Алматы

14.04.2021

Ориентация север для «Тронутого трамвая»


Трамвай пошел сам. Пустой. Без водителя и пассажиров. Стоял «под горку». Тронулся и стал набирать скорость. Сам по себе. Будто умом «тронулся». Или хуже того – ничего его не трогало, поскольку это был единственный путь, на котором пришлось крушить и сминать все до полной остановки…

И что тут поделать, если перепад высот с юга на север в Алматы составляет где-то около двухсот метров. Такой вот «Наклонный город», о котором сложил песню Александр Цой. И строки песни «… город чувствует дождь//случится так, вся грязь прольется вниз», довольно прозрачно напоминают алмаатинцам, что в социальном отношении, верх и низ – «две большие разницы». Но есть еще и упоминание: «скажи, чем ты уймешь свой сейсмический страх». Про сель, тоже есть слова. Да, это фобии, предчувствия возможной катастрофы, с которыми горожане давно сжились и продолжают оставаться в какой-то мере фаталистами, и в верхних – «элитных» – районах города, и в нижних – «равнинных», от слова «рАвно». О чем предельно ясно говорит китайская пословица: «Когда трясется земля – люди становятся равными». И это равенство перед общей бедой, вне зависимости от социального статуса, продемонстрировал сошедший с ума, но не с рельсов трамвай. Просто какой-то «сдвиг по фазе», а потом двигался он по своему пути, словно по одному ему известному расписанию, как и много лет до того.

Так же, как и герой рассказа Сугиры Ямамоты «Бежит по нашей улице трамвай» в книге «Город без времен года». Который стал литературной основой фильма Акиры Куросавы «Под стук трамвайных колес». Шедевр, – да, киноклассика – да, пророчество – да. Но в нашем конкретном случае это утверждение придется логически обосновать, что и предлагается сделать, вглядываясь и вслушиваясь повнимательней.

Юноша – Року-тян – в своем нездоровом сознании представляет себя водителем воображаемого трамвая и бегает по улицам, выкрикивая звукоподражательную «мантру»: «До-дес-ка-ден!» Так он бегает «полную рабочую смену» в любую погоду, не обращая внимания на усмешки жителей трущоб – маргинального низа города, в нижней его части, «равнинного», но уже от слова «равнО». Равнодушного ко всему в своей депрессии замкнутого пространства нищеты и безнадёги. И тронувшийся умом «человек-трамвай» являет собой некое отражение в потрескавшемся зеркале, судеб трущобных обитателей. Целый калейдоскоп персонажей социальных изгоев, формирует вопрос, обращенный к зрителю: «А кто из них действительно сумасшедший: Року-тян или они?» Погрязшие в пьянстве, разврате и маниакальном стремлении быть еще хуже, чем вчера, а завтра еще хуже, чем сегодня. Итак, без времени, без надежд, «без времен года».

21 сентября 2015 года улицы Алматы приняли двойственность осеннего равноденствия, когда день равен ночи. Свет и тьма сошлись во взаимопроникновении, стал не важен полюс оценки: 14 машин оказались смяты наподобие консервных банок, были пострадавшие, но никто не погиб. Кроме городского трамвая, чьи рельсы власть, уклонявшаяся прежде от информаций о предыдущих подобных случаях, закатала в асфальт, чтобы больше не слышать стука колёс… «да-дес-ка-ден» – это кино такое… Но отчего-то призрачный водитель трамвая Року-тян, продолжает бежать по своему однажды проложенному маршруту, вместе с грязевыми потоками не чистых желаний, с ориентацией с юга на север: от обильности запросов к обнищанию воплощения.

«Ориентация Север»: беззастенчиво влезает в сознание песня в исполнении Лолиты Милявской. И чем сильнее пытаешься отмахнуться, как от навязчивой осы, от этого ритмически оформленного заклинания, тем настойчивее звучит оно, заставляя вслушиваться именно в себя. Да, в себя и только в себя. «Ориентация – Север// я хочу, чтобы ты верил// я хочу, чтобы ты плакал». Повторим – внутренне, про себя – и поймем: все это не про нас, но для нас. Да, все это очень личное, касающееся Лолиты и некоего Мужчины. Но все это странным образом переплетено внутри заявленной темы.

«Ориентация – Север». Так называется философский манифест одного из самых ярких мыслителей российского интеллектуального пространства Гейдара Джемаля.

Да, странно, но стоит набрать в поисковиках название «ориентация север», как появляются ссылки на клип Лолиты. Из любопытства приходится слушать. Но после, когда уже найден в Инете и открыт для чтения труд Г.Джемаля, песня продолжает звучать во внутреннем памятливом слухе, возможно, случайно, но как-то перекликаясь в своей случайности с некими геостратегическими очевидностями. Но, посудите сами, вчитываясь и вслушиваясь: «а я не буду бояться//что нам нужно расстаться//что мне нужно остаться»… К кому это обращено: к России и Казахстану? Давайте напомним, что сравнение Севера и Юга, как Мужчины и Женщины, принадлежит Рене Генону, французскому философу. Для него Женщина, ее внутренняя суть, тяготеет и тянется к Мужчине-Югу: обильный урожай и теплолюбивый комфорт его ипостаси. Север-Женщина, читай: заснеженная пустошь и кричащая тишина, вот что привлекает Мужчину, стремящегося к абсолютной Свободе. И как тут не вспомнить определение К.Победоносцева: «Россия – это ледяная пустыня, по которой бродит лихой человек». Причем бродит он, скорее всего, для обретения той самой полной свободы выбора. Власти, чтобы в конце концов ей же противостоять. Тем, что «человек – выше сытости». Даже – «на дне». Вот только как его определить в «ледяной пустыне»? Это там, на Юге, где все загнивает в тепле и расслабленности «днища», такое возможно. Средиземноморская цивилизация родилась в климате со среднегодовой температурой 21 градус – это температура комфорта для нашего тела, которая избавляет от мыслей о переохлаждении и позволяет заняться приятными размышлениями. К примеру, как описать весь залитый солнечным светом мир, словами доступными и красивыми, звучащими одинаково умно и весомо на всех четырёх диалектах эллинского и латыни. Да, культура, человеческая, общепринятая, однако.

Не для тех, чья ориентация – Север. К полюсу «перекрестья», к «черной дыре» рождения нового смысла, к нетождественному размыканию резонанса Духа и тварной Реальности. Человек – выше. Об этом книга Гейдара Джемаля. Об этом и фильм Акиры Куросавы. Об этом и рассказ «Бежит по нашей улице трамвай». Об этом пытался рассказать наш «тронутый» «трамвай желание» – казаться, но не быть по-настоящему. По-настоящему свободным. И от кредита на покупку автомобиля тоже. И от глупых попыток соответствовать «западным» стандартам успешности. И от кризиса понимания самих же себя: куда же мы движемся, если все хотят оказаться «на горке»? Чтобы замереть там, являя собой картину «царь горы»? Но вот «толчок», включая подземный, также не исключая социальный… и бежит уже по улице – Року-тян, воображая себя освобожденным наследием предписанного порядка. И что тут поделать, когда «верхи могут», если «низы хотят». Да, все по-старому, как бы хотелось, или не хотелось.

Теперь т.н. «элитные» районные Алматы, обозначили свою границу – «выше Аль-Фараби», при том что «низы» продолжают «опускаться» настолько, что во время сильных дождей наблюдается выход на поверхность грунтовых вод… «верхи» выдавливают. И безысходно направление этого движения вниз – с юга на север. Как и маршрут грядущего «тронутого трамвая», который однажды просто тихо покатится, если… Если «низы» не осознают, что увернуться от набирающей скорость катастрофы не удастся, и пора искать пути отхода. Ведь уходить надо тихо, мирно и с достоинством по заранее выбранному пути. И по нашей «ориентации – север».


Ельдес Сейткемел

Редакция


Елтай Давленов

Нур-Султан


Полат Джамалов

Президент московского фонда «Казахская диаспора»


Серік Ерғали

Нур-Султан


Марат Исабаев

Алматинская область