Политика

Социальное ДТП с тяжкими последствиями

Мурат Халилов

25.12.2023

Страшная трагедия, произошедшая в пятницу вечером в Алматы, потрясла не только город, но и всю страну, даже выйдя за ее пределы. Но постепенно СМИ переключились на другие новости, блогеры также сбавили накал публикаций, а для большинства казахстанцев предновогодний оброк затмил все остальное. И только в семьях погибших сохраняется траур. Но ведь нам всем нужно извлечь уроки, причем, не ища или назначая виновных.

Сразу оговоримся, что мы не собираемся кого-то оправдывать, перекладывать вину и уж тем более – бежать вперед следствия, как это поспешили сделать некоторые «лидеры общественного мнения», заработав по несколько десятков тысяч лайков. Мы, вообще, собираемся отойти от юриспруденции, хотя для начала просто необходимо изложить ситуацию через призму юриспруденции.

МАТЕРИАЛЫ ПО ТЕМЕ:

Подведение итогов. Общество. Часть II

Подведение итогов. Общество. Часть I

Выборы-2024. Не у нас, но про нас

Говоря языком права и Уголовного кодекса, то, что случилось целиком и полностью укладывается в нормы Правил дорожного движения, а также действия, посягающие на общественный порядок. Как известно, досудебное производство было возбуждено по двум статьям УК – 293-ей («Хулиганство») и 351-ой («Нарушение правил, обеспечивающих безопасную работу транспорта»). Действительно, подозреваемый вел себя неподобающим и вызывающим образом, кинулся с кулаками на человека (в данном случае, женщину, но Закон тут акценты не расставляет), а его дальнейшие действия повлекли ДТП. И тут поясним.

Отмечалось, что дело начато именно по 3-ей части статьи 351, нормы которой говорят о действиях пассажира, которые привели к тяжким последствиям – гибели двух или более человек. Со статьей 293 инкриминируемая часть не уточняется, но отметим, что пункт 4 части 2, как отягчающий момент, оговаривает хулиганство, совершенное «на борту воздушного, речного, морского судна, железнодорожного транспорта». Про наземный общественный транспорт – ни слова. Запомните этот момент. Кроме этого, странно, что мы не увидели статью по нанесению тяжких повреждений, повлекших средний вред здоровью, хотя, возможно, она еще появится – ведь женщина-водитель, по словам очевидцев, потеряла сознание.

И тут появляется сразу несколько факторов, которые никак не оговорены нормами уголовного права или уголовно-процессуального кодекса. Позднее, когда дело дойдет до суда, тут можно включить только один момент из УПК – судья выносит решение в соответствии с законом и внутренним убеждениям. Что будет внутри председательствующего никто сказать не может, но налицо то, что можно назвать фатальным стечением обстоятельств. Причем, в основном это социальные и социально-бытовые обстоятельства. Для того, чтобы это понять, надо объективно посмотреть на всю картину.

Во-первых, остановка «Калкаман» – это одна из транспортных развязок мегаполиса, причем, совершенно к этому не приспособленная. Ежедневно тысячи жителей пригородов Алматы возвращаются домой с пересадками, тратя только в один конец на дорогу по полтора-два часа. Добравшись до этой остановки многие ловят попутку согласно тарифу «с носа». Спрос тут явно превышает предложения, поэтому люди выходят даже не на первую, а на вторую полосу движения (на первой нередко стоят таксисты со своей установленной таксой). Именно эти люди, судя по жуткому видео момента аварии, и стали первыми жертвами неуправляемого автобуса.

Сам этот маршрут (№47) по каким-то неведомым причинам стал обслуживаться сравнительно маленькими и неудобными автобусами, хотя это направление всегда пользовалось популярностью среди пассажиров. Оно, по сути, связывало два главных базара южной столицы – рынок «Алтын Орда» и знаменитые алматинские барахолки. Судя по всему, злополучный рейс направлялся в город. Дело в том, что в этом месте 47-ой разворачивался на Райымбека по эстакаде, которая расположена над трассой. И именно это объясняет высокую скорость автобуса, когда он буквально въехал в остановку, снося людей и машины. То есть, если подозреваемый, как утверждается, пропустил остановку, то она была просто на обратной стороне трассы, добраться на которую можно было через подземный переход.

В любом случае, это не повод кидаться с кулаками на водителя, тем более – женщину. Это аксиома. Однако, если в это время автобус ехал по эстакаде, то трудно было не осознавать, что даже отвлечение водителя руганью может повлечь за собой необратимые последствия. Мы, конечно, не беремся судить о психологическом состоянии подозреваемого, но можно предположить, что в конце рабочего дня обычного городского водителя автобуса сопряжен с накопленными стрессами и даже агрессией – как в сторону других участников дорожного движения, так и пассажиров. Конечно, «автобусники» у нас тоже не идеальные, мягко говоря, но мы сейчас о другом, что можно коротко выразить в формуле: «Пятница, вечер, стресс, конец месяца, кредиты, злые люди вокруг, личные проблемы…». Нет, коротко не получилось – сюда можно добавлять и добавлять, что, опять-таки, даже юридическим языком не всегда смогут стать отягчающими или оправдательными обстоятельствами.

В общем, пятничная трагедия в Алматы – это целый набор срезов социального состояния общества с акцентом на субъективные аспекты. Причем, не только стороны потерпевших, подозреваемого и невольных свидетелей страшного зрелища, но и тех, кто взялся оценивать трагедию, сидя в уютном кресле у себя дома и считающих Калкаман «краем света». Конечно, легче во всем обвинить (кроме самого преступника) городские и даже республиканские власти – мол, довели состояние граждан и ситуацию с общественным транспортом до того, что люди кидаются с агрессией друг на друга. Но только ли в этом проблема?

Еще раз повторим – мы не собираемся никого оправдывать или перекладывать вину, но согласимся с мнением, которое получило распространение в соцсетях. Речь идет об отношении в нашем обществе к проблеме гендера и насилия. Многие обратили внимание, что трагедии бы не произошло, если бы мужчина не поднял руку на женщину, а если бы водителем был мужчина, то... Это, конечно, так, но, думается, он не сразу, как говорится, с ходу, ударил водителя по голове – скорее всего, была перепалка и, возможно, кто-то из пассажиров пытался ее замять. Но не нашлось никого, кто бы поставил разбушевавшегося, почем зря, попутчика на место. Не потому что это грозило опасностью для всех, а потому что так надо – надо всегда заступаться за слабых, а не делать вид, что это не твое дело.

Ведь другой громкий случай, который до сих пор на слуху и периодически реанимируется в СМИ – убийство Салтанат Нукеновой – дал толчок обществу, который заставил многих пересмотреть ситуацию с бытовым насилием. А что, водитель маршрута №47 меньше женщина? Или надо быть женой экс-министра, а не матерью-одиночкой с двумя малолетними детьми, ожидающих чуда на Новый год? Или чтобы нападение совершилось в том месте, куда пассажиры автобуса и те, кто стоял на остановке вряд ли когда-нибудь зайдут «просто пообедать»? А может быть многие из нас вспомнят об этом деле лишь тогда, когда будет выноситься приговор? Вспомнят, поохают от того, что парню дали меньше (некоторые даже пожизненное требовали, приравняв преступление к теракту), да и забудут.

А что нужно будет сделать, чтобы не забыть? На Западе, в частности, в США существует практика, когда какое-либо происшествие заставляло менять законы. У нас тоже такое бывало, но малоубедительно. Единственным исключением, пожалуй, была трагедия, унесшая жизни пятерых сестер в феврале 2019-го. Это стимулировало власти существенно пересмотреть нормы и механизмы адресной помощи многодетным семьям. Хорошее и правильное дело, но если бы, скажем, этот акт был хотя бы неофициально назван «Законом сестер Ситер», то именно общественный эффект оказался бы сильнее.

На этот раз все, конечно, сложнее. Но ведь можно инициировать, скажем, гражданско-правовой проект с комплексным направлением. Это и проблемы с транспортом (в том числе, для тех, кто по три-четыре часа в день тратит на дорогу на работу и обратно), и потенциально опасная ситуация на «транзитных» остановках, и организация безопасности водителей, включающая уменьшение рабочего дня, а заодно повышение их квалификации (и стрессоустойчивости), и банальный, но нужный ликбез для пассажиров. И, конечно же, помощь не только многодетным матерям, но и тем женщинам, которые работают на потенциально опасных производствах, в которые теперь можно отнести и вождение общественного транспорта. Можно (и нужно) сделать поправки в Уголовный и Административный кодексы, так как в первом, как мы указывали выше, почему-то отсутствует нормы про этот самый общественный транспорт.

Эта трагедия, как бы это цинично не звучало, также укладывается в печальную статистику. По данным МВД, ежедневно на дорогах страны погибает до десяти наших сограждан. Бывают, как выражаются полицейские, «отдельные сезоны».

Место ДТП уже на следующий день продолжило функционировать в прежнем режиме.

А если заглянуть немного вперед – к моменту, когда судья будет выносить свой вердикт по этому делу, то хотелось бы, чтобы он, кроме прочего, вынес и частные определения. Исходя из внутренних убеждений. В них можно включить все вышеперечисленное, а также всем нам – чтобы мы были хоть немного добрее друг к другу (особенно, к женщинам). Добрее и с большим пониманием. В одном же обществе живем. Или нет?

Фото из открытых источников


Мурат Халилов

Публикации автора

Трамп против пули

В этот день. Юлий Цезарь и другие именинники

Осторожно, дезинформация!

Совесть нации. Миссия выполнима

В этот день. День рождения туризма

Наследие предков и забота о потомках. Часть IV

Топ-тема

Другие темы

ПОЛИТИКА | 16.07.2024

Логика реформ

ИНТЕРВЬЮ | 16.07.2024

Дмитрий Орлов: Будут новые попытки переворота

ОБЩЕСТВО | 16.07.2024

Шапалак от Артаева: о чем рассказал известный боксер

АНАЛИТИКА | 15.07.2024

Трамп против пули

ГЕОПОЛИТИКА | 15.07.2024

Иран на пороге больших перемен

СПОРТ | 13.07.2024

Неудачное начало: обзор первых игр казахстанцев на еврокубках