Аналитика

В этот день. Медный бунт.

Мирас Нурмуханбетов

04.08.2023

Это не «круглая», но довольно показательная дата, особенно для тех, кто любит извлекать уроки из прошлого, глядя на день сегодняшний и подумывая, чем это чревато в обозримом будущем. 361 год назад, 4 августа (25 июля по старому стилю) 1662-го в Москве произошел так называемый Медный бунт, буквально потопленный в крови – дабы другим неповадно было. Это было организованное выступление, но, несмотря на потуги ищеек и массовые пытки, зачинщики найдены не были.

Начнем с того, что в России того времени не было собственных золотых и серебряных рудников для того, чтобы делать монеты. Еще раз, «Великая Русь» образца XVII века не имела «золотой базы», и драгоценные металлы приходилось ввозить из-за границы. На Денежном дворе, который еще пару веков до этого работал в основном на производство «валюты» для уплаты дани Орде и ее преемникам, в это время чеканили русскую монету – копейки, деньги и полушки (половина деньги) – из иностранных монет.

МАТЕРИАЛЫ ПО ТЕМЕ:

В этот день. Огненный смерч и 10000 тенге

В этот день. Первый всеказахский

В этот день. Бастилия и «Шанырак»

А тут еще затяжная война с Речью Посполитой – планы «спецоперации» уже давно перешли все приемлемые даты, и «СВО» требовала огромных и постоянных расходов. Тут на арене появился Федор Ртищев – друг и фаворит (здесь аналогии подберите сами) царя Алексея Михайловича – и подсказал простой до абсурда способ решить проблему. Чтобы найти деньги на продолжение войны он предложил выпускать медные деньги по цене серебряных. Проще говоря, налоги собирались серебром, а жалованье раздавалось медью. То есть, вам дают козу, а возвращать вы должны корову.

Первоначально люд, поверив царской администрации и приняв лозунг «Победа будет за нами!» как должное, особого внимания на это не обращал. Мелкая медная монета поначалу действительно имела хождение наравне с серебряными копейками, но вскоре законы рынка победили массовое сознание, и чрезмерный выпуск ничем не обеспеченных медных денег привел к их обесцениванию. Но до понимания, что по чем и кто виноват, прошло еще несколько лет. Если новые медные монеты стали чеканить (в Москве, Новгороде и Пскове) в 1658 году, то только к началу 60-х финансовая катастрофа проявила себя в полной красе. Ее на себе, в первую очередь, испытали представители малого и среднего бизнеса в городах, связанного с торговлей, чей оборот зависел от наличных, а также служилые люди, получавшие жалование. Обесцененное жалование, если что.

Если говорить языком цифр, то инфляция достигла наихудших показателей – так, за 6 рублей серебром давали 170 рублей медью. Сложившаяся финансовая ситуация привела к расцвету фальшивомонетничества и, как следствие, усугубила ее. Царь даже издал указ о сдерживании цен, но он не помог – не то, чтобы кто-то был «без царя в голове» или решил подставить Алексея Михайловича, а просто, как отмечалось выше, законы рынка оказались крепче законов царских. Но потребовалось еще время, чтобы появился повод для восстания, как такового, хотя были все предпосылки для него.

В ночь с 24 на 25 июля (на 4 августа) на Лубянке и в некоторых других районах Москвы были расклеены некие «воровские листки». Они представляли из себя короткую информацию о том, что во всех бедах виноваты определенные лица. Среди них князь Милославский (не тот, который из фильма Гайдая) и его братья-бояре, глава приказа Большого дворца упомянутый выше Ртищев, руководитель Оружейной палаты окольничий Хитрово, дьяк Башмаков, «богатый гость» Василий Шорин и другие.

Тут необходимо отметить, что этих «больших людей» (но ни в коем случае – самого государя!) обвиняли в тайном сговоре с Речью Посполитой, измене и прочих крамольных вещах. Никаких серьезных оснований и, тем более, доказательств тому не было (это примерно так же, как обвинить нынешний российских генералов и руководителей Центробанка в пособничестве ВСУ), но дезинформация оказалась той самой искрой, из которой возгорелось пламя восстания.

Тут надо привести еще один интересный момент – «обвиняемыми», по большей части, оказались все те же лица, которые стали объектом ненависти и поводом к так называемому Соляному бунту, который произошел за 14 лет до «медного» – в самом начале царствования Алексея Михайловича. Тогда, между прочим, тоже были погромы в боярских домах и усадьбах, а среди целей оказался дом гостя Шорина.

На этот раз, разгромив дом этого «большого человека», собиравшего «пятую деньгу» по всей Руси, толпа из нескольких тысяч человек двинулась в село Коломенское, где находилась резиденция (загородный дворец) царя. Странно, но Алексей Михайлович оказался на месте. Более того, неожиданные и разгоряченные гости застали врасплох Алексея Тишайшего. Он был вынужден выйти к народу, который передал ему челобитную с настоятельной просьбой снижения цен, налогов, а заодно – наказания виновных. Хозяин дал свое царское слово расследовать все обстоятельства, после успокоившаяся людская масса, поверив обещаниям, повернула обратно.

Но на обратном пути ходоки встретили другую толпу – более многочисленную и настроенную воинственнее (даже агрессивнее). Это были те самые наиболее пострадавшие от «денежной реформы» мелкие торговцы и мясники, пирожники и ремесленники, деревенские люди и им подобные. Они вновь окружили царскую резиденцию, но, судя по их лозунгам и заявлениям, уже не просили, а требовали (причем, незамедлительно) выдать им изменников, угрожая «буде он добром им тех бояр не отдаст, и они у него учнут имать сами, по своему обычаю».

Но к этому времени отряды быстрого реагирования из стрельцов и солдат, уже прибыли в Коломенское. Алексей Михайлович выходить к людям не стал, но им высказалось противное требование – разойтись по домам, на который последовал отказ. И тогда была применена сила против безоружных масс. Людей загнали в Москву-реку, и началась кровавая расправа.

По разным данным, было убито около тысяч человек – порублено, утоплено и повешено. Тысячи были арестованы и подвергнуты жестоким пыткам. Практически все они после следствия, которое сопровождалось репрессиями и чистками, были сосланы на каторжные работы и «вечное житье». В том числе, в Астрахань и Сибирь – ближе к приграничью с Казахским ханством.

Но репрессии на этом не остановились. Розыск в связи с Медным бунтом не имел прецедентов на то время. Облавы, обыски и другие «следственные мероприятия» продолжались еще много месяцев. Более того, практически всех грамотных москвичей заставили дать образцы почерка, чтобы определить, кто из них мог написать и размножить «воровские листы», ставшие толчком к протестам. Однако все попытки найти истинных зачинщиков, несмотря на привлечение огромных финансовых и людских ресурсов, а также разрастание штата «тайных служб», оказались тщетными.

Но не только пересмотр отношения царской администрации к антибунтовским мероприятиям стало результатом этих выступлений. Прямым итогом Медного бунта также принято считать тот факт, что уже на следующий год медные дворы в Новгороде и Пскове были закрыты, а вскоре возобновилась и чеканка серебряных монет. Со временем медные деньги были изъяты из обращения и переплавлены в более полезные вещи. Впрочем, современным нумизматам сохранился неплохой запас. Да и у народа, как говорится, осадок остался. До следующего раза.

Фото из открытых источников


Мирас Нурмуханбетов

Публикации автора

Россия, верни не свое! Пожалуйста…

В этот день. Быть первым!

Продать бесценное

Угрозы ОДКБ или от ОДКБ?

В этот день. Реабилитация автономий

Старый Казахстан. В последний путь

Топ-тема

Другие темы

ИНТЕРВЬЮ | 12.04.2024

И нужен нам берег турецкий!

АНАЛИТИКА | 12.04.2024

В этот день. О полетах и не только

ОБЩЕСТВО | 11.04.2024

Жетісай ауданында экоакция аясында 300 түп ағаш әктелді

ИНТЕРВЬЮ | 11.04.2024

В основе интереса Запада – экономика, прежде всего

ГЕОПОЛИТИКА | 11.04.2024

Казахстан и Азербайджан: преодоление водного разрыва

КУЛЬТУРА | 10.04.2024

Читаем сами. В Казахстане бум формата театральных ридингов