Интервью

Сохраняйте ясную голову, не передоверяйте свою судьбу страхам

Галина Галкина

09.02.2023

4 февраля по инициативе Международного противоракового союза (UICC) отмечается Всемирный день борьбы против рака.

Наша жизнь была бы идиллией, если бы мы ничего не боялись. Но человечество безысходно подвержено страхам. И вместо того, чтобы полноценно жить, мы тревожимся, беспокоимся, впадаем в депрессии, подозрительность. В ряду прочих человеческих страхов, коих множество, - опасение заболеть раком. Хотя по-прежнему лидирующим фактором смертности в мире остаются сердечно-сосудистые заболевания. По данным Всемирной организации здравоохранения, смертность от сердечно-сосудистых заболеваний (ССЗ) уже давно занимает лидирующую позицию в мире и в Казахстане. Но в Казахстане люди умирают от болезней системы кровообращения почти в два раза чаще, чем, например, в европейских странах. Но именно онкологические болезни и процесс лечения протекают тяжело и долго. Ежегодно в Казахстане около 39 тысяч человек заболевают раком, умирают более 14 тысяч человек, на онкоучете состоят 200 тысяч казахстанцев. В РК смертность от онкологии занимает третье место (после смертности от сердечно-сосудистых и заболеваний органов дыхания). Но врачи не сдаются, продолжают бороться с этим грозным недугом. Целая армия специалистов в нашей стране трудится в этом направлении. И есть особая категория врачей – онкопсихологи, их задача - помочь пациенту не впасть в депрессию, вместе пройти весь путь - от отрицания болезни до принятия. Онкопсихологи помогают пациенту направить все свои усилия на то, чтобы, несмотря ни на что, продолжать жить - с пользой для себя и близких, в какой бы стадии болезни он ни находился.

Онкопсихологи не называют своих пациентов «больными», считая, что в этом определении есть некая обреченность. Именуют их «болеющими», подразумевая, что они борются с болезнью. В подходах в лечении обращают внимание на типологию личности пациента. Есть пациенты-борцы, они не сдаются, не теряют оптимизма есть тревожно-мнительные, кто впадает в отчаяние, лишь услышав диагноз, пациенты с эргопатическим типом личности – со сверхответственным, подчас одержимым отношением к работе, которое в ряде случаев выражено еще в большей степени, чем до болезни. И так далее. И к каждому типу личности онкопсихологи стараются подобрать определенный алгоритм психологического сопровождения. И тут важен уровень профессиональной квалификации специалистов – онкопсихологов, которые должны знать все эти алгоритмы, типологии личности, внутреннюю картину заболевания по типам отношения к болезни.

Не все потеряно

Ильмира Рамазановна Хусаинова - кандидат психологических наук, магистр медицинских наук, доцент кафедры общей и прикладной психологии КазНУ имени Аль-Фараби. В ее обязанностях был этап, когда Ильмира Хусаинова работала в бригадах паллиативной помощи тем, кто переходил в 4 клиническую группу, увы, фатальную, в которой уже не показано стационарное лечение.

- В чем заключается роль онкопсихологов?

- Онкозаболевание оказывает сверхсильное длительное психотравмирующее воздействие как на самого пациента, так и на его окружение, близких. Это становится событием в жизни семьи, которое вовлекает ее в так называемый психологический кризис. Болеющий претерпевает длительное лечение, химиолучевую терапию, операции, в основном калечащие, многократные госпитализации, длительное амбулаторное лечения. Все это порождает психологические проблемы. Происходит деформация межличностных отношений, образа своего «я», и возникает социальная дезадаптация. Поэтому пациенты с онкозаболеваниями, их родственники нуждаются в психологической поддержке – на всех этапах, начиная с диагностического. При подозрении на злокачественное новообразование, врач направляет пациента на консультацию к онкологу, и это уже определенное состояние шока. Оказание специализированной психологической помощи важно на всех этапах лечения до окончания диспансерного наблюдения и, к сожалению, на паллиативно-терминальной стадии.

- Как специалисты этого профиля поддерживают тех, кто, к сожалению, не смог победить рак?

- Это самый драматичный момент для пациента, когда он приходит к осознанию, что лечение, которое он принимает, не оказывает положительного воздействия. Моральные и психологические страдания испытывает не только пациент, но и его родные. Больному как никогда нужна поддержка родственников, немаловажную роль тут играет и психологическая помощь квалифицированного специалиста.

Существует определенный протокол сообщения плохих новостей (SPIKES) пациенту, его близким. По большей части общение происходит с родственниками. Так как у нас действует своя восточная модель подачи «плохих новостей». У всех нас есть определенные психологические защитные механизмы: подавление, отрицание, когда пациент отрицает тяжесть своего состояния, уверяя себя и близких, что «все нормально». Своим поведением он призывает окружающих принять его позицию, избавив свое сознание от необходимости признать болезнь. Регрессия — это тоже механизм защиты, развивающийся при слабости личности. Пациент снимает с себя ответственность, уходит в инфантильное состояние: «Вот я заболел, лежу в больнице, зная, что всеми проблемами занимаются родственники». Действительно, близкие ищут клиники, врачей, им первым сообщают о результатах анализов. И все это ложится на их плечи. Здесь мы учим, как правильно выбрать главного ухаживающего, который, в частности, будет заниматься юридическими вопросами, такими, как постановка на учет к районкологу, получение инвалидности и так далее. Он же общается и с другими родственниками, делясь с ними информацией о текущем состоянии болеющего.

- Очень тонкий момент – сообщение о безнадежном положении пациента. Видимо, первый, кто узнает об этом – главный ухаживающий родственник?

- Когда, к сожалению, наступает финальная стадия, именно главному ухаживающему и сообщают, что пациента переводят на 4 клиническую группу, в которой не предусмотрено уже стационарное лечение. К родственникам приходит осознание: «Неужели ничего нельзя сделать?» Самому пациенту, оберегая его психику, сообщают, что ему надо полежать дома, восстановиться после длительного лечения, прийти в себя. Но он продолжает жить надеждами. И здесь на этапе принятия, нам, онкопсихологам, важно проинформировать, что наш пациент не останется один, что у него всегда есть возможность медицинского сопровождения, что к нему, при необходимости, так же будут приезжать врачи, проводить осмотры, давать назначения, проводить терапию боли, делать внутримышечные уколы, перевязки и так далее. Пациент или родственники ведут дневник, чтобы наблюдать динамику процессов. Я сама была в составе мобильной бригады паллиативной помощи, где работают высококвалифицированные специалисты, и понимают, насколько важна эта поддержка пациенту.

До последних дней, даже уже понимая, что наблюдаются необратимые процессы, и онкопациент приходит к принятию неизбежного, все же остается рационально-психологическая реакция: «да, это со мной происходит, но не все потеряно». И пациент принимает решение, что даже если времени осталось не так много, нужно прожить его осмысленно - с пользой для себя и для близких. Мы об этом разговариваем с нашими подопечными.

- Последние дни, часы – самые драматичные. Как настраивают специалисты пациентов проводить это время?

- Некоторые пациенты, находясь в своей 4 клинической группе, относятся к ситуации осознанно, не теряют оптимизма, рассуждают о том, что «мы же не бессмертные, рождены, чтобы однажды умереть». И, действительно, мы ведь не знаем, сколько мы проживем, поэтому нужно ценить мгновения жизни. Важно не сколько, а как! Подчас не болеющие (условно здоровые) люди обесценивают обычную жизнь, не замечая, что солнышко светит, ветер дует, птички поют, руки-ноги двигаются, глаза видят, уши слышат. А ведь это чудесные проявления жизни. И мы предлагаем нашим пациентам 4 клинической группы вести дневник с описанием этих простых вещей, обучая их искусству маленьких шагов.

- Ведут ли специалисты паллиативной помощи философские беседы о том, что после ухода есть некое продолжение жизни, что душа бессмертна?

- Есть направление в психологии – танатотерапия («лечение смертью»), когда онкопсихолог беседует с пациентом о самом важном – о страхе смерти. Психолог побуждает человека проговорить то, что его тревожит. Основным моментом для болеющего бывают переживания за близких: что с ними будет после его ухода? Мы в этих беседах выясняем, что наши пациенты боятся не столько самой смерти, сколько процесса умирания. Они видят, как в хосписе уходят из жизни лежащие рядом люди. Понимают, насколько это непростой момент. Поэтому они боятся остаться без медицинского сопровождения. Как специалист я стараюсь найти те ресурсы, которые еще остаются у этих тяжелых пациентов, не погружая их в тему ухода, настраивая на позитив: «Я выбираю жизнь».

- Люди чувствуют себя одинокими после объявления диагноза, остаются один-на-один с болезнью. Как им помогают онкопсихологи?

- Во время болезни пациентам кажется, что она отделила их от привычного круга людей, забот, интересов, и тем самым сделала нас одинокими. Жизнь представляется поделенной на время «до» и «после» диагноза… Но часто такими одинокими мы делаем себя сами.

Наших онкопациентов я призываю: не позволяйте болезни отнимать у вас личную жизнь. Это ваша жизнь, она продолжается. И как она будет протекать, зависит от самого человека.

О подобных вещах можно говорить и со здоровым человеком. Ведь большей частью он живет отсроченной жизнью: «вот накоплю денег», «сначала куплю машину, потом – все остальное» и т.д. Он откладывает свою жизнь на неведомое будущее.

Позовите священника

Онкопациент 4 клинической группы понимает, что наступил момент, когда уже нельзя откладывать жизнь «на потом». И, сколько бы ни осталось времени, его нужно прожить осознанно. К этому склоняет и психолог, беседуя со своим подопечным.

В семьях верующих людей к уходящему из жизни от онкозаболевания человеку приглашают священника православной церкви или муллу, который помогает справиться с последним в жизни испытанием – покинуть этот мир. Традиция эта имеет исторические корни. Известно, что легендарный казахский борец Хаджимукан Мунайтпасов - первый казах-триумфатор мирового первенства по классической борьбе – будучи в преклонных годах, почувствовав, что завершает свой жизненный путь, призвал к себе муллу. И в этот момент проявил качества борца: он крепился, ждал муллу, не хотел умереть без благословения. Пока мулла читал молитвы, Хаджимукан оставался в сознании. Только с последними словами дух покинул тело атлета.

Протоиерей Александр Суворов, ключарь Вознесенского собора, по долгу службы посещает людей, уходящих из жизни от разных болезней, в том числе - от онкозаболевания. Он проводит таинство соборования, когда человек получает помазание освященным елеем (маслом). Так ему дается помощь Господа - для исцеления душевных и телесных недугов, для покаяния, последней исповеди, а также для приготовления человека к уходу. Таинство называется «соборованием», потому что для его совершения собирается, как правило, несколько священников – собор. Протоиерей Александр Суворов поясняет, в чем заключается сакральный смысл таинства соборования человека, уходящего из жизни:

- Если онкобольной верующий, он регулярно исповедовался и причащался, то у него сохраняется спокойное, мирное состояние. Он искренне верит в вечность души. Он уходит светло, без страха. И каждый такой уход - урок для нас, живых. В последние мгновения жизни материальные ценности, которым придают чрезмерное значение, обесцениваются, все становится на свои места. Прекращается бесконечная гонка за пустым – за властью, статусом, брендами. Человек начинает раскрываться и философствовать. В последний, смертный, час происходит заметный духовный рост. И человек спокойно принимает свой уход.

«Жаман ауру» - «плохая болезнь». Победи свой страх

Ильмира Рамазановна Хусаинова - кандидат психологических наук, магистр медицинских наук, доцент кафедры общей и прикладной психологии КазНУ имени Аль-Фараби:

- У каждого человека должна быть онконастороженность - в хорошем смысле (не канцерофобия). Нужно проходить профилактические, скрининговые мероприятия, выявлять и замечать первые тревожные признаки заболевания. Прогноз будет лучше, он будет влиять на продолжительность жизни. И это касается любого заболевания. К сожалению, к онкологу люди приходят уже во второй, третьей, а то и четвертой стадиях болезни. Есть всеобщая канцерофобия, а у казахов особое предубеждение, которое выразилось в определении слова «рак» – «жаман ауру» - «плохая болезнь». В обществе еще много стигм вокруг этого заболевания, некий ареал смерти. И здесь лишь можно призвать – сохраняйте ясную голову, не передоверяйте свою судьбу страхам. Держите свою жизнь в собственных руках.

Фото АПН и из личного архива


Галина Галкина

Публикации автора

Пекарня возможностей для солнечных детей

Сохраняйте ясную голову, не передоверяйте свою судьбу страхам

Книга формата pocketbook стала первой в библиотеке медиахолдинга

«Славянская ведьма», поджигатели-сценаристы и мыльная опера forever

Вольная борьба воспитывает чувство братства

Ядерный полигон закрыт. Двадцать новых открыто

Топ-тема

Другие темы

АНАЛИТИКА | 24.05.2024

В этот день. Подправить историю

ОБЩЕСТВО | 23.05.2024

Казахские подкасты и русский язык

ГЕОПОЛИТИКА | 23.05.2024

Грузия: Столица подержанных автомобилей Евразии

ИНТЕРВЬЮ | 22.05.2024

Выступление Токаева носило программный характер – эксперт о СМИД ШОС

ГЕОПОЛИТИКА | 22.05.2024

Задействовать все резервы для свободы движения товаров

ИНТЕРВЬЮ | 22.05.2024

Превентивные меры для выявления потенциальных угроз