Алматы 15.04.2022 27118

Мифотворчество, как творчество

Мы уже не раз поднимали проблему мифотворчества в национальной истории. С одной стороны, это вызывает критику или, в лучшем случае, иронию. Но с другой, не все так плохо, если подойти к этому делу основательно и прагматически, правильно настроив идеологию и даже политику. Минусы мифотворчества известны всем или почти всем, а вот какую пользу оно может принести, если подойти к делу основательно?


Кстати, даже некоторые науки, так или иначе связанные с историей, во многом строятся, скажем так, на свободном видении ситуации. В первую очередь, это палеонтология. Ей все верят, дети от нее без ума, а взрослые смотрят «Парк юрского периода» и на нем строят свои впечатления о пресмыкающихся давным-давно ушедших времен. Но если подойти к делу трезво, то скажите, как можно судить о существе, имея на руках несколько костей, рассказывать, какая у него была чешуя, какие звуки он издавал и как оно охотилось (или убегало от хищников)?

МАТЕРИАЛЫ ПО ТЕМЕ:

Гражданские войны в Казахстане. Уроки истории

История Казахстана: легенды и легендарность

Но это, повторимся, дела давно минувших дней – когда еще «хомо сапиенсом» и не пахло. Впрочем, «человеческая» история тоже изобилует, мягко говоря, домысленными «фактами», представляемыми «в свободном изложении». Особенно странно это звучит в эпоху глобализации. Но еще хуже, когда в дело вмешивается большая и порой агрессивная политика. Тогда мифы становятся боевым оружием идеологии, делают из собственных граждан зомби, а из граждан соседней, некогда «братской» республики – цели для своих крылатых ракет. Впрочем, мы сегодня не об этом. Есть и весьма полезные вещи, которые можно выудить из политики мифотворчества.

Что касается бывших советских республик, чья национальная история, мягко говоря, была отодвинута на второй план, то Казахстан в этом плане очень хорошо продвинулся. Этому, на наш взгляд, способствовали три основных фактора. В первую очередь, надо вспомнить о том, что история (не как наука, а как повествования о делах давно минувших дней) на Востоке в большей степени легендарна. Это в немалой степени касается кочевников в целом и казахов, в частности. Такие истории, безусловно, несут в себе немалую информативную часть, но на них нельзя полагаться полностью – как на «Википедию», например.

Второе – наше прошлое действительно изобиловало моментами, которыми можно гордиться, а этнологические и генетические исследования показывают, что современные казахи являются прямыми потомками не только легендарных саков (скифов), но и более древних племен. Кстати, лошадей одомашнили действительно протоказахи – это исторический факт, доказанный многочисленными экспертизами, научными исследованиями и комплексными работами. Автор открытия, археолог Виктор Зайберт, впервые выдвинул эту теорию еще в начале 80-х годов прошлого века, а потом постепенно шел к его доказыванию, в том числе, при помощи европейских коллег. При этом, Виктор Федорович нисколько не отрицает параллельных исследований, говорящих о том, что «ботайская лошадь» не является прародительницей большинства современных пород. Но тут главное сам факт приручения, получения потомства и, конечно же, кумыса.

В-третьих, в Казахстане почти удалось произвести синтез науки, идеологии, культуры и общественного мнения. Причем, это взгляд со стороны. Об этом, в частности, в трагические январские дни упоминал советник главы Офиса президента Украины Алексей Арестович. Он отметил, что казахам удалось сделать то, что не смогли украинцы – создать очень хороший и грамотный инфодизайн. В свою очередь, известный белорусский политолог Александр Класковский в начале этого года похвалил Казахстан за создание очень хороших исторических фильмов. Правда, и тот, и другой отметили, что это не понравилось Кремлю, так как мешало его идеологии, но факт остается фактом.

К отечественной кинематографии можно относиться по-разному. Однако однозначно не стоит критиковать тем, кто не смотрел ни одной из продукции (имеется в виду именно исторические или почти исторические фильмы). Объективно говоря, в той же «Томирисе» есть многие исторические неточности, которые подметил автор этих строк, но их также немало и в таких голливудских шедеврах, как «Троя», «Король Артур» и так далее. Более того, «Томирис» даже более естественный получился.

Говоря о положительных моментах мифотворчества, необходимо упомянуть еще об одном моменте. В эти дни исполнилось пять лет программе «Рухани Жанғыру». 12 апреля 2017 года (в День казахстанской науки, между прочим) она была опубликована за авторством тогдашнего президента Нурсултана Назарбаева, а полное его название на русском языке звучало так: «Взгляд в будущее: модернизация общественного сознания». Не подумайте, что защищаю автора этой статьи-программы (хотя подлинный автор, к сожалению, не известен) или оправдываю действия правительства, но в данном случае некая часть общества, мягко говоря, неправильно поняла.

Конечно, это зависело от тотального неверия и недоверия власти со стороны граждан, а также от, мягко говоря, неточного перевода. То есть, «Рухани Жанғыру» никак нельзя назвать «Модернизацией общественного сознания». На казахском языке это означает более тонкие понятия – тут речь о некоем духовном обновлении. А про язвительные сравнения и рифмы к этому словосочетанию лучше промолчать – это просто некрасиво коверкать, переворачивая, скажем, «рухани» в «бухани». Но главное, вроде бы взрослые и здравомыслящие люди даже не читали, не говоря про то, чтобы вникать в эту программную статью!

Между тем, там многие хорошие вещи написаны, в том числе, касающиеся политических и идеологических моментов. Более того, много чего было сделано в рамках этих программ – начиная с циклов передач и тех же художественных фильмов и заканчивая научными экспедициями и возрождением музеев. Безусловно, немалая часть из выделенных денег была попросту разворована или «потрачена не по назначению», но тут важна сама идея.

Вот только вопрос – насколько эта тема будет продолжена при Токаеве и в условиях нынешней социально-экономической ситуации? Будем надеяться, что направление не будет признано «нецелесообразным». Поэтому не стоит сразу критически относиться к таким инициативам, как создание Института Джучи, появление (возрождение) трех новых областей – Улытау, Абай и Жетысу. Вот только непонятно, почему затормозилось дело с латинизацией. Хотя в нынешнем виде она, действительно, неприемлема, но уверены, отказываться и надолго откладывать этот вопрос не стоит.

В общем, давайте четко разделять мифотворчество на различные компоненты и виды. Ведь полезность можно извлекать из многого. И тогда само мифотворчество может представляться как настоящее творчество или даже искусство, которое, в свою очередь, став красотой, спасет Мир.

Фото из открытых источников


Мирас Нурмуханбетов