Политика

Суд да дело

Мурат Халилов

18.01.2024

Сразу несколько потенциально громких судебных процессов начнутся в обозримом будущем. Одни при этом запасаются попкорном, другие превентивно негодуют о закрытости некоторых из судов, а третьи уже спешат вынести свои решения задолго до вынесения приговоров. Понятно, что некоторые слушания являются лишь поводом для рассуждений и поспешных выводов, но, как нам кажется, сейчас необходимо сконцентрироваться именно на праве, на отношении к этим делам с точки зрения юриспруденции. Ведь поспешность в данном случае может повредить тому самому торжеству справедливости, о котором все говорят.

Сразу обозначим главные процессы, о старте которых было объявлено в последнее время. Во-первых, это дело о превышении служебных полномочий в отношении бывшего первого заместителя председателя КНБ РК Самата Абиша. Во-вторых, это новые обвинения против его старшего брата – Кайрата Сатыбалды, который вместо УДО получил дополнительную «обвиниловку». Третье, на что следует обратить внимание – это передаче в суд дела экс-главы НПП «Атамемекен» Абылая Мырзахметова, а четвертое – намечающийся процесс по заказному убийству ключевого свидетеля «Хоргосского дела» Медета Абишева. И, конечно же, это дело по убийству Салтанат Нукеновой – супруги экс-министра Куандыка Бишимбаева.

МАТЕРИАЛЫ ПО ТЕМЕ:

Парламентские, слушайте!

Правда, вру

РК и РФ. Переломный момент.

Начнем по порядку, хотя, по большому счету, первые три дела можно объединить. Мы не будем, как некоторые, забегать вперед и делать скоропалительных выводов. Но при этом необходимо сделать акцент на том, в чем обвиняют некогда «неприкасаемых» личностей. Напомним, что Абиш обвиняется в превышении должностных полномочий, повлекших тяжкие последствия. Отмечалось, что его дело связано с январскими событиями, а Генпрокуратура подчеркнула, что вынуждена сделать процесс закрытым в связи с тем, что на нем могут быть оглашены моменты, связанные с государственными секретами.

По большому счету, это не только логично, но и правильно. Понятно, что общество ждет показательных процессов и ответов на вопрос, что же все-таки было в январе 2022-го. Но, как нам видится, в данном случае необходимо исходить из интересов государства. Точно также было и с судом над экс-председателем КНБ Каримом Масимовым и его замами. То есть, как говорится, важен сам процесс (как действие и, говоря языком филологии, последовательная смена состояния чего-либо). Вместе с тем, хотелось бы, чтобы после оглашения приговора, мы узнали что-то большее, чем его результативную часть – как минимум, обоснование вины или невиновности подсудимого.

Кстати, мера пресечения в виде подписки о невыезде, примененной к Абишу, у многих вызывает недоумение. С одной стороны, это может показаться неким «договорняком», но надо же исходить из норм права. Если у следствия нет основания думать, что подозреваемый может скрыться от правосудия, то и закрывать его в СИЗО нет необходимости. В данном случае (как и во многих других) нужно делать акцент именно на неотвратимости этого правосудия, а не на мере пресечения или закрытости суда.

Не исключено, что этот процесс (уже как порядок разбирательства судебного дела), а также все то что на нем будет озвучено, может повлечь за собой и другие расследования. Прецеденты тому уже есть, и в первую очередь, касающиеся его брата. Так, новое дело в отношении Кайрата Сатыбалды в этом плане тоже было неоднозначно воспринято в обществе – мол, это слишком легкие обвинения. Но это только на первый взгляд. Ведь отмывание доходов, полученных заведомо преступным путем, говорит не только о самом «отмывании», но и том, как получены эти доходы. То есть, племянник экс-елбасы может стать одним из фигурантов реестра лиц, попадающих под действие закона о возврате государству незаконно полученных активов. А вот упомянутое Антикором досудебное расследование по факту уклонения от налогов открывает широкие перспективы и может (должно) научить граждан платить эти самые налоги.

Про дело Абылая Мырзахметова мы на этот раз много говорить не будем. Но следует отметить, что оно напрямую связно с предыдущим тем, что там фигурирует брат Кайрата Борнабаева, как бывшего представителя семьи первого президента. В этом деле больше вопросов, чем ответов, поэтому пока не будем особо вникать в него или развивать какие-либо теории. Вместе с тем, необходимо отметить, что оно может не повлечь за собой большого внимания со стороны общества, что, в принципе, объяснимо – фигуранты не такие уж большие, по сравнению с другими процессами. Единственное, что может возбудить интерес, это какие-то неожиданности в ходе судебных слушаний, но пока о них говорить еще рано.

Что касается окончания досудебного расследования в отношении Куандыка Бишимбаева и других лиц, то этот процесс является общественно значимым с точки зрения неотвратимости наказания. Обе стороны уже успели высказаться по этому поводу. Если представители потерпевшей отмечали, что все процессуальные действия проведены, то защита стала открыто намекать, что у следствия нет достаточных улик против подозреваемого. Другими словами, стало ясно, что защита избрала тактики полного отрицания вины.

Но, опять-таки, мы не собираемся забегать вперед, кого-то обвиняя или, того хуже, оправдывая. В данном случае на кону открытость процесса с точки зрения торжества права. При этом необходимо учитывать, что в деле существуют некоторые подробности интимного характера, которые совершенно не обязательно знать широкому кругу. Поэтому дело об убийстве Салтанат Нукеновой (включая обвинения о недонесении о преступлении) необходимо рассматривать с точки зрения общественного резонанса и выработки той самой нулевой терпимости, о которой не раз говорил президент, и о чем постоянно говорят правозащитники.

По некоторым данным, 19 января должен стартовать процесс (предварительные слушания) по убийству Медета Жамашева, которое произошло почти 12 лет назад – в июне 2012 года. Если коротко, он был одним из ключевых свидетелей по самому громкому в то время «Хоргосскому делу», и теперь его устранение рассматривается как заказное убийство, одним из фигурантов которого является Талгат Махатов. Тут тоже не будем забегать далеко вперед, но скажем, что за этим процессом (в случае вынесения обвинительного приговора) могут последовать некоторые другие дела и всплыть фамилии больших людей, которые тоже еще недавно считались «неприкасаемыми». Более того, они, наоборот, в свое время сами могли засадить кого угодно. Но, судя по всему, их время ушло.

В целом же все подчеркнем, что все эти суды были невозможны еще пару-тройку лет назад. Сейчас же они потихоньку начинают восприниматься обществом, как само собой разумеющееся. И пусть некоторые из них «закрываются», но повторимся – главное, что они идут. Тут необходимо отметить ведущую роль Генеральной прокуратуры, работа которой действительно радует и внушает оптимизм.

Фото из открытых источников


Мурат Халилов

Публикации автора

Трамп против пули

В этот день. Юлий Цезарь и другие именинники

Осторожно, дезинформация!

Совесть нации. Миссия выполнима

В этот день. День рождения туризма

Наследие предков и забота о потомках. Часть IV

Топ-тема

Другие темы

АНАЛИТИКА | 15.07.2024

Трамп против пули

ГЕОПОЛИТИКА | 15.07.2024

Иран на пороге больших перемен

СПОРТ | 13.07.2024

Неудачное начало: обзор первых игр казахстанцев на еврокубках

ОБЩЕСТВО | 12.07.2024

Ценности за гранью: чего добиваются представители ЛГБТ-сообщества

АНАЛИТИКА | 12.07.2024

В этот день. Юлий Цезарь и другие именинники

СПОРТ | 11.07.2024

Парадоксы гимнастики в РК: чем хуже условия, тем лучше результат