Алматы

07.06.2021

Пикник на обочине реальности


Пикник… Это суматоха во время приема пищи на природе, когда что-то обязательно проливается-просыпается-пропадает-протекает… просто так, потому как… пикник. Трапеза становится чем-то иным, а не рутинным насыщением и с обязательным любованием пейзажем. Процессом, включающим в себя вдохи полной грудью и вздохи об угасающем пленэре. С молчаливым согласием на то, что свет померкнет и цвет изменит, а солнце уйдет за горизонт и все закончится. Пикник в том числе. И надо будет вернуться на привычную кухню с отсутствием панорамного обзора, и в этих чередованиях углов у плиты и раковины, между холодильником и кухонным столом… обрести, наконец, уютную реальность, чего был лишен на природе. А ведь в обоих случаях реальность не была виртуальной: и пейзаж, и комната – всамделишные. Но почему тогда еда «на траве» при всей своей первозданной естественности не равна еде «за столом»? Также как «индейский пикник» - нонсенс, а «фуршет номадов» - новая реальность?.. Но в том-то и суть, что трапеза вне стен, ограничивающих обзор, словно раздвигает границы реальности, оставаясь при этом срединной точкой обзора: все реально и возможно – для каждого из наблюдателей на обочине этой самой реальности. Где и останутся следы пикника – куда же без них: всех этих банок, бутылок, пакетов, оберток – следов реального восприятия «картины мира», каковой и предстал…

…«Пикник на обочине». Фантастический роман братьев Стругацких, опубликованный в начале 70-х прошлого века. Кстати, фильм «Сталкер», как сейчас модно говорить, «это другое». По признанию самих братьев Стругацких, они работали «литературными подмастерьями» у кинорежиссера Тарковского, соавтора сценария по мотивам романа «Пикник на обочине». Причем сценарий переписывался многократно и то, что составило экранное воплощение – это отдельное произведение искусства, где текст авторов проявлен разве что в сюжетной канве. Прочитайте-просмотрите и убедитесь.

«Пикник на обочине» – это описание последствий «завтрака на траве»… инопланетян. Зачем-то прилетевших, к чему-то готовившихся, но почему-то улетевших, не входя в контакт с цивилизацией землян, и оставив после себя кучки мусора «межгалактического пикника». Это некие артефакты из «Зоны вторжения», которые и привлекают «сталкеров» с риском для здоровья и даже жизни, вытаскивающих эти предметы для дальнейшей продажи. И теперь это - цеховое братство, сродни «старателям», моющим золотой песок или добывающим драгоценные камни. Но главный приз, находящийся в Зоне, – это Золотой Шар, исполняющий любое желание, и к нему направляется главный герой, чтобы испросить здоровья для своей дочери. Да, ему известно, что дорога к цели будет чрезвычайно опасна всевозможными ловушками Зоны, но он к этому готов. Как и к тому, что потребуется человеческая жертва – это обязательное условие – и для этого прихвачен с собой юноша-идеалист, возжелавший подарить «счастье для всех, даром…».

Роман с открытым финалом, так что, прочтите и составьте личное отношение к тексту, в текстуру которого вплетены нити другого произведения. И именно это составляет предмет рассмотрения наличия провидческого взгляда на современную действительность. Продолжим вглядываться уже в «Театр теней», фантастический рассказ Клиффорда Саймака, опубликованный в начале 50-х прошлого века…

…Где-то на краю галактики, на безвестном астероиде работает группа ученых. Много лет подряд они бьются над проблемой создания андроидов – человекоподобных организмов с повышенными способностями выживания в агрессивных средах планет. Словом, их задача – создать «дубль хомо сапиенса», но с повышенной живучестью. Определение «киборг», кибернетический организм, как продукт робототехники не рассматривался. Выражаясь современным языком, требовался результат 3-Д сканирования человеческой особи, способной к коллективному осмыслению задач, а также к сплочению для их решения. Да, нелегко пришлось ученым-создателям…

И чтобы хоть как-то уберечь от стрессовых перегрузок разум девятерых ученых-одиночек, руководство предложило им ежевечернее развлечение в виде Спектакля. Он разыгрывался следующим образом: участники рассаживались перед огромным специальным экраном, на который посредством сложнейшей аппаратуры они транслировали образы из своего воображения. В результате у каждого ученого перед экраном, был свой «экранный герой», созданный только его фантазией. Принадлежность того или иного персонажа к конкретному создателю в зале держалась в тайне, чтобы не переносить драматургическое действо в реальную жизнь. Но все же, это происходит однажды.

Один из ученых умирает, его психика не выдерживает панической атаки, ставшей результатом некоего озарения. Его коллеги пытаются разобраться в причинах, для чего решают продолжить Спектакль. Они уже привыкли и к созданию драматургических конфликтов, и к совместному поиску их разрешения. И вот на экране появляются их герои, как персонифицированные объекты воображения их создателей. Итак, они играют в декорациях их же фантазий, а это… пикник. Возможно, на обочине, вот только – чего? И вот, как обозначают в драматургических текстах… «те же, и…»

…1.Беззащитная Сиротка, 2.Усатый Злодей, 3.Приличный Молодой Человек, 4.Красивая Стерва, 5.Инопланетное Чудовище, 6.Деревенский Щёголь, 7.Представитель Внеземной Дружественной Цивилизации, 8.Нищий Философ, 9.Прелестная Девушка…

Нумерация в данном случае никаких значений не несет, но необходима лишь по одной причине. Как только появляется последний персонаж, всем становится ясно – их…девять! «Нищий Философ», плод воображения недавно умершего сотрудника, тоже присутствует, и даже не на экране – все материализовавшиеся во плоти герои уже стоят на подмостках перед ним. И теперь ученым-создателям в зале нужно… что именно?.. финал открыт.

А теперь давайте сравним оба логических посыла – «Пикника на обочине» и пикника «Театра теней». Космический мусор Зоны вторжения превращен в объект желаний. Комический мусор Зоны вырождения воплощен в плоть и кровь объектов реальности. Как говорится, от великого до смешного – один шаг. От космического, до комического – одно выпадение согласной «С». Как согласие Спектакля – на Сталкера. На его появление, как проявление всеобъемлющего Закона сохранения информации. Один из постулатов которого гласит: «событие не происходит, пока о нем не прошла информация». И не важно, звуковая, текстовая или визуальная. Пусть даже для этого потребуется некий временной отрезок. В нашем случае – пара десятков лет, но событие происходит, т.к. было обозначено в тексте, сначала рассказа, а затем романа. Словно это «С»… с опозданием, но все же прокралось на пикник: буквально «сталкер» означает «преследователь». Образовано от английского глагола «to stalk» - «тихо преследовать, подкрадываться». И что за картина мира развернулась перед нами, что за Спектакль разыгран Обществом? Процитируем Википедию: «Общество спектакля или Общество зрелища (фр. La Société du spectacle) — политическо-философский трактат, написанный Ги Дебором в 1967 году. Книга посвящена анализу и критике общества, как в его западной (капиталистической) вариации, которая определяется как «общество распылённого зрелища», так и советской системы («общество централизованного зрелища» по Дебору) с леворадикальных (анархо-марксистских) позиций. Суть современного состояния Ги Дебор определяет как утрату непосредственности: «всё, что раньше переживалось непосредственно, отныне оттеснено в представление». Термин «спектакль» означает «самостоятельное движение неживого» или «общественные отношения, опосредованные образами». Важную роль в становлении общества спектакля сыграли средства массовой информации: «это новшество обернулось настоящим Троянским конём», – пишет Ги Дебор. В книге проводится также детальный анализ марксизма и развития революционной теории, которая оказалась перед лицом двух новых факторов: революционной иллюзии и классовой бюрократии.

А теперь давайте приглядимся повнимательнее к Спектаклю Пикника: каковы именно эти самые «общественные отношения, опосредованные образами»? Но кто они, если не…

«Беззащитная Сиротка» - это ли не Грета Тунберг, порожденная ЭКОволюцией, или не новоявленная рэволюционэрка София Сапега, да и все остальные, обозначенные тэгом – «онижедети».

«Усатый Злодей» - ну, здесь вообще целая команда «назначенцев»: от Иосифа до Адольфа, и от Лейбы до Мадуро.

«Приличный Молодой Человек» - вот с этим трудно, как ни странно: Макрон?.. Зеленский?.. тогда уж сразу – Коля Батькович.

«Красивая Стерва» - здесь иронично усмехнемся от обилия кандидатур и просто срифмуем: от Ольги Бузовой до Баян Алагузовой.

«Инопланетное Чудовище» - многие годятся на эту роль, но в первых рядах…Сорос и Брейвик, куда же без них.

«Деревенский Щёголь» –  подходят Герман Греф и Ким Чен Ын. А что не так?..

«Представитель Дружественной Внеземной Цивилизации» - идеальный дубль: Никола Тесла и Илон Маск.

«Нищий Философ» - спорно, и все же: как вам… Бодрийяр и Дугин?

«Прелестная Девушка» - здесь следует оговорить некоторые условия. Дело в том, что в рассказе она заявляется на пикник «порядком нагрузившись». Вот теперь… «пустите свою фантазию вскачь».

Но следует помнить заключительные реплики «Театра теней» и особо – персонажей, которые их произносят:

«- Мы - это совесть, - произнес Усатый Злодей. - Отраженная совесть, принявшая наш облик и играющая наши роли...

- Совесть человечества, - сказал Деревенский Щёголь».

Да, пикник наших дней – все та же суматоха за столом… с клавиатурой, когда все под руками обязательно проливается-просыпается-пропадает-протекает, просто так, потому как…пикник. На обочине реальности, виртуально представленной круговым обзором по всему интернет-пространству. Со все теми же охами-вздохами об угасающем пленэре, при возрастающем количестве пикселей на квадратный дюйм. И все это при том, что во всамделишной реальности, где-нибудь на Украине, в Сирии, в Колумбии, все больше юношей-идеалистов приносят себя в жертву, манифестируя пожелание, обращенное не к Золотому, а к Земному шару:

«Счастье для всех, даром, и пусть никто не уйдет обиженный!»

Совесть – это просто чувство стыда перед самим собой. Где стыд – это гнев на самого себя за свое собственное несовершенство. «Общество спектакля» трансформирует совесть человечества в реплики персонажей. Пока продолжается Спектакль. И пикник. На обочине реальности.


Ельдес Сейткемел

Редакция


Елтай Давленов

Нур-Султан


Полат Джамалов

Президент московского фонда «Казахская диаспора»


Серік Ерғали

Нур-Султан


Марат Исабаев

Алматинская область