Алматы 23.12.2022 2257

В этот день. Приватизация

Некоторые читатели упрекают нас, что, обозревая исторические события, мы чаще обращаемся к тому, что Казахстан напрямую не касается. Спорный момент, но сегодня мы поговорим о приватизации. Тем более, есть хороший повод – 23 декабря 1995 года президент Назарбаев подписал указ, имеющий силу закона «О приватизации». Хороший повод вспомнить о «лихих 90-х» тем более, многие читатели были вполне зрелыми, чтобы осознавать, что происходило в те годы и во что это вылилось сейчас.


Да, возможно, мы иногда в рубрике «В этот день» отходим далековато от Казахстана, хотя, так или иначе, все имеет отношение и к нам, и к нашей стране, и сегодняшнему дню. Впрочем, спорить не станем. Лучше обратимся к теме приватизации. Как бы кто бы не отрицал, она касается каждого из нас – пусть даже «что-то перепало» только кучке приближенных. Но ведь, по сути, все это недополученная наша прибыль, наши украденные, а затем выведенные за рубеж деньги. Впрочем, мы сегодня не о другом. О том, как все это делалось, причем, по нашей традиции, обратимся к правовым моментам, постаравшись избежать каких-то эмоциональных оценок.

МАТЕРИАЛЫ ПО ТЕМЕ:

В этот день. Дайджест

В этот день. Остров Крым

В этот день. Учредительное собрание

Вообще, нужно отметить, что приватизация напрямую коснулась практически каждого казахстанца – по крайней мере, тех, кто на момент «разгосударствления» считался квартиросъемщиком. Тут следует напомнить, что в СССР мы не являлись собственниками квартир (если не кооперативных только), а были этими самыми «квартиросъемщиками». В общем, речь идет о получении всех прав на владение квартирами и домами, что не только дало возможность почувствовать себя хозяином (хотя многие сразу не осознали это), но и дали толчок к развитию рынка жилья, а в дальнейшем – предоставление его в залог. Не спорим, это был дикий и какой-то неоправданный по ценам рынок (не говоря уже о залогах), но все же рынок.

Но давайте по порядку. Первый этап приватизации в Казахстане принято отсчитывать с лета 1991 года (то есть, еще при Союзе). Тогда, 22 июня был принят закон «О разгосударствлении и приватизации». Он определял приватизацию, как продажу госимущества с собственность физическим, негосударственным юридическим и иностранным юридическим лицам. На практике это было в виде сдачи имущества в аренду, его выкуп членами трудового коллектива, продажа имущества на аукционе, а также – преобразование предприятий в акционерные общества.

Говоря юридическим, но вполне понятным языком, этот этап приватизации носил инициативный характер. То есть, госорганы принимали определенное решение после получения от коллектива предприятия соответствующей заявки, и только тогда проводились конкурсы и аукционы или осуществлялась безвозмездная передача работникам предприятий (трудовому коллективу, говоря языком тех лет) производственной и (или) социальной инфраструктуры.

Подхлестнуть граждан к этому процессу должна была специально разработанная «Программа разгосударствления и приватизации государственной собственности в Казахской ССР на 1991-1992 годы». Но в большинстве случаев ею воспользовались действовавшие на тот момент директора предприятий, их замы, курирующие отрасль чиновники и некоторые «ушлые» кооператоры. Конечно, были и исключения, когда вдохновленные новыми возможностями отдельные активисты решили воспользоваться полученными возможностями, но эти исключения, к сожалению, чаще подтверждали правила. Впрочем, именно на инициативе таких активистов бизнес в Казахстане получил мощный толчок, которым характеризуются «лихие 90-ые».

Впрочем, это, как говорится, всем известные вещи. К моменту появления указа-закона, которому сегодня исполняется 28 лет, уже вовсю шел второй этап приватизации. Для большинства населения страны он был замечен только по внешним признакам, а также по полученным на руки приватизационным купонам, о которых отдельных разговор. В общем, предстояло нечто новое, но для этого необходимо было подготовить соответствующую политическую базу. И к концу 1995-го она была подготовлена – проведено два референдума, принята новая Конституция, принято несколько законов, избран новый (двухпалатный) парламент, а Назарбаевым получен мандат на президентство фактически до 2000 года.

Итак, в статье 1 настоящего закона говорится: «Приватизация означает продажу государственного имущества в собственность физическим, негосударственным юридическим лицам и иностранным юридическим лицам, производимую по воле государства как собственника, в рамках специальных процедур, установленных настоящим Указом, или в порядке им определяемом». Далее идут немного скучные положения, но заметим, что этот нормативно-правовой акт за полтора десятка лет своего существования подвергся «дополнениям и изменениям» 10 раз. Это говорит о двух основных моментах – нужно было «затереть» кое-что из того, что было в 90-ые, а также о необходимости укрепить уже отнятое у государства, усилить свою собственность и избежать за это какой-либо ответственности.

На первый взгляд первоначальная редакция указа-закона была вполне хороша, даже учитывая, что акт был изначально подогнан под создание олигархата – как «подушки безопасности» для укрепляющегося режима. Также вызывает сомнения сама юридическая база этого нормативно-правового акта – получается, что этот указ стал законом в обход парламента, иначе он действительно бы мог качественно улучшиться. В первую очередь, можно было отточить нормы по прозрачности проведения торгов, оценки их победителей, но главное – обязательств новых хозяев приватизированных объектов перед государством, коллективом предприятий и рядовыми гражданами (налогоплательщиками).

Ведь одной из главных проблем «дикой приватизации» стало то, что новые хозяева не вкладывали в развитие производства ни своих инвестиций, ни оборотных средств, ни получаемых в дальнейшем многомиллиардных государственных субсидий. Может быть, мы немного банальны и обобщаем, но сегодня речь именно о тех предприятиях, приватизация которых сейчас вдруг стала вызывать сомнения не только у общественных организаций и активистов, но и у государственных органов – в первую очередь, у специально созданной президентом Токаевым комиссии.

В общем, можно с определенной долей оптимизма говорить о всех плюсах указа президента Назарбаева «О приватизации» от 23.12.1995 (№2721), но по сути он является неким карт-бланшем для той самой «прихватизации» (как бы банально это не звучало), правового укрепления олигархата, начала полномасштабной коррупции, в том числе и на международном уровне, поводом для заключения невыгодных для страны (но выгодных для определенных лиц) контрактов в добывающей сфере и так далее.

Как мы уже упоминали, указ-закон претерпел десять поправок и, в конце концов, «утратил силу» 1 марта 2011 года. Тогда в стране начиналась новая волна приватизации, но это уже другая и не менее занимательная история, которая тянет сразу на несколько статей, в том числе и уголовных.

Фото из открытых источников


Мирас Нурмуханбетов