Алматы 15.01.2024 7068

Парламентские, слушайте!

В конце минувшей недели закончились выезды депутатов мажилиса в регионы, и с сегодняшнего дня они приступают к работе. Чем будет заниматься нижняя палата парламента в 2024-ом? Ограничатся ли депутаты только тремя основными направлениями деятельности – законотворческой, отправлениями запросов и встречами с избирателями? Чего мы не увидели от них в ушедшем и что хотелось бы увидеть в наступившем году? Эта тема не такая уж скучная, как может показаться сначала, тем более, мы ее сегодня сведем к советам и наставлениям нашим парламентариям.


Без лишних прелюдий начнем с основной задачи депутатов – законотворческой. При этом сразу оговоримся – де-юре у парламентариев рабочий год начинается в сентябре, поэтому правильнее было бы оценивать их работу по сессиям. Но, скажем, в правительстве другие алгоритмы, и если говорить о законотворческой деятельности, то кабмин исходит как раз из года календарного. И как раз оттуда мы получили официальную инсайдерскую информацию о том, что на 2024 год министерствами и ведомствами запланировано подготовить 18 различных законопроектов. Понятно, что это плановые мероприятия, а на самом деле новых или обновленных нормативно-правовых актов может быть больше (и даже значительно больше). Надо также учитывать, что речь идет о документах, подготовленных в правительстве, а рассмотрение их парламентом может затянуться на многие месяцы.

МАТЕРИАЛЫ ПО ТЕМЕ:

Правда, вру

РК и РФ. Переломный момент.

2024. Диктатура закона и порядка

Так, в планах спустить в мажилис законы о республиканском бюджете на 2025-27 годы, абсолютно новый «цифровой кодекс», поправки в ряд законодательных актов, в том числе об отмывании капитала, а также дополнения и изменения в Административный кодекс. В общем, со стороны может показаться рутиной. Хотя внимания заслуживает законопроект под названием «О тестировании на профессиональную добропорядочность». Очень трудно с первого раза (да и со второго тоже) совместить воедино все эти три слова-понятия. Но пока о нем говорить еще рано. А пока известно лишь то, что его разработчиком является АПК, в правительство законопроект должен попасть в октябре, а в парламент – аж в декабре 2024 года.

Но в комитетах мажилиса лежат и другие проекты законов, в том числе и более актуальные. Не будем их перечислять, но хотелось бы обратить внимание на другое. На то, что даже учитывая тот факт, что нынешний состав парламента значительно оживился после последних выборов и туда попали те, кто прежде не имел опыта законотворческой деятельности, но все же с апреля прошлого года мы наблюдаем значительный прогресс у «новеньких» в этом направлении. Безусловно, многое еще предстоит сделать и извечный спор (причем, не только в нашей стране) о том, каким должен быть законотворческий орган – профессиональным или периодически обновляемым, все еще актуален, но само направление, как нам кажется, выбрано правильным.

Однако нужно учитывать, что качество законов иногда выявляется только на практике, когда они заработают. Поэтому существует обоснованное мнение, что ни «родители» нормативно-правовых актов в виде членов правительства, ни его «опекуны» в лице депутатов не способны до конца прогнозировать все последствия. Также отмечается, что участвующие в заседаниях рабочих комитетов представители НПО не могут в существенной мере повлиять на изменение первоначального вида того или иного законопроекта, причем, этому мешает как «неправильное зачатие» в правительстве, так и различные препоны в парламенте. Поэтому в плане законотворческой деятельности хотелось бы пожелать в большей степени консультироваться не только с неведомыми экспертами, но и обычными гражданами – даже если они не являются вашими прямыми избирателями (голосовавшими за вас или вашу партию). Например, можно спрашивать совета в соцсетях. Там, конечно, много лишнего могут накидать в комментариях, но нередко попадаются дельные советы.

В этом плане, говоря о встречах с избирателями и поездках в регионы, мы не будем глубоко уходить в эту тему. Но создается впечатление, что многие депутаты «прогуляли» это направление совей работы, увеличив себе новогодние каникулы. Отметим, что это мы, как журналисты, могли нарочно отслеживать, куда какие народные избранники ездили в начале этого года, с кем и по какой теме встречались, но для массового электората все это осталось тайной. А ведь это направление работы должно было быть примерно таким же, как деятельность в ходе предвыборной кампании – объявления, встречи с народом, выступления в СМИ, горячие дискуссии и так далее. Не видели мы всего этого, господа, не видели. А жаль.

Впрочем, положа руку на сердце, следует признать, что значительную часть депутатов мы не видим и на пленарных заседаниях мажилиса, которые проходят по средам. Мы вполне отдаем себе отчет, что основная работа парламентариев заключается как раз в разработке и доработке нормативно-правовых актов, а те самые депутатские запросы – это дело добровольное. Но это только на первый взгляд, а на самом деле тут дело не в хайпе и не в личных характеристиках народных избранников.

Во-первых, практически все депутаты встречаются с гражданами, причем, не только во время поездок по регионам, но и в специальной приемной в здании парламента. Люди обращаются к ним с жалобами, просьбами, требованиями, нередко видя в них последнюю инстанцию. Но почему-то далеко не всегда видно, чтобы депутат продвигал такие дела. Конечно, для этого не обязательно публично выходить с тем же депутатским запросов на «пленарке», но почему-то за прошедшее время с начала работы VIII сессии мажилиса мы видим буквально одних и тех же с подобными запросами.

Во-вторых, во время «правительственного часа» или прихода членов кабмина в парламент для отстаивания тех или иных законопроектов, атакуют министров тоже одни и те же депутаты. Ведь нередко там поднимаются актуальные проблемы, которые волнуют общество, а вот его (общества) представителей (депутатов) они как будто не волнуют, судя по их безучастным лицам в ходе обсуждения законопроектов.

Мы не предлагаем устраивать драки, как в некоторых латиноамериканских парламентах, но ведь можно быть и поактивней. Тут, опять-таки, дело не во внешней активности, которую можно воспринять за хайп, а в том, чтобы избиратель (в том числе тот, кто не ходил на прошлые и все предыдущие выборы) мог поверить, что новый состав парламента отвечает нормам нового же Казахстана. Более того, можно с уверенностью сказать, что именно депутаты нижней палаты парламента должны быть олицетворением реформ, причем, как реформ сверху, так и снизу.

Тут, пользуясь случаем, хотелось бы пожелать увеличить возможности законодательной инициативы со стороны мажилисменов (да и сенаторов заодно). Кроме этого, в последнее время все чаще поднимается вопрос о наделении депутатов правом парламентских расследований. Это, по нашему убеждению, значительно повысит не только сам статус парламентария, но и уровень доверия среди населения. Впрочем, это отдельная тема для разговора, к которой мы еще вернемся. Да и пожелания эти в большей мере для правительства и Акорды, а сегодня мы говорим с депутатами.

Итак, в плане депутатских запросов и «перекрестных допросов» министров в парламенте хотелось бы количественного и качественного улучшения в этом направлении. Мы понимаем, что те же пленарные заседания ограничены во времени и нужно предварительно записываться. Более того, мы прекрасно осознаем, что можно запросы отправлять адресатам, не озвучивая их в прямом эфире. Да, можно, но лучше все-таки публично. Если не вписываетесь в регламент, то вам, господа депутаты, никто и ничто не мешает выйти в кулуары парламента и пообщаться с журналистами. Даже поделимся секретом – они как раз и ждут чего-то подобного.

Но в большей мере активности от вас ждем мы, как избиратели. Не стесняйтесь делиться с нами своими победами и неудачами. Ведь первое дает веру, а второе говорит о том, что работа все-таки ведется и обнажает новые грани проблем, с которыми нужно бороться сообща. Кроме этого, хотелось бы лицезреть самые настоящие, а не искусственные парламентские слушания по злободневным проблемам общества. Не так, чтобы все было по заготовленным вопросам с тщательно подготовленными ответами, а по-настоящему и в прямом эфире. В общем, мы все еще верим в вас, парламентские работники. Слушайте нас и не говорите, что не слышали.

Фото из открытых источников


Мурат Халилов