Алматы

16.06.2021

Как аукнется Казахстану волна антироссийских санкций


Сегодня в Женеве Байден встречается с Путиным. Мировая пресса и политические аналитики станут ловить каждое слово обоих политиков и стараться «читать между строк». Следить за этим будут и в Казахстане – и в Акорде, и на уютных диванах виртуальных патриотов. Но и тем, и другим нужно помнить, что нарастание напряжения между Западом и Россией может аукнуться в нашей стране намного быстрее и намного эффектней, чем кажется.

Действительно, Россия и Путин вновь становятся главными ньюсмейкерами мировых таблоидов, сменяя COVID-19 и Китай. Впрочем, новости о КНР, в которых главный упор делается на геноциде в отношении этнических меньшинств, тоже прямо касается Казахстана, но мы сегодня в большей степени обратим внимание именно на антироссийские санкции и «обновление» политики Запада по отношению к Кремлю.

Для начала следует напомнить, что Москва попыталась втянуть Нур-Султан в контрмеры, используя для этого площадку ЕврАзЭС. Наш МИД дал понять, что это недопустимо – мол, санкции являются политическим инструментом, а «союз» считается экономическим сообществом, а заодно намекнул, что у Казахстана многовекторность, поэтому не подставляйте нас перед Западом. Однако радоваться такому ответу и успокаиваться не стоит (в том числе и об этом мы говорили в прошлый раз). Напротив, это, на наш взгляд, было лишь репликой, неким дипломатическим маневром, причем своевременно сказанным, и, думается, она была всеми правильно понята.

Наверное, не стоит рассказывать все историю санкционных конфликтов, в которых позиция Россия больше напоминала того, кто «назло бабушке уши отморозил». Хотя значительная часть санкций несла, несет и, скорее всего, будет нести персональный (адресный) характер, олицетворением чего является «Список Магнитского», но экономические ограничения странового плана нередко отражались и на казахстанской экономике – об этого не так давно даже намекнул наш президент. Поэтому, хотим мы этого или не хотим, приветствуем антикремлевские санкции или не реагируем на них, они будут негативно влиять на экономическую ситуацию в Казахстане. Если, конечно, правительство и Акорда не станут предпринимать срочные меры по снижению влияния тех же ЕАЭС и ТС на отечественные предприятия, а это вряд ли произойдет. Впрочем, кое-какие вещи в рамках действующих договоренностей можно произвести и несколько сменить ориентиры с союзнических (российских и белорусских) компаний на, скажем, турецкие, западные или даже китайские.

Здесь нужно иметь в виду, что новая волна европейских, американских, канадских и британских санкций может нагрянуть значительно быстрее, чем было в прошлые разы. На сей раз уже не будет бюрократических преград, вряд ли можно будет наблюдать сомнения среди голосующих, а новости с судебного процесса по крушению МН-17 лишь добавят им уверенности. Несомненно и то, что сегодняшняя двусторонняя встреча Джо Байдена и Владимира Путина в Женеве также расставит некоторые точки над «ё» или, по крайней мере, выявит траекторию дальнейшего движения.

По стечению обстоятельств накануне этой встречи один за другим прошли два саммита «сильных мира сего»: «Большой семерки» – в Лондоне, а затем НАТО – в Брюсселе. Правда, «российский вопрос» обсуждался в большей мере на втором мероприятии (как в открытом формате, так и за закрытыми дверями), что само по себе обозначало, что Россия вновь стала восприниматься как угроза миру. Если коротко, то ее стали дипломатично, но четко называть стороной в военном конфликте на юго-востоке Украины, при этом для нее самой, как и для Грузии, открыли двери в Североатлантический союз. В итоговом коммюнике «натовцы» призвали Москву отказаться от термина «недружественные страны», отреагировали на бряцание Кремлем ядерным оружием, но все же заявили: «Мы продолжим стремиться к конструктивным отношениям с Россией, когда ее действия это позволяют».

Думается, ключевым словом в этой строчке является «когда». Официальная Москва на сегодняшний день никак не отреагировала на выдвигаемые условия и прозвучавшие заявления. В день заседания глав НАТО вышло интервью Путина американскому каналу NBC, но там ничего особенного и нового не прозвучало – ответы были в стиле «вы все врете!», а если вернуться к слову «когда», то можно прийти к выводу, что никогда. Впрочем, ничего другого ожидать не приходилось.

Казалось бы, при чем здесь Казахстан? Однако не только по старой привычке, но также исходя из нынешней обстановки, наша страна часто ассоциируется не только в качестве экономического, но также военного и политического союзника. Помимо действующих двусторонних договоров о «добрососедстве» и вхождения в группировки типа ОДКБ, есть некие «исторические корни», закрепленные «дружбой диктаторов», о чем на Западе знают не хуже нашего. Хуже то, что такое «союзничество» признают в Москве и Нур-Султане, и при всей ее многовекторности, выдвигают приоритетом. Доказательств тому столько, что мы даже приводить их не будем – чтобы, упомянув об одних, не забыть про другие.

Однако Штаты и Евросоюз официально признают нашу независимость и даже кое-что делают, чтобы притушить пророссийские настроения среди руководства Казахстана (еще на слуху визит бывшего теперь главы Госдепа в нашу страну). При этом оно (руководство) официально давало понять, что само решает за себя и свой народ, параллельно усиливая интеграцию в пользу северного соседа. Скорее всего, Запад чисто из дипломатических соображений предпримет еще пару попыток в этом направлении, заодно намекнув и о других, чисто казахстанских санкциях, но вряд ли это даст какой-то эффект. Коротко говоря, Нур-Султан не станет «в этот трудный для России момент» отказываться от «вечной дружбы».

Чем это чревато? Учитывая тот момент, что мы де-факто находимся в российском информационном поле, то следует ожидать нагнетания антизападных настроений. Конечно, большинство казахстанцев уже определилось со своими личными внешнеполитическими приоритетами, однако при новых информационных технологиях всегда можно несколько изменить свои взгляды. Ведь не зря в последнее время предпринимаются попытки «задобрить казахов» со стороны российских СМИ и блогеров-миллионников, делая наш народ и его представителей добрыми, умными и великими. Естественно, заодно не прекращаются чисто шовинистические и имперские замашки типа «Семипалатинск – это наш город», но казахи, кажется, уже выработали иммунитет к таким претензиям.

С другой стороны, осложнение отношений между Россией и Западом может вынудить общество к очередному пробуждению – в случае, если грамотно связать одно с другим, а потом спроецировать все это на внутриполитическую ситуацию в Казахстане. То есть, как говорят, нет худа без добра. Но дело в том, что без добра, выведенного через офшоры, могут остаться те, кто сегодня принимает ключевые решения в стране, сидят «на трубах». Здесь уже включается чисто политический резонанс, который в отличие от общественного в большей степени будет склоняться в сторону Кремля и его нынешнего хозяина. В этом плане Акорда (а заодно и «Библиотека») встанет перед серьезным выбором, на чьей стороне оставаться, а отговорки о нейтралитете и многовекторности на этот раз уже не помогут. Конечно, можно понадеяться на дипломатический опыт нынешнего президента, но одних надежд мало – надо поддержать его хотя бы для того, чтобы Касым-Жомарт Кемелевич на гражданское общество сослался, принимая то или иное решение (которое может не понравиться Москве). Можно еще и на экономический фактор надавить, так как в любом случае антироссийские санкции нехорошо скажутся и на наших предпринимателях и населении. В любом случае главное держать марку. Причем делать надо это не только президенту и правительству, но и нам с вами – ведь, хочешь или не хочешь, а Россия с одной стороны наш официальный союзник, а с другой – почти такой же официальный оккупант.


Мирас Нурмуханбетов