Алматы 30.05.2022 11582

Турция – энергетический хаб Европы?

После начала войны в Украине Европейский союз стал искать альтернативных поставщиков углеводородных ресурсов, способных в ближайшее время полностью заменить Россию на европейском рынке нефти и газа. В этой связи свои услуги предложила Турция, имеющая амбиции стать энергетическим хабом Европы. А это на руку тюркоязычным странам Центральной Азии (ЦА), имеющим значительные запасы углеводородов. Об этом будет сказано в данном материале чуть ниже.


Анкара в качестве одного из альтернативных вариантов в середине мая предложила ЕС рассмотреть возможности потребления газа из Восточного Средиземноморья. Речь идет об израильском месторождении газа «Левиафан». То есть Турция намерена в этом проекте играть роль транзитного хаба, ибо находится на наиболее подходящем для этого маршруте. Тем более у турков на своей территории есть соответствующая инфраструктура – они могут через Джейхан доставлять газ в Европу.

МАТЕРИАЛЫ ПО ТЕМЕ:

Горюче-сказочные материалы

«Зеленый» рост Казахстана

В 2020 году Израиль, Греция и Кипр заключили соглашение по строительству Восточно-Средиземноморского газопровода EastMed. Газопровод должен был соединить газовые месторождения Левиафан (Израиль) и Афродита (Кипр) с Европой. Однако в январе этого года Вашингтон отказался поддерживать проект трубопровода EastMed, сделав ставку на турецкий маршрут поставок углеводородов в Европу. Теперь Анкара может использовать благосклонность Вашингтона для реализации своих относительно давних планов быть энергохабом Европы. Благодаря тому, что аравийские монархии и Ливия отказались увеличить объемы поставок углеводородов в Европу. Страны Персидского залива не хотят превышать квоты ОПЕК+, а в Ливии политическая нестабильность этого не позволяет.

Анкара и Иерусалим сейчас проводят переговоры о постройке газопровода от израильских месторождений до терминалов в Турции с целью дальнейшей поставки газа в Европу. Конечно, арабские монархии, Греция и Кипр будут не в восторге от этого проекта. Но с помощью Вашингтона Анкара и Иерусалим могут его реализовать. Данный израильско-турецкий проект предварительно оценивается на 1,5 млрд долларов с пропускной способностью 10–20 млрд куб. м газа в год.

В настоящее время на Левиафане добывается около 12 млрд кубометров газа в год, отправляемых в Израиль, Иорданию и Египет. Известно, что Левиафан расположен на шельфе Средиземного моря в 135 километрах к западу от израильской Хайфы. Он разрабатывается с 2020 года американской Chevron и израильскими компаниями NewMed Energy и Ratio Oil. Согласно геологической службе США, объем извлекаемых запасов Левиафана составляет около 3,4 трлн кубических метров. Одним словом, это гигантское месторождение. Вместе с тем строительство подводного трубопровода от Левиафана в Турцию может занять, как минимум, 3 года.

К тому же израильско-турецкий газопровод может покрыть максимум только 20% импортируемого ЕС газа из России. Поэтому нужны дополнительные проекты, раз для этого есть соответствующий потенциал. Сравнительно недавно турецкие власти сообщили об обнаружении крупных запасов природного газа в акватории Черного моря, которых, как они утверждают, хватит для удовлетворения мировых потребностей в газе в течение 45 лет. Разумеется, такое заявление больше похоже на гиперболизированный пиар, нежели на реальные данные. Но тем не менее, видимо, это месторождение довольно крупное, раз турки так всполошились.

Необходимо отметить, что Турция граничит со странами, имеющими три четверти разведанных мировых запасов нефти и природного газа. Помимо израильского газа, Турция претендует на транзит энергоресурсов из Азербайджана, Ирака (включая Иракский Курдистан), Ирана и Туркменистана. Ряд экспертов думает, что одной из главных целей военных операций Турции в Ираке является создание там нефте- и газопроводов – с дальнейшим их транзитом через турецкую территорию в Европу. (Полагают, что для этого в конце апреля Турция начала военную операцию «Коготь-замок» на севере Ирака (регион Курдистана.) Впрочем, Турция уже поставляет газ из иракского Киркука через свой средиземноморский порт Джейхан в Европу. Сейчас работают над увеличением этих поставок. С давних пор есть нефтепровод из Киркука в Джейхан, перекачивающий 600 000 баррелей в сутки.

Турция еще с Израилем обсуждает перспективы по использованию израильских трубопроводов для доставки газа из Иракского Курдистана в Европу. В случае с Ираном все гораздо сложнее, учитывая антииранские санкции. Более того, для развития иранских углеводородных месторождений необходимы время и многомиллиардные инвестиции.В то же время, несмотря на санкции, сегодня поставляется 10 млрд кубометров иранского газа в год по газопроводу Тебриз-Анкара. Примечательно, что Иран практически готов поставлять свой газ в Европу в объеме 5-6 млрд. кубометров газа по Южному газовому коридору.

Отдельно следует выделить поставки газа и нефти из Азербайджана, так как к этому маршруту могут присоединиться Туркменистан и Казахстан. Газ из Азербайджана в Европу транспортируется по Трансанатолийскому газопроводу (TANAP, его мощность 10 млрд кубометров газа в год). По Южно-Кавказскому газопроводу из Баку через Тбилиси в Эрзурум ежегодно поставляется 6,6 млрд кубометров газа. И Азербайджан готов увеличить эти объемы, только если к этому проекту присоединятся Туркменистан и, допустим, Казахстан. Первоначально было заложено, что за счет новых компрессорных станций пропускная способность TANAP будет доведена до 24 млрд куб. м в год, а в будущем его мощность выйдет на 31 млрд куб. м газа в год. Сегодня говорят о гипотетической возможности увеличить мощности TANAP до 50 млрд кубометров.

В феврале прошлого года Турция заявляла, что будет добиваться организации поставок газа из Туркменистана в Европу. Весной 2021 года Туркменистан и Азербайджан спустя 30 лет договорились о совместной разработке ранее спорного нефтегазового месторождения в Каспийском море под названием «Достлук» («Дружба»). Это небольшое месторождение, но оно может стать первой ласточкой совместного туркмено-азербайджанского сотрудничества по разработке своих нефтегазовых месторождений на Каспийском шельфе. Туркменистан работает над возможностями подключения к трубопроводной системе Азербайджана посредством прокладки по дну Каспия газо- и нефтепроводов.

В настоящее время Туркменистан проводит с Азербайджаном, Турцией, Грузией и ЕС переговоры по возможностям строительства газопровода по дну Каспийского моря. Транскаспийский газопровод (ТКГ) будет длиной в 300 км вплоть до стыка с Южным газовым коридором. Два года назад был создан консорциум компаний, состоящий из европейских Edison Technologies GmbH, MMEC Mannesmann GmbH, Air Liquide Global E&C Solutions в партнерстве с китайской SINOPEC Engineering Group, заявивший о готовности строительства ТКГ. Однако Иран выступает против строительства ТКГ, параллельно настойчиво предлагая свою газотранспортную систему для поставок газа в Европу. Но для реализации этих амбиций Ирану необходимо существенно модернизировать свою газотранспортную систему, что невозможно из-за американских санкций.

Вдобавок ко всему, с учетом обязательств Ашхабада по поставкам газа в Китай и Россию, Туркменистан в ближайшее время не сможет разработать дополнительные объемы газа для поставок в Европу. К 2025 году Узбекистан намерен прекратить экспорт газа с целью обеспечения им своих граждан, а также для переработки. В этих условиях возрастает роль Казахстана, как потенциального поставщика дополнительных объемов нефти и газа в Европу. Нельзя исключать, что, пригласив Иран в проект ТКГ, можно будет добиться запуска этого газопровода. (Сегодня Иран и Россия против ТКГ, ссылаясь на экологические риски. Вовлечение Ирана в проект, думается, решит эту проблему.)

Отталкиваясь от вышесказанного, нужно отметить, что Турция уже сейчас играет важную роль в поставках нефти для Запада по трубопроводу Баку-Тбилиси-Джейхан (БДТ). Мощность БТД равна 50 миллионам тонн нефти в год. Как известно, казахстанская нефть до БДТ перевозится по Каспию на танкерах. Вот только в последние годы наша нефть по БДТ поступала в очень небольших объемах. Казахстанская нефть в Европу отправлялась только по КТК (Каспийский трубопроводный консорциум) и нефтепроводу «Атырау-Самара». Кризис на КТК, санкционный режим против России резко увеличил привлекательность БДТ для нашей нефтегазовой отрасли. Хотя диверсификация поставок энергоресурсов изначально должна была быть руководящим принципом нашего правительства. Как гласит главный принцип бизнеса: не складывай все яйца в одну корзину!

Тем более что крупнейшими покупателями казахстанской нефти являются именно европейские страны - Италия, Голландия, Швейцария, Франция и Румыния. Ко времени будет сказано, что казахстанская газовая отрасль сейчас развивается более активнее, нежели нефтяная промышленность. По планам к 2040 году Казахстан намерен добывать газа на 52% больше - 84,4 млрд куб. м в год. Добыча и экспорт нефти к 2035 году также возрастет на 39% и 49%, соответственно. На сегодня Казахстан осуществляет экспорт газа в Россию, Украину, Швейцарию, Узбекистан, Китай и Польшу. Правда, максимально мы пока экспортируем меньше 10 млрд кубометров газа. Казахстан в ближайшее время настроен выйти на добычу около 70 млрд. кубометров газа в год (за прошлый год добыто 54 млрд кубометров газа).

Кстати, Казахстан уже извлекает выгоды из амбиций Турции быть транзитным энергохабом для европейских стран. За 3 месяца этого года казахстанский экспорт в Турцию вырос в 2,3 раза, составив 1,25 млрд долларов. Причем в этом объеме превалируют нефть и нефтепродукты, мазуты и сжиженные газы. Помните, в марте произошла авария на КТК и резко снизились поставки нашей нефти в Европу. (Получается, основной объем поставок нефти через Каспий в Турцию в эти три месяца был в марте т.г.) Тогда правительство в партнерстве с Азербайджаном и Турцией стало наращивать возможности транзитно-торгового маршрута через Каспий.

И вот мы видим итоги этой работы. Как бы то ни было, данный факт говорит о том, что Турция может быть хорошим партнером для транзита наших энергоресурсов в Европу, способным в кратчайшие сроки организовывать необходимую нам помощь в этом деле. Учитывая культурно-историческую близость Турции к странам ЦА, можно считать, что развитие торговых маршрутов через турецкую территорию будет лишь укреплять государственность и безопасность наших стран. А весь данный спектр международного сотрудничества в это неспокойное время является наиболее востребованным для государств Центральной Азии.

Фото из открытых источников



Талгат Мамырайымов