Алматы 14.11.2022 7095

Тюркский мир становится сильнее

Скептики говорят, что итоги Самаркандского саммита лидеров Организации тюркских государств (ОТГ) якобы являются пустой формальностью, не способствующей развитию тюркской интеграции. На это можно ответить одним вопросом: Могли ли вы предположить еще 30 лет назад, что возможно формирование Организации тюркских государств? Взять, к примеру, Евросоюз. Когда появился его прообраз в виде Европейского объединения угля и стали, то тогда «злые языки» тоже утверждали, что европейская интеграция невозможна. Поэтому у ОТГ всё ещё впереди, благо уже есть определенные позитивные результаты. Само создание организации тюркских государств, которая по своему уставу теоретически предполагает более глубокую интеграцию, говорит о многом.


Тот факт, что Совет сотрудничества тюркоязычных государств в ноябре прошлого года получил статус организации (ОТГ) говорит о начале углубления сотрудничества тюркоязычных государств. На Самаркандском саммите был учрежден Тюркский инвестиционный фонд. В Самарканде решили ежегодно проводить Международный тюркский экономический форум. Есть надежда на то, что данная площадка станет сродни Брюссельскому экономическому форуму, на котором рассматриваются конкретные экономические проблемы и перспективы Евросоюза. В этой связи отметим, что в начале июля прошел 1-й Тюркский агрофорум. В ходе работы Самаркандского саммита обсуждали рабочие аспекты унификации и удешевления транзитных транспортных тарифов, существенного снижения взаимных таможенных пошлин в торговле наших стран.

МАТЕРИАЛЫ ПО ТЕМЕ:

Возможности для ускорения тюркской интеграции

Турция – энергетический хаб Европы?

Роль Турции в мире возрастает

Как видим, страны – члены Организации тюркских государств уже начинают обсуждать первые практические вопросы тюркской экономической интеграции. Примечательно, что саммит прошел под лозунгом: «Новая эра тюркской цивилизации: на пути к общему развитию и процветанию». По факту эта тематика отразилась в обсуждении практических вопросов углубления экономического сотрудничества, развития транспортных коридоров, укрепления продовольственной безопасности, активного внедрения IT-технологий. В прошлом году на Стамбульском саммите был принят программный документ «Перспективы тюркского мира - 2040».

На Самаркандском саммите принята Стратегия реализация этой концепции. Данная стратегия является дорожной картой по углублению сотрудничества тюркоязычных стран в таких ключевых областях как-то: по безопасности, транспорту и таможне, информационно-коммуникационным технологиям, энергетике, туризму, здравоохранению, экологии, сельскому хозяйству, культуре, образованию и науке, молодежи и др. Эксперты полагают, что реализация данной концепции до 2040 года приведет к интеграции тюркского мира, но не в рамках единого государства, а в рамках организации. Следует уточнить, что речь идет не о создании единого государства из тюркоязычных народов, а об интеграции тюркской цивилизации.

Ранее в интервью нашему сайту казахский эксперт В. Тулешов заметил: «В отношении Организации Тюркских государств же мы можем и должны сказать, что здесь уже есть хороший задел: это общее понимание необходимости возрождения тюркской цивилизации, как модернистского и постмодернистского проекта, рассчитанного, как минимум, на создание нового центра силы в сердце Евразии». Не случайно большой интерес к ОТГ стали проявлять даже такие нейтральные страны как Туркменистан. Большую значимость ОТГ для Туркменистана показывает тот факт, что эту страну на саммите представлял не её президент, а Аркадаг – фактический правитель страны. То же самое можно сказать и о Венгрии, которая недавно стала наблюдателем при ОТГ. Надеемся, что Будапешт будет сближать тюркскую цивилизацию с Европой. К слову, на саммите следующий год объявили Годом развития тюркской цивилизации.

На Саммите также обсуждались вопросы взаимодействия в борьбе с гибридными, информационными войнами, терроризмом, экстремизмом, организованной преступностью, наркотрафиком и другими угрозами безопасности. Турция способна оказать большое содействие в укреплении безопасности нашего региона, так как она имеет сильную армию, мощный военно-промышленный комплекс, значительный опыт противодействия экстремистским и террористическим группировкам. Стоит отметить, что Турция недавно заключила с Казахстаном и Узбекистаном соглашения о тесном военном и военно-техническом сотрудничестве. На этом фоне освобождение Херсона означает, что Россия теперь не является ключевым игроком в Центральной Азии. По сравнению с Москвой в регионе возрастает роль Анкары.

Турция «загнала под лавку» Путина по зерновой сделке, продолжив её реализацию, несмотря на однодневный выход из нее Москвы. Более того, Турция не пропустила российский тихоокеанский флот в Чёрное море. Одним словом, сегодня Турция становится гораздо мощнее, чем еще несколько лет назад. (Кстати, разговоры об экономическом кризисе в Турции слишком преувеличены.) Между прочим, Эрдоган на полях саммита заявил, что Турция будет поддерживать братский Азербайджан в его справедливой деоккупации своих территорий. Тем самым Анкара открыто игнорирует интересы России на Южном Кавказе, ее поддержку Армении. Учитывая «плевок» Эрдогана в сторону Путина по зерновому соглашению, можно считать, что Турция сейчас себя считает сильнее России.

Р. Эрдоган в Самарканде заявил, что Турция готова активно сотрудничать с тюркскими государствами по всем сферам, прежде всего в торговле, транспорте и энергетике. Для Центральной Азии Турция может предоставить финансовый капитал, технологические ноу-хау и порты для выхода в Средиземное море. В свою очередь Турция заинтересована в наших рынках сбыта своей продукции, в наших природных запасах углеводородов, различных металлов. Как мы ранее отмечали, Анкара намерена стать энергетическим хабом Европы. При этом Казахстан и Турция могут стать ведущими транспортно-логистическими хабами китайского Шелкового пути. В Казахстане и Турции уже есть соответствующая инфраструктура. Турция является второй в мире, после Китая, страной по объёму железнодорожного сообщения.

Член ОТГ Турция в настоящее время выступает партнером США и других западных держав по различным стратегическим вопросам мировой политики и экономики. В этом плане ОТГ имеет большие возможности стать важным геоэкономическим и геополитическим игроком не только Азии, но и всего мира. Таким образом, есть надежда, что в ближайшие несколько лет тюркоязычные страны станут играть большую роль в Евразии, и оказывать значительное влияние на мировой политический процесс. Можно подумать, что в Центральной Азии Анкара натолкнется на жесткое противодействие со стороны Бейджина. Однако, полагаем, что интересы Анкары и Бейджина по большому счету совпадают – обе стороны больше всего ориентируются на возрождение Шелкового пути, стремясь стать главными его центрами-операторами. Эти устремления совпадают с интересами стран Центральной Азии, особенно Казахстана, который сегодня в условиях проблем с транзитом через Россию нуждается в альтернативном транспортно-торговом выходе в Европу.

Фото из открытых источников



Талгат Мамырайымов

Эффект колеи в Евразии

Талгат Мамырайымов