Общество

Доверие – основа развитой страны

Талгат Мамырайымов

16.05.2023

В ряде социологических исследований подавляющее большинство опрошенных казахстанцев заявили, что не доверяют другим людям. Два года назад исследование World Values Survey выяснило, что только 22% казахстанцев склонны доверять друг другу. Эти данные ниже даже среднемировых показателей. Помимо низкого уровня доверия друг к другу, в казахстанском социуме широко развито недоверие к социальным и государственным институтам. Почему же в нашем «обществе» наблюдается очень слабый уровень доверия почти ко всему?

Первым делом отметим, что доверие составляет костяк «механизмов», обеспечивающих интеграцию и стабильность общества. Доверие между людьми играет ключевую роль в функционировании горизонтальных и вертикальных общественных отношений. Многие ученые доверие рассматривали как социальный капитал и основу созидания общественных отношений. Упрощенно говоря, социальный капитал – это количество людей, которые могут вам охотно помочь с решением разных проблем, одолжить деньги. А с этим у подавляющего большинства казахстанцев проблемы, иначе они бы не погружались в банковские кредиты.

По разным исследованиям, ни власть, ни легитимное насилие не могут обеспечить на долговременной основе социальный порядок. Это возможно лишь благодаря высокому уровню доверия внутри общества. Социологи выделяют два вида доверия. Первое выстраивается на межличностном уровне, второй вид - это доверие к абстрактным (деньги как инструмент обмена, средства легитимации политической власти) и экспертным системам (системы технического исполнения, профессиональной экспертизы). Другими словами, доверие распространяется на межличностные, политические, экономические отношения, а также институты, организации и социальный порядок в целом. В частности, доверие может выражаться к правительству, пенсионной системе, национальной валюте и т.д. Какое доверие к национальной валюте видно по тому, как люди ломятся в обменники при резких скачках курса тенге, невзирая на успокоительные увещевания властей.

Описанные два вида доверия создают своеобразную единую систему доверия в обществе. По-другому его называют «базовым доверием». И когда оно находится на очень низком уровне, люди, как в нашем обществе, прибегают к квазидоверительным отношениям (взятки, непотизм, блат, «крыша»). Серьезный рост эмиграции, «бегство» капиталов, самоизоляция в кругу семьи или узкой группы являются другими признаками недоверия на базовом уровне. На уровне вертикальных политических взаимоотношений недоверие проявляется в виде абсентеизма (отказа от политического участия), сокращения социальной базы поддержки власти, акциях протеста против государственной политики. Доверие к абстрактным системам созидает ощущение надежности повседневных взаимоотношений. Межличностное доверие минимизирует угрозу «утраты личностного смысла». Два этих вида доверия взаимно дополняют друг друга.

Выдающийся американский политолог Р. Патнэм считал, что развитию межличностного доверия «способствует наличие горизонтальных организаций, контролируемых на локальном уровне; если страной управляет мощный, иерархический, централизованный бюрократический аппарат, это, скорее всего, ведет к подрыву такого доверия». Как показал немецкий социолог Н. Луман, традиционное общество воспроизводит себя через оппозицию «свои»/»чужие», а современное - посредством коммуникации и доверия. Следовательно, именно слабая дееспособность, конкурентоспособность наших политических и социальных институтов является главной причиной того, что казахстанцы стали доверять преимущественно лишь кровнородственным и дружеским связям. Этот же фактор, можно полагать вслед за исследованиями Д. Гамбетты, стал основой для сложения «мафиозных» социальных групп вокруг государственной власти (неопатримониальный режим и прочее).

Межличностное доверие должно быть в балансе (взаимная компенсация в случае низкого уровня каждого из них) с институциональным доверием (доверие к общественно-политическим институтам). В нашем случае это практически не наблюдается, что является главным признаком серьезного кризиса базовых социальных (прежде всего политических) институтов казахстанского общества, государства. Потому-то наша страна с трудом переносит даже относительно небольшие потрясения, как это было в случае с первой волной эпидемии коронавируса, а потом во время январских трагических событий прошлого года.

Французские экономисты Жан Алган и Пьер Каюк показали зависимость роста экономики от уровня взаимного доверия в обществе. Они выяснили, что самый высокий уровень доверия между людьми наблюдается в Швеции, что обуславливает там высокий экономический рост и уровень жизни. В Швеции такого доверия достигли в первую очередь благодаря созиданию хорошего взаимопонимания в обществе на основе открытых, гуманных социальных и политических институтов. К слову, страна с самым высоким уровнем доверия Норвегия (больше 68% норвежцев доверяют друг другу) также входит в число стран с самым высоким уровнем жизни.

Ж. Алган и П. Каюк посчитали, что при таком же уровне доверия, как в Швеции, в странах Африки экономика выросла бы в 5 раз, в Мексике – на 61%, в России – на 64%. Кстати, по подсчетам экономистов, Россия в последние годы потеряла 70% ВВП из-за того, что россияне не доверяют друг другу. В африканских странах из-за недоверия внутри их обществ они недополучают 546% ВВП на душу населения. Между прочим, в Китае, Индии и ОАЭ наблюдается очень высокий уровень доверия внутри их обществ (они являются одними из мировых лидеров по данному параметру).

Немецкие экономисты Пьер Каух и Ян Албер утверждают, что «готовность к сотрудничеству и доверие к людям за пределами семьи является ключевыми составляющими для развития экономики». Ученые считают, что доверие позволяет устанавливать сотрудничество друг с другом, не опасаясь попасть впросак. То есть при недоверии в социуме процветает дезинтеграция и атомизация. Тем более если властям выгодно, чтобы общество было в таком состоянии не позволяющим ему заниматься активным гражданским политическим участием. Между тем доверительное сотрудничество сокращает транзакционные издержки, что сокращает трату ресурсов на контроль за действиями партнеров, контрагентов и сотрудников. В целом, снижение транзакционных издержек – это повышение скорости оборота денег и прироста прибыли.

По подсчетам ученых, одна пятая часть ВВП на душу населения формируется за счет доверия. Рост доверия на 10% приводит к увеличению ВВП на душу населения на 21%. В этом плане тотальный контроль, широко распространенный в нашем социуме, является показателем очень низкого доверия. Собственно, бизнес не может процветать, если нет доверия между партнерами и коллегами. Американский нейроэкономист Пол Зак считает, что гормон окситоцин (в его интерпретации - «молекула морали») лежит в основе доверия, эмпатии и солидарности, которые обеспечивают создание стабильного и процветающего общества. Из этого следует, что низкий уровень доверия может быть свидетельством каких-то серьезных социально-психологических проблем, обусловленных влиянием политических институтов.

Не случайно в антропологии доверие рассматривают как этическую категорию морали, имеющую глубокую психологическую природу. Иначе говоря, доверие появляется как результат развития нравственного сознания, базирующегося на добровольных взаимных обязательствах в общественной и личной жизни людей. Поэтому, по мнению авторитетных исследователей: «Общий уровень доверия зависит в первую очередь от поведения элит, в чьих руках находятся реальные рычаги власти. Их честность и социальная ориентированность повышают доверие, коррупция и стремление к личному обогащению любой ценой — снижают». Можно сказать, что доверие – это энергоресурсы (кровеносная система) социальной, экономической и политической жизни.

Без доверия открытая жизнедеятельность (без коррупции, произвола и насилия) в социуме и государстве становится практически невозможной. Тем более, если в стране законы слабо работают, применяясь по делу в основном при контроле со стороны крупных игроков. Таким образом, богатство, социально-правовая справедливость, сотрудничество, солидарность, консолидация и гуманность во многом производны от уровня взаимного доверия людей. Согласно некоторым исследованиям, инновационная экономика может развиться лишь при наличии высокого уровня доверия в обществе. Одним словом, высокий уровень доверия стимулирует развитие всей страны по всем её сферам.

Да, казахстанские власти сейчас сильно озабочены низким уровнем доверия в стране, и пытаются исправить эту ситуацию к лучшему. В частности, в конце марта принят закон, по которому казахстанские госслужащие могут быть уволены из-за «потери доверия». Но этого недостаточно, чтобы кардинально повысить уровень взаимного доверия казахстанцев. Для этого необходимо кардинальное обновление всех социальных институтов в стране – в первую очередь политических. В Казахстане принята концепция «слышащего государства». Однако на практике она мало работает, ибо многие чиновники не обладают способностями (высокими моральными качествами, эмпатией, социальным и эмоциональным интеллектом), чтобы не просто слышать, что им говорят люди, но и понимать, и принимать «на вооружение» услышанное. Преимущественно поэтому в нашей стране очень низкий уровень доверия как между людьми, так и к политическим институтам. Как может в таких условиях нормально развиваться страна?

Фото из открытых источников


Талгат Мамырайымов

Публикации автора

Астана — Сеул: ресурсы в обмен на технологии

Мирзиёев закручивает гайки: эхо Каракалпакстана

От культа личности к культу смерти — общество современной РФ

Ослабить Китай. Как разбить «союз» КНР, РФ и КНДР

Битва за Ташкент. Москва определилась с главным союзником в ЦА

Китай глядит на север: российская альтернатива для транзита из КНР

Топ-тема

Другие темы

ГЕОПОЛИТИКА | 17.06.2024

Астана — Сеул: ресурсы в обмен на технологии

АНАЛИТИКА | 17.06.2024

Наследие предков и забота о потомках

СПОРТ | 14.06.2024

Демарш в ФФК: кто хочет сместить футбольного президента?

АНАЛИТИКА | 14.06.2024

В этот день. Уничтожение «Калевы»

ИНТЕРВЬЮ | 13.06.2024

Корея и Казахстан стремятся к лидерству в своих регионах — Шерзод Пулатов

ОБЩЕСТВО | 13.06.2024

Право на милосердие. Имеет ли его Карим Масимов?