Алматы

09.03.2021

О шествии, нашествии и токсичных «оппозиционерах»


Вчера в Алматы прошел марш феминисток, что вызвало неоднозначную реакцию в обществе, а точнее – виртуальной ее части. Сдержанно, но с вызывающей настороженностью повели себя на этот раз и правоохранительные органы. В любом случае, прошедшая акция заставляет сделать некоторые выводы и дает повод поразмышлять, каковы на сегодняшний день перспективы развития митинговой культуры, о которой постоянно говорят и во власти, и в гражданском обществе.

Напомним, президент Токаев, а вместе с ним его родное ведомство (МИД) уверены, что принятый в прошлом году новый закон о мирных собраниях – это огромный прорыв в сторону демократии. Не хотелось бы никого разочаровывать, но это, мягко говоря, не так. На самом деле, он еще на этапе законопроекта вызвал волну критики и показал, что, по сути, рождается антимитинговый закон, что, в принципе, было доказано де-юре и де-факто.

Если коротко, то были введены различные ограничения для журналистов и несовершеннолетних, законодательно очерчены места для проведения митингов (до этого было только на уровне постановлений маслихатов, что противоречило Конституции), расставлены «флажки» в плане организации акций, что сузило круг лиц, которые могут созвать мирное собрание и так далее. Да, был введен пресловутый уведомительный характер проведения митингов, но, как показывает девятимесячная практика действия закона, «добро» было дано лишь на несколько мероприятий такого рода, а на деле лишь был усилен и легитимизирован контроль над гражданскими активистами.

Мы не станем разбирать вчерашнюю акцию с точки зрения ее целей и задач, а отметим лишь несколько важных моментов в плане самого «митингового процесса». Во-первых, это был первый и единственный «женский марш» за всю историю Казахстана. И как марш, и как женский. Новейшая история припомнит лишь пару-тройку эпизодов, когда люди шли по улицам города. Сначала это в день похорон Алтынбека Сарсенбаева и на митинге его памяти. Тогда в спонтанной акции приняло участие несколько тысяч человек. В феврале 2014 года до двухсот «несогласных» прошли от памятника Абаю к Монументу независимости (не дошли – ОМОН рассеял митингующих).

Официальные заявки и уведомления (после принятия нового закона) на шествия тоже подавались, но всегда следовал отказ – в том числе и провластным партиям (ДПК «Ак жол» пару лет назад хотела устроить такую акцию на 31 мая). Неделю назад шествие намеривались устроить сторонники Демпартии и их единомышленники, но спецназ устроил им «кеттлинг» и они остались на месте – более десяти часов провели в плотном окружении полицейских.

Вообще, если оценивать эффективность различных акций протеста (мирных, естественно), то шествие значительно продвинутей и лучше, чем митинги и демонстрации, не говоря уже о пикетах (хотя последнее это скорее точечный протест). Даже меньшим числом участников к нему можно привлечь больше внимания и властей, и горожан, чем если бы это был митинг, пусть даже где-нибудь в центре города – а ведь именно внимание является главным «оружием» митингующих.

Вторым моментом является численность прошедшего марша. Точное число его участников назвать трудно, так как шествие немного растянулось, к нему присоединялись новые действующие лица и исполнители, а некоторые не дошли до конечной точки – площади перед Академией наук. По разным данным, речь идет примерно о двух тысячах человек, что является абсолютным рекордом за последние годы, причем независимо от «санкционированности» мероприятия. А на этот раз акция была не только разрешена акиматом, но и, как утверждается, поддержана им.

В-третьих, следует обратить внимание на действие-бездействие правоохранительных органов и самих властей. По пути всего следования «марширующих» были выставлены усиленные кордоны полиции, перекрыты дороги, во близлежащих дворах притаились омоновцы. Можно было подумать, что это сделано для безопасности женщин (как и сопровождающие колонну «скорые»), чему подтверждением был небольшой инцидент с каким-то мужчиной (?) в белых колготках и налетевших на него «коммунистах» (впрочем, ничего плохого он не успел сделать), но общее впечатление было обратным – это для безопасности власти, хотя именно для нее эта акция была выгодна в первую очередь. Почему?

Мы не станем называть организаторов, а тем более, участников шествия провластными – слишком глупо будет выглядеть в данном случае это клеймо, но заметим, что на фоне разворачивающихся событий оно выглядит как доказательство наличия в Казахстане демократии, свободы выражения и права женщин на безопасность. А ведь эти пункты и были отражены в памятной резолюции Европарламента от 11 февраля. Представители акимата Алматы или командированные по этому случаю сотрудники Администрации президента, наверное, даже были готовы «возглавить колонну», но это было бы уже чересчур.

Именно этот момент, подозрения в том, что женщинам дали свободно протестовать, вызвало у многих сомнение в искренности акции. Однако здесь стоит взглянуть на происходящее с другой стороны. В первую очередь, прецедент с шествием показал на практике свою эффективность – соцсети заполнили фотографии не только самих его участников, но и тех, кто наблюдал это действие со стороны. В этом плане другие организаторы других подобных акций теперь могут получить аргумент для повторения подобных мероприятий уже под своими знаменами и лозунгами. Кстати, на марше были замечены и плакаты с требованием свободы женщинам-политзаключенным, что подтверждает возможность расширения тематики мероприятия, если на то проявится необходимость.

Также нужно помнить, что митинговая культура – это предмет, который следует изучать не только в теории, но и на практичных занятиях, причем, делать это на свежем воздухе чаще, чем сидя в офисах или дома, на диване. Для властей это тоже пример того, что ничего плохого от этого не будет. Единственным спорным моментом, если смотреть на дело объективно, может стать перекрытие улиц, через которые проходит шествие, но сам акимат в своих целях делает это намного чаще, проводя марафоны, велотурниры, встречая высокопоставленных гостей или просто направляясь утром на работу.

В то же время следует отметить, что за всю историю митингов не было ни одной разбитой витрины или пострадавшего блюстителя порядка (если не считать сбитой фуражки), поэтому аргумент властей об общественной безопасности уже не работает. Понятно, что акиматы отказывают в проведении шествий или просто стационарных митингов по другим причинам, но сейчас настал удобный момент, когда можно проверить их «на вшивость» – подать заявление или уведомление на проведение марша по тому же маршруту и в то же время, что «феминистки», и посмотреть, как на это отреагируют власти.

Но более существенные выводы должно сделать гражданское общество. Если оценить его реакцию на шествие, когда были слышны комментарии от прямой поддержки до критического ехидства, то становится понятно, что в обществе царит митинговое бескультурье. Причем критика и пренебрежение слышны от тех, кто еще вчера говорил (и завтра будет говорить) о необходимости перемен и плюрализме. Поэтому именно нашим согражданам нужно для начала понять, что каждый имеет право на самовыражение, а если это кому-то не нравится, то не стоит уподобляться властям с их митингофобией.


Мирас Нурмуханбетов

Редакция


Елтай Давленов

Нур-Султан


Полат Джамалов

Президент московского фонда «Казахская диаспора»


Серік Ерғали

Нур-Султан


Марат Исабаев

Алматинская область