Алматы

20.07.2021

Вакционерное общество «Казахстан»

Вчера, 19 июля, президент Касым-Жомарт Токаев подверг критике правительство и акимов за плохую работу по противодействию коронавирусной инфекции. При этом глава государства не был уже так категоричен по отношению к «антиваксерам», но все же упомянул в своей речи о «мерах принуждения». Некоторые это посчитали победой жидких субботних акций протеста по заданной теме, хотя на самом деле становится понятно, что властям на местах уже трудно контролировать ситуацию, поэтому Акорда пытается реанимировать вертикальное управление. А на общество, судя по всему, уже трудно полагаться, это может только усугубить положение.


Наверное, мы не будем останавливаться на высказываниях президента в адрес кабмина, который, по выражению Токаева, мог только заявлять о том, что все под контролем, а на самом деле эпидемиологическая ситуация только ухудшается. Здесь, конечно, можно было домыслить за президента, сказав, что правительство может контролировать только падение, но не станем этого делать, хотя подобные выпады в сторону Аскара Мамина и его команды Касым-Жомарт Кемелевич делал еще год назад. Не станем развивать его слова и в отношении акимов, фактически проваливших экзамен пандемией – в этом мы, граждане, получше главы государства разбираемся, если честно.

Лучше обратим внимание на то, как г-н Токаев несколько сменил свое отношение к противникам прививок. Вообще, мы стараемся избегать понятия «антиваксер», даже если его использует президент, а за ним и все другие чиновники пониже рангом, но в данном случае придется. Оно как-то подсознательно, а нередко и сознательно включает глубокое социальное расслоение общества – примерно так, как слово «ватник» (его мы тоже не используем, но здесь пришлось привести в качестве примера). Более того, оно агрессивное, изначально делающее из противника вакцинации «врага народа». И это независимо от того, пишешь (говоришь) о них в негативном, сатирическом или надменном планах. Причем «антиваксер» «антиваксеру» рознь, что, между делом, отметил и сам президент, разделив их на «колеблющихся» и «упертых».

Логично было услышать от главы государства и про тех, кто вышел намедни на протест против «принудительной вакцинации». Ну, или собирался выйти, а также тех, кто уже продолжительное время практикует это в социальных сетях, мессенджерах, на подпольных тоях и так далее. Про «принудиловку» до вчерашнего дня идейным борцам с «антиваксерами» можно говорить, что у нас такого нет, что нет даже обязательной вакцинации. С правовой точки зрения. Но президент выбил эти козыри, заявив буквально следующее: «В некоторых развитых странах Запада переходят от методов убеждения к мерам принуждения. Мы на это не пойдем, за исключением особых случаев, связанных с деятельностью крупных трудовых коллективов. Потому что не можем из-за небольшой группы «упертых» антиваксеров ставить под угрозу здоровье наших граждан, обеспечивающих своим трудом благополучие своих семей».

Интересно было бы узнать, в каких именно западных страх принуждают – даже если не физически, то путем шантажа со стороны государства или работодателя? Впрочем, мы уже привыкли, что власти на всех уровнях ссылаются на «зарубежный опыт», при этом в лучшем случае вырывая фразы из контекста, поэтому не станем к этому придираться. Другой вопрос – об «исключениях». Насколько крупными должны быть коллективы, будет ли составлен их перечень, каковы будут меры принуждения? Кроме этого, любопытно, как такие коллективы ассоциируются с небольшими группами «упертых»? Речь идет о каких-то саботажниках на заводе, интриганах в школах или кем-то еще? На этот раз опять все будет отдано на откуп местным властям (тем, которые, по словам президента, на «тройку» экзамен сдали) или всесильным санврачам?

Но более важный вопрос правовой. Самое занимательное, что все стороны об этом говорят и его используют, но четких ответов нет ни от кого. Да, антипрививочники (это более подходящее и мягкое наименование, но все равно не отражающее в полной мере всю группу) вполне резонно заявляют, что имею право не прививаться, на что их идеологические оппоненты тоже вполне обоснованно отвечают, что права одних заканчиваются там, где начинаются права других (или наоборот). Государство в лице вице-премьера и других переболевших лиц говорит о главенствующем праве на здоровье, и что оно готово его защищать. При этом все другие права и свободы, в том числе – на свободу слова, волеизъявления, участия в мирных акциях и так далее, все дружно забывают. Тут можно привести множество аргументов «за», противопоставить им столько же «против», а потом еще подлить масла в угоду всем трем сторонам, но не об этом мы.

Дело в том, что вакцинация в Казахстане является добровольной. Согласно 77 статье Кодекса РК «О здоровье народа и системе здравоохранения», любая медицинская процедура, в том числе и вакцинация, проводится только с информированного согласия прививаемого. Административной или уголовной ответственности за отказ от вакцинации в Казахстане не предусмотрено. Именно из этого постулата должны исходить власти и СМИ, не говоря уже о разного рода «ваксерах». Здесь, наверное, следует отметить, что мы нисколько не оправдываем «антипрививочников», но с другой стороны, также не можем согласиться с тем, что делают власти. Речь, например, идет о постановлениях санврачей, которые, по сути, не имеют такой нормативно-правовой силы, как упомянутый Кодекс, не говоря уже о Конституции.

Вполне допускаем, что нужно ограждать тех, кто заботится о своем здоровье от тех, кому наплевать и на свое, и на чужое, но делать это нужно только опираясь на закон. В Уголовном кодексе РК есть статья за умышленное заражение ВИЧ (118-ая) и аналогичная – за венерическое заболевание (117-ая), и именно этот аргумент приводят некоторые «ваксеры». Тут практически никаких юридических аналогий, если, конечно, в УК не внесут дополнения, касательно коронавирусной инфекции. Есть статьи в Адмкодексе – за нарушение санитарно-эпидемиологических норм, но и там не все точно с точки зрения нынешней ситуации. Не спорим, существуют некоторые нормы, которыми могут апеллировать санврачи и полицейские, но их явно недостаточно, да и не собираемся мы здесь научно-юридический семинар проводить. Тут нужна практика.

А практика показывает, что некоторые права и свободы гражданина могут быть в той или иной степени ограничены лучше в условиях чрезвычайного положения, которое власти вводить у нас не торопятся, хотя ситуация намного хуже, чем весной прошлого года. Даже по официальным данным, количество жертв Ковида Девятнадцатого сейчас фиксируется больше, чем в трагическое лето 2020-го. Впрочем, в официальную статистику у нас не верят ни «антиваксеры», ни «ваксеры». А ведь как мы уже подчеркивали ранее, одна из главных проблем сегодняшнего дня – это тотальное недоверие к власти. Но с другой стороны, если прочитать «между строк» субботнее выступление президента Токаева, то антипрививочное движение в Казахстане на руку этим самым властям. Так, из уст главы государства мы узнали, что практически каждая третья вакцина, полученная добропорядочными «ваксерами», может оказаться неэффективной из-за ненадлежащего их хранения. Да и чтобы делали акимы, министры, депутаты и сам президент с премьер-министром, если бы хотя бы полстраны завтра-послезавтра ломанулось бы в прививочные пункты? Ведь для них, судя по некоторой информации, даже сомнительного «Спутника» не оказалось бы, не говоря уже о «Пфайзерах», «Модернах» или «Синаваксах». То-то же…


Мирас Нурмуханбетов