Алматы 26.12.2023 9108

Новые лица, а проблемы те же

В казахстанской оппозиции появились новые люди, но по-прежнему нет единства.


Оппозиционные силы стали появляться в Казахстане, как грибы после дождя, после событий в Сумгаите и Баку, Вильнюсе. Можно, конечно, сказать, что предтечей тех волнений стали декабрьские демонстрации 1986 года и это будет правдой. Однако массово движения и партии в стране стали возникать в 1990 году. И к концу года их число составило примерно 100. Особенно много движений возникло в Алма-Ате, тогдашней столице страны.

МАТЕРИАЛЫ ПО ТЕМЕ:

Подводя некоторые итоги

Партии. Скандалы. Депутаты

Решено: партию не создавать

Наиболее заметным стало движение «Азат», которое было создано в июне 1990 года. Официально зарегистрировано ровно 32 года назад, 25 декабря 1991 года.

С самого начала движение привлекало внимание населения страны, поскольку во главе его стояли незаурядные люди: дипломат Михаил Исиналиев, учёный Сабетказы Акатаев, преподаватель вуза Жасарал Куанышалин. К тому времени Жасарал Куанышалин получил широкую известность, благодаря своей бескомпромиссной борьбе против сепаратизма уральских казаков.

Однако с течением времени стали появляться противоречия между лидерами движения. В результате движение распалось на отдельные части. И позже вместе со своими сторонниками Сабетказы Акатаев зарегистрировал партию, однако из-за отсутствия финансов и работы на местах партия не сумела оформиться в мощную структуру.

Пример «Азата» показателен, поскольку последующие оппозиционно настроенные силы повторили всё те же ошибки. Если приглядеться, то окажется, что наступать на одни и те же грабли – любимое занятие всех тех, кто объявляет себя оппозиционерами и пытается противостоять властям. Это касается и тех, кого можно назвать системной оппозицией, и радикальной. Самый яркий образчик в этом плане – создание ДВК, выделение из него «Ак жол», а затем разделение последней на «Нагыз Ак жол» и «Ак жол». В основе всех этих колебаний, рождения партий и их исчезновения находится то же, что разрушило «Азат» - непомерные амбиции одних лидеров, зависть к популярности сотоварищей среди народа и т.п.

В этом плане ничего не изменилось в стране с 1990 года. Стоит ли удивляться тому, что у нас нет ни ярких лидеров в оппозиции, ни внятно артикулированных лозунгов, которые бы объясняли смысл претензий к власти. В этой связи стоит вспомнить, что на площадях во время январских событий 2022 года практически не были озвучены требования к властям, кроме Мангистау, где чётко выразили протест против повышения цен на газ. И этот факт подтверждает слова властей об организованном характере этих выступлений. Даже во время стихийно возникавших время от времени акций в Казахстане звучали требования об изменении выборного законодательства, к примеру. В январе прошлого года такого не было.

С уходом из жизни Жасарала Куанышалина закончился период, который можно охарактеризовать, как время идейных оппозиционеров. И в самом деле «Азат» был примером того, как идея создания независимого государства объединила людей. И все, кто стоял тогда во главе этого движения, были не просто незаурядными людьми, но и идейными. Ими двигали высокие идеи, которые, к сожалению, со временем переросли в националистические. Однако упрекнуть этих лидеров в продажности было невозможно, чего не сказать о нынешних лицах, претендующим на роль оппозиционеров. К примеру, никто не знает, на какие средства живут Жанболат Мамай и Инга Иманбай, официально нигде не работающие, и какие именно идеи они продвигают.

Впрочем, почти все, кто нынче причисляет себя к оппонентам власти, финансируются из-за рубежа и живут на гранты. Не так давно один информационный ресурс подробно расписал, кто из казахстанских НПО и блогеров, журналистов получает гранты из-за рубежа. Никто из упомянутых в перечне лиц не выразил протеста, не возмутился публикациями. Тот самый случай, о котором можно сказать: знает кошка, чьё мясо съела.

Сегодня трудно выделить организационно оформленные оппозиционные силы в стране. Естественно, что сами активисты объясняют отсутствие серьёзной оппозиции тем, что власти пересадили всех лидеров, отказываются регистрировать политические партии и т.д. Однако подобные аргументы выглядят смешно в свете того, что предпринимается в Казахстане в последние годы. Например, порог регистрации политических партий снизился до 5 тысяч человек вместо прежних 20 тысяч. А инициативная группа для создания партий составляет 700 человек тогда, как раньше требовалось набрать 1000 граждан. Ещё меньше стала численность партийцев в филиалах – 200 человек. Иными словами, власти создают возможности для создания политических партий. Однако их не становится больше в силу отсутствия программных установок, неумения работать и главное - харизматичных лидеров. Что касается финансовой стороны, то сегодня не проблема отыскать тех, кто жаждет отстоять собственные позиции (читай – капиталы) с помощью политической партии.

Когда летом 2019 года в Алматы было объявлено о создании движения Oyan, Qazaqstan («Пробудись, Казахстан»), у многих неравнодушных граждан появилась надежда на то, что новые люди в оппозиционных рядах встряхнут общество, пробудят гражданское самосознание. Увы, этого не произошло. А ведь надежды были большие, потому что среди учредителей движения были люди, получившие образование за рубежом, владеющие иностранными языками, иначе говоря, кругозор у них шире, знаний больше, а потому и могут оживить политическую жизнь. Однако не получилось. И тому есть вполне объективные причины. Первая из них: слишком разные люди собрались. Интеллектуал и безусловная умница экономист Касымхан Каппаров, у которого за спиной не только учёба в престижном зарубежном вузе, но и собственный бизнес. На пресс-конференции, презентовавшей программу нового движения, он выделялся чёткими формулировками, конкретными ответами. И, конечно же, оказался самим ярким среди учредителей. Не стоит удивляться тому, что позже он отошёл от движения и занимается сейчас больше консалтинговой деятельностью.

Как и Касымхан Каппаров, на пресс-конференции блистала знанием трёх языков журналистка Асем Жапарова. Но из её ответов невозможно было понять, какие именно цели лично она ставит, и будет продвигать. Удивительно, но по внешним манерам этой активистки трудно представить, что она закончила престижный Кардифф университет.

Третьим участником пресс-конференции стал политолог Димаш Альжанов. Самые громкие слова прозвучали от него: «Мы — казахстанцы, люди свободные, которые сами определяют свое будущее. Мы любим нашу страну, у нас есть знания, большой потенциал и силы изменить нашу жизнь к лучшему. Сегодня, когда власти не считаются с Конституцией, когда права и свободы человека подавляются, когда коррупция и ложь заменили политику, мы готовы взять ответственность за будущее страны на себя. Мы не признаем контролируемые выборы и их результат. Такие выборы не могут считаться легитимными».

Казалось бы, после таких заявлений организаторы нового движения займутся работой в массах, начнут продвигать свои идеи в социальных сетях и СМИ. Не тут-то было. Как достижение, Асем Жапишева представила то, что на одну из акций «пришло около 30-40 человек» в столице. Для людей, внимательно следящих за событиями в стране, эта цифра смешно звучит. Нужно ли удивляться, что сегодня о движении мало кто помнит.

Новые лица в оппозиции отличаются от людей первых лет независимости. Если для тех идеи были движущей силой и ради них они бросались на амбразуры, то нынешние оппозиционеры отличаются прагматизмом, а лозунги, которые они используют, лишь риторика, необходимая для достижений целей. Подавляющее число их существует на гранты от международных фондов. Кстати, в самом начале звучали такие заявления: «Oyan, Qazaqstan — гражданское движение, не связанное ни с одной политической партией или силой. Мы не оппозиция. Мы не хотим политических игр, договоренностей и деления постов и должностей. Если политические силы разделяют наши ценности, они могут поддерживать нас, но мы никогда не присоединимся ни к какой партии. Деньги нам не нужны».

При этом требования изменения выборного законодательства, к примеру, у ояновцев, видимо, не считаются политическими лозунгами. С формальной стороны так оно и есть – это права граждан страны. На деле же это – вопрос внутренней политики государства. Очевидно, что даже политолог по диплому Димаш Альжанов не видит различия в данном вопросе, что говорит о каше в головах инициаторов движения «Oyan, Qazaqstan». Не так давно г-н Альжанов ещё больше удивил. В одном из интервью он решил подвергнуть критике систему подготовки госслужащих через президентский кадровый резерв. То, что подобная практика не нова и существует во многих странах, критика не смущает. Ну, ещё бы – главное же опорочить всё то, что делают власти в стране.

Что касается заявления «Деньги нам не нужны», то оно вызывает большие сомнения. Если бы не было грантов от международных фондов, можно было бы поверить таким словам. Но…

Остаётся признать, что родовые болячки у казахстанской оппозиции всё те же. Неспособность договариваться и точно формулировать цели и задачи, отсутствие детально проработанной программы действий – всё это было на заре суверенитета и имеет место быть сегодня.

Фото из открытых источников


Жан Абишев