Нур-Султан - Париж

06.09.2021

Как казаки, нагайбаки и казахи Париж строили

Лет пятнадцать назад я гостил у дальних родственников в Челябинской области, в поселке, расположенном близ районного центра с загадочным названием Фершампенуаз. Названия самого населенного пункта, насчитывающего от силы пятьдесят дворов и в котором компактно проживают казахи, я не помню. А вот Фершампенуаз врезался в память.


Казахов в Челябинской области около 35 тысяч человек, и проживают они главным образом в приграничных районах. Занимаются традиционным скотоводством: держат лошадей, коров, разводят птицу, у каждого есть приусадебный участок, за счет чего, собственно, люди и кормятся.

Работы как таковой нет. Счастливые обладатели стареньких «Москвичей» и «Жигулей» занимаются извозом, продают в райцентре излишки мяса, молочные продукты. Наличными деньгами люди не избалованы, хорошо, если в семье есть пенсионер, ну, а предел мечтаний – работник какой-нибудь бюджетной организации. Поэтому неудивительно, что почти вся молодежь обитает в близлежащем крупном городе – Магнитогорске и в деревню наведывается по большим праздникам.

Впрочем, жизнь в российской глубинке мало отличается от реалий казахского аула.

За несколько дней мы успели погостить у всех родственников, коих, к слову, полсела. И в каждом доме подавали бешбармак с немыслимым количеством мяса. Это были настоящие горы мяса. Готовят его, бешбармак, из конины, добавляя жирную гусятину. Гости из Казахстана – самые желанные, поэтому нам отводились почетные места за дастарханом – «төр», доставались самые лучшие куски мяса, осилить которые мой городской желудок был не в состоянии. Хозяева то и дело покачивали головами: «Совсем ничего не ешь». Несколько раз (опять же в знак уважения) аксакалы кормили нас с рук – древний обычай «асату». Конечно, не совсем гигиенично, но деваться некуда: обидятся.

Тамошние казахи очень бережно чтут традиции, сказывается, наверное, желание не открываться от корней и исторической родины. Да, до Казахстана рукой подать, но это уже другая страна, заграница. Старшее и среднее поколение хорошо владеет казахским. Молодежь –только на бытовом уровне и то далеко не все.

Ни телевидения, ни радио, ни газет, не говоря уже о школах на родном языке там нет. Зато в домах звучит исключительно казахская музыка – начиная от народной, заканчивая попсой а-ля Кайрат Нуртас и иже с ним. Как будто и не уезжал из Казахстана…

- В Париж поедешь? – ошарашила меня накануне отъезда тётка. – Тут совсем рядом, мы мигом, минут пятнадцать на машине.

Парижем оказался небольшой поселок, коих в России тысячи. Хотя не совсем так. Точнее, совсем не так. В самом центре Парижа возвышалась Эйфелева башня, чудовищно контрастируя с окружающими сельскими домишками.

Вокруг «Железной дамы» лениво паслись гуси. Чумазый карапуз радостно прыгал в луже.

Это был настоящий разрыв шаблонов. Матрица дала сбой.

Красивая легенда гласит, что основали этот самый Париж на Урале в XIX веке оренбургские казаки и нагайбаки (крещеные татары) в честь побед русских войск над Наполеоном. Говорят, были в отрядах, бивших французского императора и дошедших до Парижа, и казахи.

Многие из них, согласно преданию, привезли с собой жен-француженок. И чтобы те не тосковали на чужбине, построили для них Париж.

А их потомки возвели Эйфелеву башню, чтобы совсем не отличался от Парижа всамделишного.

А если серьезно, то Эйфелеву башню построили здесь в практических целях – в качестве башни сотовой связи; высота ее достигает пятидесяти метров.

Кстати, в Челябинской области, помимо Парижа, есть такие населенные пункты, как Берлин, Варна, Порт-Артур и упомянутый в начале очерка Фершампенуаз – тёзка французского поселения Фер-Шампенуаза.

Что не говори, жизнь – штука непредсказуемая: едешь к казахам в Россию, а оказываешься в Париже, где живут крещеные татары…


Елтай Давленов