Интервью

Исправляя чужие ошибки, не наделать своих

Айгуль Омарова

28.03.2024

За последние месяцы соседний Кыргызстан оказался в центре внимания не только близлежащих стран. Возвращение в государственную собственность крупных месторождений, принятие закона об иноагентах – одни из последних событий.

Что сегодня происходит в республике? Об этом и другом – беседа с руководителем аналитического центра «Стратегия Восток-Запад» Дмитрием Орловым.

- Дмитрий Геннадьевич, в январе этого года исполнилось 3 года президентства Садыра Жапарова. Что изменилось в Кыргызстане за это время?

- Пожалуй, главным следует назвать то, что нынешняя власть взялась исправлять ошибки предыдущих правлений. Ну и, разумеется, в очередной раз сменили форму правления и Конституцию, а также уменьшили состав парламента и снова разрешили президенту избираться два срока подряд. А самое главное – именно при Жапарове начались реальные процессы делимитации и демаркации границ с Таджикистаном и Узбекистаном.

Другое дело – что при исправлении чужих ошибок бывает очень трудно не наделать своих. Но в пользу Жапарова сейчас работает то, что он, в отличие от предыдущих руководителей страны, чаще общается с народом – хоть через интервью в СМИ, хоть через своего пресс-секретаря. Тем самым, он пытается донести до общества логику своих поступков. У прежних президентов с этим делом было похуже.

- Насколько последовательны шаги президента и на что он делает акцент?

- После начала боевых действий России в Украине, стало понятно, что та многовекторность, которая в первые года «парада суверенитетов» выглядела наиболее оптимальным решением, больше не работает. Сейчас вместо политики «и-и» Кыргызстану, как, впрочем, и его соседям, активно навязывают политику «или-или». И президент Жапаров оказался в ситуации, когда важно не только соблюсти объявленный нейтралитет, но и уцелеть, при этом, самому. Поэтому понятие «последовательность шагов» - весьма условное. Одной стороне может понравиться то, что делает Жапаров, а другой – нет.

И это касается не только внешней политики, но и внутренней тоже. Борьба с коррупцией и криминалом, на которой Жапаров сделал акцент, бьёт по интересам сразу нескольких внутренних и внешних групп влияния. И вот промежуточный итог: буквально на днях в Бишкеке арестовали членов, как её назвали в СМИ, «транснациональной ОПГ», которые готовили покушение на руководство страны. Некоторые наблюдатели уже предположили, что заказчик этого покушения – бывший высокопоставленный таможенник Райымбек Матраимов, бывший до этого фигурантом нескольких коррупционных скандалов. Теперь надо ждать, что скажет следствие.

- А каковы взаимоотношения с предыдущими президентами страны?

- В феврале прошлого года Садыр Жапаров собирал всех своих предшественников в Дубае на «встречу примирения» - он её сам так назвал. И этот шаг – вполне логичен и оправдан: у каждого из бывших президентов в Кыргызстане есть сторонники, родственники и соплеменники. Все экс-президенты, хоть и не без труда, в итоге признали, что президент Жапаров прав, и нужно забыть старые обиды. Позже Жапаров сказал, что такие встречи будут проходить часто. И если всё пройдет так, как президент того желает, он сможет устранить, как минимум, пять источников недовольства. Правда, недавно в Жогорку Кенеше прозвучала инициатива лишить неприкосновенности Сооронбая Жээнбекова, но пока дальше слов ничего не пошло.

Резиденция

- Помнится, своё президентство г-н Жапаров начал с того, что решил строить новую резиденцию главы государства. Как был воспринят в обществе такой шаг и что сейчас с этой резиденцией?

- Резиденция всё ещё строится. Но общество к идее её строительства отнеслось неоднозначно. Потому, что оно идёт на фоне повышения цен на продукты и тарифов на услуги ЖКХ, а также ограничений на пользование электроэнергией. Свою роль сыграла и февральская авария на ТЭЦ Бишкека. Сейчас власти говорят, что в бюджете денег хватит на всё. Но обывателю, сидящему без света, это трудно объяснить. Повышение тарифов, среди прочего, уже стоило поста президента Курманбеку Баекиеву. Остаётся надеяться, что очередного переворота не случится.

- Кыргызстан в последние месяцы привлёк себе внимание не только близлежащих государств. Связано это с тем, как решительно действует президент Жапаров в ситуации с возвратом в государственную собственность месторождений. Ваш комментарий?

- В краткосрочной перспективе всё это, безусловно, добавляет президенту популярности. Но экономические последствия этих шагов наступят еще не скоро. Конечно, сейчас какие-то средства в бюджет поступают. Но вопрос, что будет, когда месторождения перестанут давать продукцию в товарных количествах, остается открытым. Есть известная притча про китайского мудреца. Она длинная, но если совсем вкратце, на каждое событие в своей жизни он реагировал так: «Я ещё не знаю – хорошо это или плохо». Так и здесь: никто точно не скажет, к чему эти шаги Жапарова приведут Кыргызстан через 5-10 лет.

- Сегодня многие отмечают, что возрождаются предприятия. А как обстоят дела с кадрами?

- В Кыргызстане при Министерстве труда, соцобеспечения и миграции есть Фонд развития навыков. Он обучает 125 профессиям, которые сейчас востребованы на рынке труда. Но квалифицированных кадров по-прежнему не хватает. Кто-то уезжает на заработки за границу — не только в Россию или Казахстан, а кто-то считает, что в Кыргызстане мало платят. В прошлом году Минтруда подготовило поправки в Трудовой кодекс, которые, по мнению инициаторов, будут призваны не только регулировать отношения работников и работодателей, но и чётко прописать вопросы обучения кадров.

- А есть ли какая-то стратегическая программа, которую озвучил президент Жапаров и как она реализуется?

- В октябре 2021 года Садыр Жапаров подписал Указ «О Национальной программе развития Кыргызстана до 2026 года». В этой программе, например, запланировано снижение уровня бедности населения до 20%. Кроме того, за счёт внешних доноров и госбюджета планируется обеспечить водой до 95% сёл и городов страны.

Также одним из приоритетов названо увеличение ВВП на душу населения к 2026 году до 1500 долларов. И вот здесь можно уже говорить о каком-то результате. Потому что, по официальным данным, ВВП Кыргызстана на душу населения составил 1900 долларов. Естественно, у этой программы много критиков. Но, суда по цифрам ВВП, она вполне реальна. Если, конечно, не произойдёт очередного кризиса.

Иноагенты

- На днях Жогорку Кенеш принял закон об иноагентах. Известно, что на президента и депутатов было давление со стороны государственных мужей извне. Напрашивается вопрос, что же послужило триггером для принятия такого решения и почему маленькая республика не боится международных санкций из-за такого закона?

- Прежде всего, необходимо отметить главное: Кыргызстан в этом смысле не сделал ничего такого, чего не делали бы другие страны. Законы об иностранных агентах и их аналоги действуют сейчас в США, России, Украине, Австралии, Венгрии и Израиле. У вас в Казахстане осенью прошлого года тоже опубликовали реестр тех, кто получает иностранное финансирование. Приказ об этом ваш Минфин издал ещё в марте того же 2023 года. Так что, это – вопрос не цивилизованности, а политической воли и желания обеспечить свой суверенитет.

Относительно триггера этой ситуации есть разные мнения. Одни считают, что власть таким образом хочет «зачистить поляну» от несогласных. Какая-то доля правды в этом есть. Но вся правда – в том, что некоторые неправительственные организации Кыргызстана давно забыли, в чём изначально было их предназначение – помогать власти решать проблемы, до которых та не может дотянуться. «Помогать» - это ключевое слово. Причём на деньги своего государства. В США, например, государство финансирует две трети проектов НПО – остальное оплачивают «частники». Поэтому, с точки зрения интересов государства, деятельность НПО должна быть под контролем. И потом: этот закон ведь не направлен исключительно на деятельность «прозападных» фондов. Он – в отношении тех, кто берет деньги у любого иностранного государства вообще, будь то США, Россия, Китай или Казахстан. Но возмущаются почему-то только «прозападные» НПО. Чего им бояться?

К слову, «агент» - это не обязательно шпион. Есть торговые агенты, морские – те, кто действуют по поручению кого-либо, представляя его интересы. Поэтому противники НПО совершенно неправильно называют их шпионами: никакого доступа к государственным секретам у них нет. Однако в «Мировой книге фактов» ЦРУ некоторые НПО Кыргызстана проходят в категории «группы политического давления». Вряд ли в отношении Кыргызстана со стороны США и их соратников по «мировому общественному» мнению будут применены какие-то серьёзные санкции. Во-первых, им невыгодно, чтобы Кыргызстан после этого полностью принял сторону России. Во-вторых, США и Запад – вовсе не самые крупные торговые партнеры Кыргызстана. Всё необходимое республика получает из России и Китая.

- Некоторые аналитики заявляют, что с законом об иноагентах Кыргызстан идёт в фарватере России, но при этом упускают тот факт, что по уровню развития интернета ваша страна опережала бывшие братские республики. А вы в одном из интервью заметили, что «в Кыргызстане национализм и фашизм проявляются в социальных сетях». Насколько данный закон изменит сложившуюся ситуацию?

- На самом деле, все, кто принял или собирается принять в своих странах законы об иноагентах, идут и будут идти в фарватере США. Самый первый такой закон появился именно там — еще в 1938 году. Поэтому утверждение, что кыргызский закон списан с российского — миф. И миф этот внедряется и поддерживается в публичном поле намеренно.

Ситуацию с «сетевым национализмом» этот закон не изменит — надо ужесточать ответственность за разжигание межнациональной розни. Безусловно, некоторые деятели НПО-сектора обеспечивают «сетевым националистам» идеологическую поддержку. Тем более, что предположение, будто «либералы» и «националисты» - единый проект, в обществе Кыргызстана бытует уже давно. Активность «либералов» в Интернете это снизит лишь отчасти. А вот если заработают другие механизмы, вряд ли кто-то захочет сесть в тюрьму.

- Не секрет, что в Кыргызстане немало НПО и информационных ресурсов, которые работают точечно, с учётом интересов различных возрастных и социальных групп. Но при этом большая часть публикаций была направлена на подрыв доверия к государственным органам, пропаганду ЛГБТ, отрицание советского прошлого и т.д., как отмечалось в одной из публикаций, посвящённых закрытию «KLOOP». Насколько принятый закон повлияет на изменение ситуации?

- Тут всё зависит от двух вещей. Во-первых, от того, как быстро примут подзаконные акты, где будет расписан весь механизм реализации этого закона. А во-вторых, от исполнительской дисциплины. Бисмарку приписывают следующие слова: «С плохими законами и хорошими чиновниками вполне можно править страной. Но если чиновники плохи, не помогут и самые лучшие законы».

О свободе слова

- В феврале этого года по решению суда ликвидировано издание «KLOOP», что вызвало волну критики в Интернете. Пишут, что свобода слова в стране под угрозой. Насколько это соответствует реальности? Как обстоят дела со свободой слова сегодня?

- К сожалению, сейчас под «свободой слова» следует понимать свободу продвижения в медиа-сфере чьих-либо интересов. Неважно, чьих: политиков и бизнесменов в самой стране или каких-нибудь внешних игроков. И потом: свобода слова не пришла к нам на постсоветское пространство вместе с распадом СССР. Она была спущена по разнарядке из ЦК КПСС — в форме легализации кухонных споров, которую для приличия назвали гласностью. Народ Кыргызстана не кинулся массово строить баррикады на улицах и свергать власть, когда закрыли «Kloop», и это — самый наглядный показатель отношения простых людей, как к этому изданию, так и к «свободе слова». Которой, по большому счету, нет нигде в мире.

- Можно ли говорить, что вовсе не государственные интересы двигали при принятии судебного решения по «KLOOP», а чьи-то личные интересы?

- Похоже, что там в одной точке сошлись несколько интересов: государственные, чьи-то личные и гражданского общества. У нас совершенно ошибочно думают, что гражданское общество — это исключительно НПО «прозападного толка». Есть немало общественных организаций, которые считают, что ресурсы, подобные «Kloop», приносят вред Кыргызстану. Причем они — эти общественные организации — не имеют к действующей власти никакого отношения. Как, впрочем, и к России, в чём их безуспешно пытаются обвинить оппоненты.

Фото из открытых источников


Айгуль Омарова

Публикации автора

В основе интереса Запада – экономика, прежде всего

Абьюзерами не рождаются. Ими становятся

Исправляя чужие ошибки, не наделать своих

Не всё так однозначно. Или семь раз отмерить, прежде чем менять устоявшуюся систему выборов

Всему начало – политико-юридическое образование женщин

Первые шаги нового премьера

Топ-тема

Другие темы

ПОЛИТИКА | 19.04.2024

Аргументов становится всё меньше

АНАЛИТИКА | 19.04.2024

В этот день. Независимость, «Копейка» и Симпсоны

ГЕОПОЛИТИКА | 18.04.2024

Наводнения между Россией и Казахстаном

ПОЛИТИКА | 17.04.2024

«Закон Салтанат». Точки над «Ё»

ОБЩЕСТВО | 17.04.2024

Паводки и мажилисмены: депутаты выехали в пострадавшие регионы

ОБЩЕСТВО | 17.04.2024

Как Казахстан продвигает права человека через обязательства перед ООН