухамедовых. Соответственно, при крушении власти Путина и Ко возможно разрушение власти клана Бердымухамедовых. Потому что уже никто не сможет предоставить им адекватную вооруженную защиту. Да, можно предположить, что Бейджин будет защищать режим Бердымухамедовых, поскольку Китаю выгодны действующие льготные газовые соглашения-проекты с Туркменистаном, заключенные при Аркадаге. Однако, если в случае с другими странами Центральной Азии такой номер может пройти, то в случае с Туркменистаном не все однозначно, учитывая большой интерес Запада и Турции к туркменским энергоресурсам.

МАТЕРИАЛЫ ПО ТЕМЕ:

Умид Халлыев: «Есть информация, что многие правоохранители стали ненавидеть правящую власть»

Фрагментация Центральной Азии?

Тюркский мир становится сильнее

Как известно, Евросоюз рассчитывает и на туркменские углеводороды в деле полного ухода от российских поставок нефти и газа. Примечательно, что в конце прошлого года член Совета Федерации А. Башкин заявил, что «Россия не допустит строительства транскаспийского газопровода из Туркменистана в Азербайджан». Тем не менее, туркменская нефть через Каспий в достаточно значительном объеме поставляется к нефтепроводу Баку-Тбилиси-Джейхан (БДТ). А недавно Азербайджан и Туркменистан договорились о совместном освоении нефтегазового месторождения "Достлук" в Каспийском море. Анкара в этом процессе стремится стать естественным (в силу географии и геополитики) хабом. Скорее всего, Бейджин вряд ли готов будет к тесному сотрудничеству Ашгабата с Западом, если только, конечно, ситуация на мировой арене не станет очень неблагоприятной для Китая. Хотя новые власти Туркменистана ведь параллельно могут заверить Бейджин в статус-кво прежних китайско-туркменских контрактов.

В связи с вышесказанным Ашгабат будет до последнего держаться за Москву. Показательно, что с начала года российские власти (премьер-министр и глава Госдумы) провели ряд встреч с руководством Туркменистана по вопросам развития сотрудничества на основе упрощения таможенного контроля и визового режима. К слову, за прошедший год транзит российских грузов через Туркменистан возрос в четыре раза. Россия и Туркменистан намерены совместно построить автомагистраль вдоль Каспийского моря, перейти на взаиморасчеты в национальных валютах и др. Россия также намерена заняться развитием железных дорог Туркменистана, расширить сотрудничество в сфере туркменской электроэнергетики. Российские компании готовы разрабатывать туркменские нефтегазовые месторождения. Недавно Россия заявила о готовности присоединения к проекту ТАПИ, который очень интересует Ашгабат.

Как бы то ни было, в одном из интервью главный редактор turkmen.news Руслан Мятиев сказал мне, что, несмотря на силу режима Бердымухамедовых, в Туркменистане вполне возможен дворцовый переворот. Благо, «среди высших руководителей государства есть недовольство его (Аркадага) экономической политикой, вседозволенностью его родни, коррупцией в семье, но нет пока действий». Как ни крути, сам Аркадаг в свое время пришел к власти в результате дворцового переворота. Таким образом, такой сценарий для Туркменистана не является новинкой. Очевидно, при таком раскладе, как это водится на Востоке, новопришедшие к власти в Туркменистане люди лишат семью Бердымухамедовых всех привилегий. И клан Бердымухамедовых дико этого боится. Кстати, Г. Бердымухамедов наверняка после бурных событий января 2022 года в Казахстане укрепился во мнении, что ему следует напрямую передавать власть сыну Сердару, чтобы его семья не потеряла свои интересы, ресурсы.

Казалось бы, первый год после прихода Сердара на пост президента говорит, что династийный транзит власти Аркадага успешно осуществляется. Сердар вроде спокойно занимается кадровыми перестановками и в силовых структурах. К тому же всё это происходит под неусыпным контролем Аркадага. Однако история показала нежизнеспособность политических систем, зависящих преимущественно от воли одного человека, ибо при его недееспособности, в том числе интеллектуальной, начинает рушиться вся система. Другими словами, при недееспособности Аркадага в Туркменистане может рухнуть вся власть клана Бердымухамедовых. Следовательно, сложно сказать, как будет править Сердар в случае наступления недееспособности Аркадага, либо падения режима силовиков в России. Сможет ли в таком случае Сердар успешно осуществлять контроль за туркменскими силовиками, направлять их деятельность, вопрос сложный, не имеющий внятного ответа.

А то, что при таком раскладе появятся разные крупные игроки, заинтересованные в приходе к власти в Туркменистане своих ставленников, это практически однозначно, так как туркменские природные ресурсы интересуют многих акул мирового закулисья. Проживающий в Европе бывший туркменский журналист Умид Халлыев в октябрьском интервью для нашего сайта сказал, что многие туркменские силовики «стали ненавидеть правящую власть» по причине сильного падения уровня жизни народа. Тем более что в Туркменистане есть скрытое межплеменное напряжение. У правящих текинцев довольно плохие отношения с другими туркменскими племенами, лишенных доступных первых благ. В том интервью У. Халлыев отметил, что «протестные акции туркмен за рубежом» могут «переместиться вглубь страны», и тогда «сценарий будущего Туркменистана может изменится в лучшую сторону». Он добавил, что туркменский «народ устал от этого отцовства, башизма и аркадизма», «устал терпеть политику ханства».

Да, сегодня власти Аркадага пока не грозит смещение разъяренной толпой, но дворцовый переворот вполне реален. Вероятно, именно поэтому Бердымухамедовы постоянно меняют руководство силовиков. Благо среди действующей политической элиты присутствует острое латентное недовольство экономической политикой Аркадага, вседозволенностью, коррупцией его родственников (в первую очередь 5-х сестер с детьми и мужьями). Вдобавок в Туркменистане продолжает сохраняться кризис в социально-экономической сфере. В стране, к примеру, наблюдается дефицит недорогого мяса и пшеничного хлеба. Взамен пшеничной муки простые туркмены пекут хлеб из сорго, которое обычно используется как корм для скота. Безработица составляет почти 60 процентов. В Турции на заработках находится около одного миллиона туркменов. Их возвращение в страну может создать большие проблемы для власти Бердымухамедовых.

Не случайно в 2022 году Ашгабат настоял на отмене безвизового режима Турции для граждан Туркменистана. По всей видимости, Аркадаг полагает, что заинтересованные игроки смогут воспользоваться сложной социально-экономической ситуацией, чтобы организовать массовые протесты в Туркменистане против власти Бердымухамедовых. Особенно в случае недееспособности Аркадага, когда его силовики могут начать колебаться. Ко всему прочему власть Сердара не совсем устойчива и безоблачна. Есть сведения, что у Сердара сложились напряженные отношения с могущественными сёстрами Бердымухамедова. Некоторые источники полагают, что Сердар вскоре после того, как станет полноправным правителем (после кончины отца), потеряет власть во время межплеменной войны, поскольку у него нет своей «команды силовиков, с помощью, которой он мог бы удержать свою власть». Нельзя ведь исключать, что среди туркменских олигархов «вдруг» найдутся люди, имеющие властные амбиции…

Фото из открытых источников


Талгат Мамырайымов