Алматы 06.03.2023 3499

Предвыборный интерес. Глазами «иноагентов»

Неумолимо надвигающиеся выборы все чаще вызывают противоречивые чувства. С одной стороны, это действительно мощный толчок для развития демократических процессов, а с другой – все еще сохраняющаяся инфантильность у избирателя. Однако, в любом случае, все сходятся в том, что важным моментом в этой кампании является наблюдение. Причем, этим будут заниматься не только местные, но и приезжие наблюдатели. Вот о последних мы и поговорим сегодня – зачем это им нужно?


Действительно, нам предстоят странные выборы. Это какая-то смесь надежд на обновление, гражданско-политической активности, старых технологий подавления и переливающегося через край желаний новой власти доказать, что она по-настоящему новая. Можно и дальше развивать эту тему, причем, по каждому из обозначенных направлений этой смеси, но мы не станем отвлекаться, а обратим внимание на понятие «иноагент», которое мы вынесли в заголовок.

МАТЕРИАЛЫ ПО ТЕМЕ:

Одномандатники. Расклад реформ

Выборы-2023. Кто ты, блогер?

Выборы-2023. Наблюдаем за наблюдателями

Оговоримся сразу – в него мы не вкладывали тот смысл, которые сейчас принято вкладывать в соседней России как с правовой, так и с идеологической точек зрения. Хотя некие подозрения в этом возникают. А вот отталкиваться следует от прошлогоднего мартовского послания президента, которое, как известно, стало основной для очередных конституционных реформ. В них был и пункт о модернизации выборного законодательства, в котором Токаев прямо заговорил о необходимости «законодательно оформить деятельность наблюдателей».

Мы уже как-то отмечали, что это «законодательное оформление» более походит на максимальный контроль государства над независимыми наблюдателями, которые в последние пару-тройку электоральных процессов доставляют большие неудобства властям. Поэтому повторятся не будем, тем более, что поправки в закон о выборах уже действуют. Но обратим внимание на слова Касым-Жомарта Кемелевича, сказанные тогда, 16 марта 2022 года.

Если исходить из нашей сегодняшней темы, то нужно вспомнить слова президента об исключении попыток повлиять на результаты выборов из-за рубежа, а точнее, о «действенных мерах для недопущения какой-либо возможности иностранного вмешательства в выборы в нашей стране». Токаев при этом уточнил: «В первую очередь, это касается обеспечения максимальной финансовой прозрачности всех участников избирательных кампаний, будь то кандидатов, наблюдателей или СМИ».

В принципе, с этим уточнением никто спорить не станет, и оно должно быть так. Особенно, учитывая опыт выборов в Германии и США, на которые так или иначе влияли российские спецслужбы. Однако то, что было принято в наше выборное законодательство, четко не оговаривает, что такое «иностранное вмешательство». Также никто из чиновников и даже парламентариев так и не удосужились объяснить, какие именно угрозы и от кого именно они могут исходить. Поэтому придется нам немного разобраться в этой теме.

Тут, как нам видится, есть три основных риска. Во-первых, «финансирование из-за рубежа» может относиться к нашим соотечественникам, которые «что-то мутят». Причем, речь в данном случае не только о привычном «беглом банкире», для которого, чем хуже, тем лучше, но и о тех, кого в новом Казахстане принято называть реваншистами. Но «иностранцами» их не назовешь. Поэтому идем дальше.

А дальше – это «на север». Мы не откроем великого секрета, если скажем, что Россия всегда, почти везде и нередко демонстративно пытается влезть в выборные процессы других государств, особенно, если это касается стран бывшего «советского блока». Для чего это делается – отдельная и довольно интересная тема, на этот же раз мы просто констатируем, что Акорда лишь намекнула на своего союзника, дав понять обществу, что суверенитет страны превыше всего.

Правда особо не понятно, как от этого иностранного влияния собираются избавляться. Чисто с правовой точки зрения, можно только контролировать поступление в избирательные фонды кандидатов (и партий), а также усилить надзор за наблюдателями (но о втором чуть ниже). Но и до поправок, и после их введения в выборное законодательство не может четко ограничить это самое влияние. Поэтому нужны действия по другим «фронтам». Кстати, задержание координатора и некоторых ключевых исполнителей (все «иностранцы» с характерными фамилиями) нападений на журналистов тоже есть факт прямого зарубежного влияния, пусть даже пока неизвестны имена настоящих заказчиков. Но это так, к слову, а пока можем еще раз подчеркнуть, что конкретно от российского влияния никакими дополнениями и изменениями в конституционный закон о выборах в РК не избавишься.

Но есть и третий момент, который, возможно, беспокоит нынешние власти. Это независимое наблюдение за выборами. Многие не понимают, как с правовой точки зрения контроль за наблюдателями за выборами может повлиять на итоги этих самых выборов? Если, конечно, их проводить честно и прозрачно. Но, по всей видимости, здесь тоже включается фактор превентивного врага и того самого «иноагента». Дело в том, что практически все НПО, занимающиеся изучением электорального процесса в Казахстане и периодически направляющие на участки привлеченных наблюдателей, финансируются за счет иностранных грантов – международных организаций, посольств и так далее. Государство не платит за независимое наблюдение, а если и платит, то с тотальным контролем.

Но несмотря на эти искусственные (и совершенно ненужные) препоны правозащитные НПО уже развернули свою деятельность, а некоторые из них получили аккредитацию в Центризбиркоме. Там же зарегистрировались и миссии наблюдателей из многих иностранных государств и влиятельных международных организаций. Среди них следует выделить миссию от ОБСЕ, а также наблюдателей от Парламентской Ассамблеи Совета Европы (ПАСЕ). Но кроме них есть наблюдатели от стран Европы, Азии и Америки.

Коротко говоря, это небывалый интерес. Понятно, что большая часть из них приехали для формальностей и уже сейчас можно представить их выводы – что, мол, все хорошо, транспарентно и справедливо прошло. Однако без преувеличения можно сказать, что даже первоначальный доклад того же БДИПЧ/ОБСЕ будут ждать во многих столицах мира – и в Брюсселе, и в Вашингтоне, и в Лондоне. Даже в Киеве и Москве. Наверное, не надо объяснять, почему.

Отметим, что Пекин тоже отправил своих наблюдателей. Правда, только двоих-троих. Но здесь более важно присутствие, чем с утра до вечера торчать на избирательных участках. Впрочем, у них есть и другие источники поступления информации – в том числе, от независимых СМИ и из соцсетей.

Резюмируя все вышесказанное, еще раз подчеркнем – для иностранных наблюдателей важно, как будут проведены эти выборы, что продемонстрирует готовность казахстанских властей к реальным переменам. Немаловажное значение имеет и то, кто буде выбран и как на это отреагирует (как посчитает) Центризбирком Казахстана. И не только он. Ведь электоральная кампания – это не только агитация и последующее голосование, но и то, какой страна и общество станут после 19 марта. А вот это нам тоже интересно…

Фото из открытых источников


Мирас Нурмуханбетов