Алматы

05.11.2021

Казахская демонология: проводники и посредники

С какого боку ни подойдешь к казахской демонологии, все равно приходишь к шаманизму – в целом, как к системе, и в частности, в качестве прикладного механизма. Это и понятно: почитание аруахов, общение со злыми и добрыми духами и все другое, о чем мы говорили в предыдущих материалах о казахской мифологии, тесно связано с деятельностью баксы.


Однако в настоящее время определенная часть общества скептически относится к этой практике. Мы никого не собираемся переубеждать – просто обратим внимание на некоторые моменты, о которых следует знать, чтобы было хотя бы общее понимание того, почему так происходит.


Мракобесы или...?

Действительно, отношение к шаманам в нашем обществе, мягко говоря, неоднозначное. Неверие в шаманов бывает разное - от скептицизма и легкой иронии до воинствующего отрицания и призывов «жечь на кострах». На наш взгляд, этому причиной, как ни странно, являются две вещи – наследие недавнего атеистического прошлого и усиливающаяся религиозность. Сразу необходимо отметить, что по второму пункту имеется в виду отличия веры от религии и религии от веры – объяснять эту разницу, наверное, не надо. Важно отметить другое – тех, кто практикует шаманизм (камлание) и их «клиентов», нередко называют «мракобесами» и «кафирами».

Не станем на этот раз разводить теологические споры и что-либо доказывать, но подчеркнем главную мысль – среднестатистический казах может верить в аруахов, но при этом скептически (как минимум) относится к баксы. Не говоря уже о том, что большинство никогда не прибегала к их «услугам» и даже не видела воочию процесс камлания. Несомненно, среди нынешних практикующих шаманов немало мошенников или просто тех, кто «верхушек нахватался». Более того, по нашим наблюдениям, таковых в разы больше, чем «настоящих» и «плодотворных»

С «атеистическим прошлым», на первый взгляд, все ясно и понятно – в особых пояснениях этот пункт не нуждается. Но все же следует подчеркнуть, что в целом в мире шаманизм становится все более патриархальным, отдельные факты, появляющиеся в новостных лентах (в основном, из африканских стран) становятся предметом троллинга и сатиры, а если что-то положительное и проявляется, то только в виде «голливудских фэнтэзи». Другими словами, особого ренессанса в глобальных масштабах шаманизм (как практический, так и теоретический) не переживает, что, впрочем, вполне объяснимо и является естественным историческим ходом.


МАТЕРИАЛЫ ПО ТЕМЕ:

Да помогут нам духи предков!

Казахская демонология: Духи в помощь

Казахская демонология: Живой животный мир


Здесь пару слов стоит сказать про саму историю. Через шаманизм прошли буквально все народы мира, как ныне существующие 3или «модернизированные», так и ушедшие в небытие или слившиеся с другими. Однако их потомки в виде ученых, теологов и религиоведов на протяжении последней пары столетий заявляют, что это «пережитки», а некоторые даже умудрялись перевести слово «шаман» как «бесноватый» или что-то в этом роде. Впрочем, точную этимологию никто сказать не может – большинство сходится на том, что это слово означает «обладающий знаниями» или «несущий свет» («человек света» – «шам-ман»). На самом деле, происхождение этого понятия не столь важно.


Широкий спектр

Про шаманизм сказано много. Мы сегодня не станем всего этого пересказывать даже в виде дайджеста – в том числе и по казахским баксы. Обратим внимание лишь на два основных направления. Раз уж мы ведем ликбез по казахской демонологии, то далеко за рамки выходить не станем (да и места для этого мало) – расскажем о взаимоотношения с духами и поведаем о нынешнем состоянии дел. Второе, наверное, будет в продолжении сегодняшнего разговора.

Вообще, у казахов, как и у любого другого народа, сохранившего подобные традиции, шаманы имели четкую классификацию. Другими словами, каждый занимался своим делом и редко лез на чужую территорию, хотя были и исключения. Были те, кто предсказывал будущее или помогал вспомнить прошлое. Кто-то «открывал дорогу», а другой – лечил от болезней. Некоторые функции шаманов могли нести местные старцы.

Но мы, наверное, не будем слишком растекаться в этом направлении – ведь главное, что практически все они имели тесные взаимоотношения с духами. Есть некоторые сомнения по поводу тех, кто практиковал гадание на бараньей лопатке или кумалаках – мол, к духам это не относится, однако это не так – все, так или иначе, зависит от того (потустороннего) мира.

Стоит обратить внимание на само обобщенное понятие «баксы». Оно происходит от слова «бақ», которое равнозначно можно перевести, как «видеть» и «узреть», а также, как «следить» и «пасти». То есть, это и есть некие пастыри, которые не только обладают тайными знаниями и особым видением, но и вынуждены быть пастухами над родом человеческим.

Насчет «вынужденности» тоже стоит отметить отдельно – многие исследователи ХХ века говорят о том, что быть шаманом это трудная ноша, сопровождающаяся многими лишениями. Чаще всего ими становились «по наследству» (иногда через поколения или по «двоюродной линии»), но нередко было и так, что озарение наступало внезапно.

Подробнее о том, как это происходило и происходит на практике мы поговорим в следующий раз. А вот на чисто «профессиональный» акцент следует обратить внимание сейчас. Речь идет о кузнецах. Это ремесло издавна и у большинства народов имело особую степень почтения, а секреты мастерства передавались от отца сыну, от учителя – подмастерью. В религиоведении даже существует понятие «Культ кузнеца». Считалось, что те, кто работает с железом, мог покорить духов – в том числе и нечистых. Покорить, чтобы использовать в свою пользу или пользу близких.

Это можно проследить не только в фольклоре многих народов (сказки про доброго кузнеца), но и в литературе (помните гоголевкого Вакулу, который самого черта заставил в Питер за чечевичками слетать?), а также в истории – достаточно вспомнить головокружительную карьеру Темуджина (Чингисхана) и Темирлана, чьи имена напрямую связаны с железом и кузнечным мастерством. Ну или другой какой-нибудь личности, которая сначала работала на металлургическом комбинате, а затем достигла высоких успехов в политике.


На поле боя

Но мы отвлеклись. Несомненно, нынешние баксы во многом отличаются даже от живших даже 100-150 лет назад. Как отмечалось выше, существовала некая классификация и внутренняя иерархия. Сейчас стало больше универсализма, который, по идее, тоже оправдан. Но, в любом случае, необходимо четко различать, с какими духами ты общаешься. Ведь, одно дело, если это «классические» аруахи, а другое – духи животных, определенных местностей или же те, кто насылает болезни и прочие неприятности.

Если говорить коротко, то ко всем из них нужен был разный подход. Например, духов той или иной местности нужно было ублажить – принести жертву, провести определенный ритуал, произнести молитву. Скажем, чтобы безопасно проехать через какой-нибудь перевал или «голую степь». Здесь важно было не перепутать имена – ведь они очень ревнивые существа. А вот со злыми духами чаще всего приходилось быть построже, вплоть до вступления в схватку. Правда, такие битвы шаманов со «злыднями» происходили вне человеческого зрения, но все же могли отражаться на нашем мире, вплоть до отражения на самочувствии самого баксы или его клиента – ведь не всегда он мог победить болезнь.

Совершенно другие взаимоотношения были с аруахами. В самом начале нашего ликбеза мы говорили, что у каждого или практически каждого из нас есть свой дух-покровитель. Это могут быть наши ушедшие родители или другие родственники, более «старые» предки или даже какие-то исторические личности. Точно также и у шаманов есть свои духи. Над некоторыми из них они властвуют, с некоторыми, скажем так, сотрудничают, а кому-то должны подчиняться. Как уже отмечалось, единым покровителем у баксы (и не только у них, но и у шаманов многих тюркских народов) является легендарный Коркыт-Ата – изобретатель кобыза и самый первый шаман. Но в настоящее время это утверждение носит некий фольклорный и этнологический характер, а практический смысл скрыт более глубоко. А вот как раз о практической стороне казахского шаманизма и некоторых видах камлания мы поговорим в следующий раз.


Окончание следует…


Мирас Нурмуханбетов