Аналитика

В этот день. Кыштымская авария

Мирас Нурмуханбетов

29.09.2023

Ровно 66 лет назад, 29 сентября 1957 года, в городе Челябинск-40 на химкомбинате «Маяк» произошел взрыв, сравнимый с аварией на Чернобыльской АЭС спустя 30 лет. Так как города с таким названием не было на картах, катастрофу в режиме чрезвычайной секретности стали называть «Кыштымской аварией» – по наименованию ближайшего села. Это была и остается одной из самых трагических страниц в истории советского атома. И одной из самых засекреченных.

Интересно, что предысторию Кыштымской катастрофы современные российские историки и ученые преподносят как следствие того, что Америка взяла первенство в ядерном оружии и мы (СССР) вынуждены были торопиться, потому и допускали «определенные неточности», «некоторые просчеты» и «вынужденные недоработки». В общем, опять США виноваты. Но если говорить объективно, то трагедия рано или поздно произошла бы, и тому множество причин, в том числе и то, что об обратной стороне атома и радиации тогда было мало известно, и все делалось впервые. Так, например, радиоактивные отходы и отработки долгие годы сливались в местные реки, пока до разработчиков не дошло, что это плохо.

МАТЕРИАЛЫ ПО ТЕМЕ:

В этот день. Война диктаторов

В этот день. Татарбунарское восстание

В этот день. Куликовская битва… фейков

Постановление о строительстве завода № 817 было принято в апреле 1945 года, а предприятие вышло на проектную мощность уже в июне 1948-го, а в начале следующего года были запущены радиохимический завод по выделению и переработке плутония и химико-металлургический завод по производству ядерного заряда. С тех пор в течение нескольких лет производился сброс жидких радиоактивных отходов в реку Теча. Только по официальным данным объем сбросов достигал 2,8 млн кюри, облучению подверглись более 120 тысяч человек из 40 населенных пунктов. Население некоторых из них даже эвакуировали, но многие остались. Потом отходы стали сливать в бессточное озеро Карачай, убедив себя, что это спасет. К 1967 году озеро обмелело, обнажив дно, в результате окружающая среда получила еще 0,6 млн кюри. Значительно позже с 1973 по 2015 годы, проводился процесс консервации озера. Кроме того, вследствие несовершенства технологии очистки воздуха имели место и выбросы в атмосферу газов и аэрозолей, содержащих иод-131 и радиоактивные изотопы инертных газов (в частности аргон-41), которые обнаруживались в радиусе до 70 км от ПО «Маяк». К чему это мы? Да к тому, чтобы показать общую картину и отношение властей к людям. Поэтому серьезная катастрофа была только вопросом времени.

Кроме прочего, высокоактивные радиоактивные отходы хранились на площадках предприятия в закрытых специально оборудованных емкостях. Они представляли из себя цилиндры (18 метров в диаметре и 10 метров в глубину) из нержавеющей стали в бетонной «рубашке», толщина которой достигала всего одного метра. Вот в одной из таких емкостей («Банка № 14») и произошел взрыв ровно 66 лет назад.

Он произошел в 16:20 по местному времени в емкости, где на момент катастрофы находилось до 80 тонн радиоактивных отходов. Взрывом, оцененным в десятки тонн в тротиловом эквиваленте, была полностью разрушена емкость из нержавеющей стали, находившаяся в бетонном каньоне на глубине 8,2 метра, причем бетонное перекрытие весом 160 тонн отброшено в сторону на 25 метров. Взрывной волной сорваны аналогичные бетонные перекрытия двух соседних хранилищ, а в радиусе до 3 км в зданиях выбило все стекла.

Но самое страшное – это радиоактивное облако, убивающее все на своем пути – в атмосферу было выброшено около 20 млн. кюри радиоактивных веществ в виде аэрозолей, газов и механических взвесей. Здесь отметим, что Кыштымская катастрофа, по принятой международной классификации, относится к 6-му уровню из 7 возможных, уступая только Чернобылю и Фукусиме. Опять-таки позднесоветские и современные российские «эксперты» заявляют, что нельзя это сравнивать. Да, при Чернобыльской аварии было выброшено до 380 млн кюри, то есть почти в 20 раз больше, но при этом, говоря простым языком, основную массу выбросов в Украине составили «короткоживущие» радионуклиды, с периодом полураспада 8 дней, в то время как на Урале были выброшены «долгоживущие» стронций и цезий, полураспад которых оценен, как минимум, до 30 лет. Примечательно, что официально взрыв на «Маяке» тоже бы признан только через 32 года.

По самым скромным оценкам, около 10 процентов радиоактивных веществ было поднято взрывом на высоту до 1-2 км, образовав смертоносное облако. Территория, которая подверглась радиоактивному загрязнению в результате взрыва на химкомбинате, получила впоследствии название Восточно-Уральский радиоактивный след (ВУРС). Общая протяженность ВУРСа составляла примерно 300 км в длину при ширине до10 километров. На этой территории проживало до 300 тысяч человек, но при этом следует подчеркнуть, что это заниженные (и порой очень сильно) данные, которые до сих пор не хотят признавать. В независимой российской прессе периодически появлялись публикации о последствиях аварии. В частности, выяснилось, что население в зоне ВУРС до сих пор испытывают их – если коротко, то здесь уровень онкозаболеваний в 5-6 раз больше, чем в среднем по России, и нет ни одной семьи, где кто-нибудь не умер от рака. Причем, ряд поселков считается «переселенным» еще в 1957-59 годах, но фактически остался на месте. Нынешние российские власти, как самой Челябинской области, так и в Москве, несмотря на многочисленные обращения общественных деятелей, тоже не спешат переселять людей, не говоря уже о выплате компенсаций. Исходя из всего этого, практически не представляется возможным назвать даже примерные цифры пострадавших от Кыштымской аварии. Официально погибло 200 человек, 270 тысяч жителей признаны пострадавшими, равно как и несколько тысяч ликвидаторов.

Именно от ликвидаторов последствий аварии, которых свезли на Урал со всего СССР, по стране стали идти слухи об ядерном взрыве, произошедшем в Челябинской области. Из-за того, что солдатам и офицерам не давали никакой информации, слухи обрастали домыслами, с которыми советская антипропагадна ничего не смогла сделать. Кроме прочего, надо было успокоить местных жителей, которые первоначально даже подумали, что началась новая война. Доходило до смешного. Так, в газете «Челябинский рабочий» вышла заметка, которая назвала «особое свечение звездного неба» полярным сиянием. «В современной науке нашла подтверждение основная мысль Ломоносова, что полярное сияние возникает в верхних слоях атмосферы в результате электрических разрядов, – заверяли в газете, а под конец даже пригрозили: – Полярные сияния можно будет наблюдать и в дальнейшем на широтах Южного Урала».

Секретность достигала такой степени, что даже зарубежные спецслужбы, если и узнали о катастрофе, но первоначально не были в курсе подробностей. Например, сравнительно долгое время там преобладала версия о неудачных испытаниях ядерного оружия, и только в 1976 году ученый-биолог Жорес Медведев сделал первое краткое сообщение об аварии на Урале в английском журнале New Scientist, а еще через три года он издал в США книгу под названием «Ядерная катастрофа на Урале», в которой приводились некоторые подлинные факты, касающиеся аварии 1957 года. Официально же факт взрыва на химкомбинате «Маяк» впервые подтвердили в июле 1989 года на сессии Верховного Совета СССР, но всей правды тогда мы не узнали.

Фото из открытых источников


Мирас Нурмуханбетов

Публикации автора

Россия, верни не свое! Пожалуйста…

В этот день. Быть первым!

Продать бесценное

Угрозы ОДКБ или от ОДКБ?

В этот день. Реабилитация автономий

Старый Казахстан. В последний путь

Топ-тема

Другие темы

ИНТЕРВЬЮ | 12.04.2024

И нужен нам берег турецкий!

АНАЛИТИКА | 12.04.2024

В этот день. О полетах и не только

ОБЩЕСТВО | 11.04.2024

Жетісай ауданында экоакция аясында 300 түп ағаш әктелді

ИНТЕРВЬЮ | 11.04.2024

В основе интереса Запада – экономика, прежде всего

ГЕОПОЛИТИКА | 11.04.2024

Казахстан и Азербайджан: преодоление водного разрыва

КУЛЬТУРА | 10.04.2024

Читаем сами. В Казахстане бум формата театральных ридингов