Политика

Я б в чиновники пошел…

Мурат Халилов

29.01.2024

В стране незримо назрела самая предреволюционная ситуация в области государственной службы. Но с некоторыми поправками к известной формуле Ленина, «когда низы не хотят, а верхи не могут» (жить по-старому). В данном случае, верхи, а точнее, самые верхи сами инициируют перезагрузку управленческого аппарата, низы, вроде бы, согласны. Настоящим тормозом являются сами чиновники (практически все их слои), которые не хотят ничего менять. К ним же следует добавить и тех, кто стремиться стать начальником. Можно ли кардинально исправить ситуацию эволюционным путем, не прибегая к революционному? Попробуем разобраться.

Можно и нужно начать с признания того, что у значительной части народонаселения укоренено мнение, что чиновником быть хорошо и выгодно. Тут, как некоторые полагают, дело не в национальной черте, а скорее в устоявшейся социальной составляющей. Если слишком глубоко не копать в историю, то, исходя из советской практики, выявляется образ «бастыка», который, кроме хорошей зарплаты, получает спецпаек, возможность отовариваться в отдельных магазинах без дефицита и, конечно, становится частью административного ресурса.

МАТЕРИАЛЫ ПО ТЕМЕ:

Суд да дело

Парламентские, слушайте!

Правда, вру

Возможность руководить, а точнее, командовать – это дополнительный бонус, который для некоторых является основным. В этом плане выступает так называемый «сидром вахтера» (или шлагбаумщика), и в этом, действительно, есть кое-какие генетические корни. Ведь общинная система, из которой мы все родом, дает о себе знать во многих сферах жизни. Другое дело, что почему-то на поверхность выходят лишь негативные факторы такой «генетики», но факт остается фактом – многие хотят стать чиновником-начальником, разделяясь на тех, кто стремится сделать это естественным путем, через планомерное продвижение по карьерной лестнице, и тех, кто форсирует события через взятки и кумовство.

В этом плане обращает на себе внимание короткий пост политолога Данияра Ашимбаева. Как бы кто к нему он ни относился, но он все же является одним из авторитетных экспертов в области чиновничьего аппарата. Оказалось, что в минувшую пятницу он участвовал в заседании Общественной палаты при мажилисе, где обсуждались поправки в антикоррупционное законодательство. Обсуждали достаточно бурно: есть вопросы и к законодательству, и к практике. «Поставил вопрос о том, что лица, которые платят мошенникам за назначение на ту или иную должность, по сути являются взяткодателями. И неплохо было бы предусмотреть их уголовную ответственность. Сейчас это не коррупция, поскольку деньги получают не чиновники, но это явная и даже деятельная готовность к ней», – написал Ашимбаев и задался вопросом: «Нужны ли такие кадры на госслужбе или в госсекторе?».

Ответ на него очевиден. Но если подкрепить слова политолога фактами, то вспоминается случай, когда несколько подобных мошенников разыграли целый спектакль (причем, с привлечением актеров, сыгравших роли больших людей из АП и их телохранителей) по продаже должностей акима Актобе и замакима Актюбинской области. Цена вопроса была 500 000 и 250 000 долларов, соответственно. В итоге четверо подсудимых получили от 5 до 7 лет лишения свободы, а еще один – 5 лет условно, так как активно способствовал расследованию. В августе прошлого года 3,5 года колонии получила женщина, которая обещала гражданину А. трудоустроиться акимом города Кентау «всего» за 8 млн тенге (около 9 тысяч долларов).

Конечно, обидно стало за Кентау, но непонятно, как было выявлено данное мошенничество, и кто был инициатором сделки. То есть, можно ли считать этого самого А. потерпевшим. А если бы эта дама действительно помогла бы? Ведь в данном случае удивила только цена кресла акима, а не сама возможность такого. Тем более, если порыться в новостных лентах, заглянуть в «судебный кабинет» или запросить данные в департаментах полиции по регионам, то в целом по стране может выявиться десятки таких случаев, когда кто-то продает должности. Пусть не такие большие, но все же. Кроме этого, в соцсетях временами появляется прейскурант стоимости тех или иных должностей, в том числе, в правоохранительной системе.

В полиции, надеемся, какой-то порядок (на полную и кардинальную «перезагрузку» рассчитывать не приходится) наведет предстоящая внеплановая аттестация, о которой стало известно на недавнем расширенном заседании коллегии МВД. В нем участвовал и президент страны, который, с учетом его дипломатичности, довольно резко раскритиковал полицию. «Нельзя допустить, чтобы аттестация превратилась в инструмент для сведения личных счетов. Главная цель – очистить личный состав от некомпетентных и нечестных в работе руководителей, что позволит сформировать профессиональный кадровый резерв», – сказал тогда Касым-Жомарт Токаев, недвусмысленно добавив, что Администрация президента будет осуществлять контроль за этим процессом.

То есть, Акорда в лишний раз доказала, что намерена всерьез заниматься «кадровым вопросом» и впредь. Вообще, Токаев постоянно, по поводу и без оного, говорит об этом, мы же приведем последний пример. В своем интервью газете EGEMEN QAZAQSTAN он дважды коснулся этой темы, но хотелось бы обратить внимание на одну мысль, высказанную относительно «омоложения» чиновничьего аппарата. Признав, что «у молодых управленцев недостаточно опыта, амбиции, и отсутствие критической самооценки порой мешают им в должной мере самореализоваться», глава государства констатировал: «Тем не менее, мы даем шанс новой генерации профессионалов проявить себя. Эта политика будет продолжена».

Можно было немного поспорить с Касым-Жомартом Кемелевичем, тем более, что другой политолог, Андрей Чеботарев, как-то отмечал, что молодежь в политике может стать тормозом для реформ, в том числе и из-за амбиций, которые перекрывают профессионализм и понимание целей. Но мы сейчас немного о другом. Целиком согласны, что омолаживать все уровни власти необходимо – это аксиома, не требующая доказательств и аргументов. Но дело далеко не всегда в возрасте, главное – это отношение к делу и (что более важно) к людям. Зачем набирать на госслужбу тех, кто изначально туда идет только из-за причин, о которых мы говорили в самом начале – чтобы почувствовать себя начальником? Со всеми вытекающими отсюда последствиями и преференциями.

Более того, это опасно для общества, государства и тех же реформ, когда молодежь начинает мыслить также, как «агашки» из старого Казахстана или более старого соцреализма. Другими словами, не так страшны угрозы от реванша пресловутых «староказахстанцев», чем то, что их методы управления на разных уровнях, как какой-то вирус, передадутся молодому поколению.

Как этому противостоять? Можно, конечно, всех претендентов на госслужбу пропускать через детектор лжи или устроить жесткий экзамен в этом плане, но надо помнить не только о «синдроме вахтера», но и о правиле «убить дракона». То есть, молодой человек на начальном уровне вполне искренне может пойти в чиновники, чтобы помогать людям и стране, но вжившись в систему, может «подхватить вирус». Тотальная чистка, как мы понимаем, тоже пока невозможна (хотя, а почему бы и нет?). Поэтому «менять систему» нужно другими способами.

Безусловно, прежде всего, нужно менять сознание. Тут речь не только и не столько о президентских инициативах, тем более, он хоть и ратует за реформы, но в глазах многих он тоже чиновник. Впрочем, «нулевая терпимость», о которой периодически говорит президент, должна распространяться и на те же взятки. Опять-таки, не будет спроса, пропадут и предложения. Другими словами, не обязательно ждать, когда система реформируется сверху, а, как бы это банально не звучало, начать с себя. Хотя будет полезно объективно прислушиваться и к тому, что говорит и предлагает Токаев.

Можно кое-что конкретное сделать и на законодательном уровне, но это больше вопрос (и призыв) к нашим парламентариям. Но от нас есть короткое и конкретное предложение, которое может дать правовой толчок к будущим изменениям и стиранию грани между чиновниками и простолюдинами. Если коротко, нужно убрать из Конституции, Уголовного кодекса и некоторых других нормативно-правовых актов понятие «сословие». Оно, между прочим, считается устаревшим даже в толковом словаре, а уж в политическом понимании должно и вовсе быть признанным архаикой с гарантией, что мы к этому больше не вернемся. И тут можно было развить мысль о декоммунизации (десоветизации) государства, общества и сознания, но это уже отдельная тема для разговора.

Фото из открытых источников


Мурат Халилов

Публикации автора

В этот день. Йога, селфи и солнцестояние

Наследие предков и забота о потомках

В этот день. Уничтожение «Калевы»

На пути к Справедливому Казахстану: реформы не стоят на месте

АСД: при чем тут сепаратизм в Казахстане?

В этот день. Независимость, кувыркальщики и антимонополисты

Топ-тема

Другие темы

АНАЛИТИКА | 21.06.2024

Допарились — как Казахстан решил очиститься от вейпов

ОБЩЕСТВО | 21.06.2024

Казахский язык: страж духовных ценностей и идентичности

АНАЛИТИКА | 21.06.2024

В этот день. Йога, селфи и солнцестояние

АНАЛИТИКА | 20.06.2024

Лже-батыры казахстанской политики

ОБЩЕСТВО | 19.06.2024

На страже закона и безопасности

ОБЩЕСТВО | 19.06.2024

Волонтер Екатерина Голотина: Чтобы начать помогать людям, не нужны деньги, нужно желание