Алматы 19.10.2022 6390

Методы Страхпрома

По мнению информированных источников, внутри российских спецслужб привыкли продвигать свои интересы на внешней арене посредством создания каких-то проблем с последующим предложением своих услуг по их разрешению. Эта типичная тактика и стратегия «рэкета», «гопников», по всей видимости, стала излюбленным инструментарием большинства российских силовиков, заправляющих в российской политической системе. Данную тактику, политику условно называют «Страхпром».


Как подтверждают разные эксперты, в последние годы для Москвы шантаж Запада российской угрозой стал своеобразной сферой крупного «бизнеса» - Страхпромом. Использование страха как инструмента давления на партнеров, вероятно, активно происходит и в ЕАЭС, СНГ. Страхпром – это торговля страхом, когда Кремль с помощью разных инструментов «стращает» разные целевые группы, так выбивая для себя уступки, дивиденды и прочее. На одни группы направляются исключительно силовые инструменты стращания, на другие – более мягкие наподобие перекрытия газового крана и тому подобное.

МАТЕРИАЛЫ ПО ТЕМЕ:

Обиды Эмомали Рахмона

Третьей мировой войны не будет

Крах путинских амбиций

Наиболее цинично и отчетливо политика Страхпрома себя проявляет сегодня в Украине во время российских ракетных обстрелов, атаки дронами и бомбардировки украинских мирных, гражданских объектов. С военной точки зрения данные атаки абсолютно бессмысленны. Но Кремль, очевидно, таким путем хочет заставить Киев пойти на уступнические переговоры, в том числе рассчитывая, что за это будет ратовать «испуганный» народ. Похоже, скоро произойдет освобождение Херсона, а это – удар под дых Путина, и ему, соответственно, срочно нужно перемирие. Однако Россия получает полностью обратный эффект – украинский народ после таких циничных атак, наоборот, укрепляется в решимости воевать до победного конца. Да и победы на фронте еще больше воодушевляют украинцев.

Как известно, в российских СМИ периодически спекулируется вопрос о территориальных претензиях, возможности повторения украинского сценария в постсоветских странах, не хотящих уступать России в ряде сфер, например, по евразийской интеграции. То есть так нагнетается атмосфера «страха» в правящих элитах чересчур «бойких» стран. В 2014 году Кремль стал входить в роль имперского центра в Евразии - одной из альтернатив Западу. Не случайно в это время появляются идеологические тезисы о собирании русских земель. А несколько лет назад были приняты поправки к российской Конституции, по которым Российская Федерация стала правопреемником Союза ССР. Так, по сути, на законодательном уровне был закреплен процесс воссоздания новой российской империи.

Кстати, Путин, предлагая данную поправку о правопреемничестве России, отметил, что Россия как правопреемник оплатила все долги Советского Союза, но не все страны согласились передать ей активы бывшего СССР. Затем В. Путин заявил, что постсоветские республики получили часть территории российской империи, поскольку «при создании единого государства, Советского Союза, - ну, по сути-то шла речь о восстановлении исторической России в ее прежних границах». Весной 2020 года В. Путин сообщил о «преимуществах» возрождения СССР: «Преодолевая фобии прошлого, страхи по поводу возрождения Советского Союза и советской империи, все-таки понимание того, что объединение на пользу всем, пробивает себе дорогу неизбежно». Незадолго до этого Путин присоединение Крыма назвал результатом укрепления России.

Кремль закреплял новую «имперскую» сборку на уровне разных межгосударственных договоров. Последний из таких договоров - закон «О ратификации Соглашения между Российской Федерацией и Туркменистаном о сотрудничестве в области безопасности» был подписан два года назад, окончательно втянув в зону российского влияния и Туркменистан. Хоть этот договор ориентирован на укрепление безопасности данной страны, он ввел отдельное экономическое соглашение о преференциях для России в Туркменистане. Так Москва еще получила транзитно-транспортный коридор на льготных условиях в направлении Ирана и Афганистана через Туркменистан.

Как бы то ни было, одной из слабых сторон государственного управления в России является именно тот факт, что там в этом процессе превалирует силовой подход спецслужб. Тем более, что разработка главных государственных решений находится под контролем в основном силовиков (спецслужб и армейской верхушки). Одним словом, когда российские власти стремятся решать ключевые проблемы преимущественно с помощью силовых методов, в том числе за счет воздействия на разные элитные группы, в том числе и зарубежные. При этом почти полностью упускаются из виду инструменты мягкой силы, в том числе активного глубокого взаимодействия (социально-экономического, культурного) с широкими кругами простой общественности.

К примеру, Управление президента РФ по межрегиональным и культурным связям с зарубежными странами в свое время создали как один из инструментов борьбы с «цветными революциями» в странах СНГ после оранжевой революции в Украине. Как вы знаете, первый руководитель этого управления Владимир Чернов был генералом СВР. Ключевые посты в Управлении, как и во многих российских топовых госорганах, занимают выходцы из СВР, ГРУ и ФСБ. К слову, сотрудники управления В. Чернова направляли оппозицию в Грузии, курировали агентов влияния в Армении и Азербайджане. Кроме того, они стояли за организацией и реализацией предвыборной кампании молдавского президента И. Додона, который проиграл М. Санду.

Отдельные эксперты считают, что российские спецслужбы, возможно, хотят превратить северный Афганистан в рассадник угроз для Центральной Азии, и на этом выбивать от разных сторон дивиденды-отступные за «крышу», «посредничество». Некоторые российские политики-силовики, понимая, что проблема международного терроризма серьезно беспокоит Вашингтон, по-видимому, пытаются «оседлать» («возглавить») эту проблему в Афганистане, чтобы извлекать из нее разные выгоды, предлагая также свои услуги американцам.

В связи с вышесказанным понятно, как Москва на сегодняшнее давление Запада реагирует, – стремится его «стращать». В свое время на Валдайском форуме Путин сказал, что Россия готова жёстко ответить на ядерную атаку агрессора. Многие на Западе тогда с тревогой восприняли это заявление. Вместе с тем обычно такие «угрозы» российской элиты относятся к «пацанской» практике «брать на понт». Кремль в данном случае примитивно воспринимает Запад, считая, что там одни «либерасты-неженки» и бизнесмены-прагматики, которым «не нужны лишние проблемы». Другими словами, российская правящая элита, видимо, рассуждает как типичные дворовские «пацаны», живущие по криминализированным «понятиям», нормам и ценностям. В таком мире шугать, «беря на понт», считается одной из форм эксплуатации «ботанов», «чушкарей», «чертей».

Но Кремль просчитался, что Запад ранее шел на некоторые уступки, якобы шугаясь «российской» угрозы. На самом деле, на Западе тогда, во-первых, не хотели тратить энергии на Путина и Ко. Во-вторых, судя по всему, Запад не хотел обрекать на тяжёлые испытания большую часть постсоветского пространства, которые могут последовать от относительно жёсткого давления на Москву. Ведь это может привести к гуманитарной катастрофе, которую будет решать именно Запад. Тем не менее, теперь Запад понял, что полумерами великодержавные амбиции команды Путина не остановить. Ибо в противном случае всё может закончиться возрождением советской тоталитарной системы страха на большей части постсоветского пространства…

Фото из открытых источников



Талгат Мамырайымов

Эффект колеи в Евразии

Талгат Мамырайымов