Аналитика

В этот день. Оккупация Латвии

Мирас Нурмуханбетов

16.06.2023

83 года назад, 16 июня 1940 года, правительство СССР выдвинуло Эстонии и Латвии ультиматум с требованием допуска на их территорию дополнительных войск Красной армии. Наступила решающая фаза оккупации советами прибалтийских стран, что в российских (да и некоторых наших) учебниках до сих пор называется «добровольным присоединением». Что же было тогда на самом деле? Но мы сегодня рассмотрим именно «латвийскиий» пример, так захват других стран Прибалтики проходил по аналогичному сценарию.

Многие считают именно начало лета 1940 года периодом оккупации и дальнейшей аннексии Прибалтийских стран, делая лишь ссылку на так называемый пакт «Ребентроппа-Молотова», подписанный 23 августа 1939-го. На самом деле все развивалось постепенно и можно было прогнозировать исход событий, хотя соглашение между большевистской Россией и нацистской Германией, безусловно, имело решающий характер. Мы уже как-то упоминали в нашей исторической рубрике этот пакт к которому прилагался секретный дополнительный протокол, который определил «сферы интересов» сторон «в случае территориально-политического переустройства» ряда регионов Европы. По Протоколу, в советской «сфере интересов» оказались Литва, Латвия и Эстония. Советы начали с первой в этом списке.

МАТЕРИАЛЫ ПО ТЕМЕ:

В этот день. Верненская катастрофа

В этот день. Секреты и легенды Байконыра

В этот день. Шокан и Манас

Уже через месяц, в конце сентября 1939 года, советские военные корабли появляются у балтийского побережья, а самолеты нарушают воздушное пространство всех трех стран, собирая разведданные. Пару недель спустя все три прибалтийские страны, заявившие о независимости после Октябрьского переворота, подписывают с Советским Союзом договоры о взаимопомощи. По условиям этих соглашений СССР создал на территориях балтийских стран морские, воздушные и сухопутные базы, разместив там около 75 тысяч своих солдат. В частности, в Латвии уже в начале ноября было размещено 25 тысяч красноармейцев. Если говорить, что нормы этого документа были не в пользу этих стран, это ничего не сказать, Хотя с правовой точки зрения они предусматривали юридическую независимость и кое-какие ее гарантии, как со стороны Советов, так и со стороны мирового сообщества.

Но мир тогда был занят другим – фактически начавшейся Второй мировой, а прямая поддержка Берлина со стороны Москвы не оставляла шансов на то, что Лига Наций как-либо сможет потушить разгорающийся в Восточной Европе огонь. Впрочем, это отдельная тема для разговора, к которой мы еще по случаю вернемся. Пока же можно констатировать, что судьба Прибалтики была решена, тем более, на фоне разгорающегося конфликта между СССР и Финляндией, когда первая стала проводить политику, напоминающую ту, что было накануне вторжения России в Украину – мол, исторические земли, требования трудящихся и далее в таком же роде.

Интересно, что еще в начале апреля 1940 года в Германии были созданы карты, которые включали Латвию вместе с Литвой и Эстонией и в Советский Союз. Нужно также отметить, что масштабная идеологическая работа проводилась и изнутри, причем, именно Латвия в этом преуспела, хотя просоветские настроения в ту пору бушевали по всей Европе (особенно в Италии, пока их не утопил в крови Муссолини).

Но вернемся к сегодняшнему дню 83 года назад. 16 июня 1940 года в 02:30 несколько отрядов, состоящих из сотрудников НКВД, перешли советско-латвийскую границу. Спецназ чекистов разгромил и сжег ряд латвийских пограничных кордонов и, захватив пленных, вернулся на советскую территорию. В результате было убито трое латвийских пограничника и двое гражданских, а в плен было взято 37 человек, из которых только девять военнослужащих. Это был некий превентивный удар, о котором предпочитали молчать советские и продолжают молчать российские учебники истории. Равно как и о том, что к утру прямо у границ Латвии и Эстонии были сосредоточены бронетанковые и стрелковые подразделения РККА.

Лишь в обед, ровно в 14:00, произошло то, с чего мы начали повествование – нарком иностранных дел Вячеслав Молотов вручил Латвии и Эстонии ультиматумы с требованием «формирования новых просоветских правительств и размещения дополнительных контингентов в этих странах». На размышление Латвии дали девять, а Эстонии десять часов. Ситуация была предсказуемая и практически безвыходная. Тем не менее, Латвийский МИД попросил отложить на 10 часов назначенный на 17 июня ввод Красной армии, «дабы советским войскам на дорогах не помешали жители, разъезжающиеся из Даугавпилса по окончании Латгальского праздника песни». Тут следует отметить, что Рига старалась минимизировать риски, не показаться для Москвы строптивой, а заодно постараться сохранить лицо перед гражданами. Кстати, в обществе тоже зрели сомнения, которые, по большому счету, сводились к выбору между двух зол – большевиками и нацистами.

Нужно отметить, что в Латвии, как и в Эстонии и Литве имелась сила, которая не хотела ни того, ни другого. Геополитическая ситуация, конечно, диктовала свои принципы, но теоретически эти страны вполне могли существовать в независимом режиме или, в крайнем случае, сохранять нейтралитет в разгорающемся мировом конфликте. В общем, те, кого в советской историографии было привычно называть «лесными братьями» просто боролись за свою независимость – не больше, не меньше.

Но это так, к слову. Вернемся к нашему повествованию. 17 июня премьер-министр Латвии Карлис Улманис, выступил с обращением к нации по радио, и его речь сводилась к формуле: «Оставайтесь на своих местах, а я остаюсь на своем». Стоит подчеркнуть, что исходя из сложившейся ситуации, он продолжал оставаться на посту президента и сотрудничал с новым просоветским правительством. Он сделал все, чтобы латвийская армия даже не помышляла о сопротивлении, и требовал от всех «оставаться на своих местах». А уже 20 июня 1940 года в Латвии было создано новое правительство во главе с просоветски настроенным микробиологом Августом Кирхенштейном, которое организовало выборы в Народный Сейм. Победу на выборах, проходившего под дулами войск РККА (невольно вспоминается «референдум» в Крыму марте 2014 года) одержал «Блок трудового народа».

Улманис оставался президентом государства вплоть до выборов в Народный Сейм, прошедших в середине июля. Их результаты он признал и передал власть Кирхенштейну, после чего попросил у Сталина пожизненную пенсию, а немногим позже сдал свои полномочия премьер-министра.

Уже через неделю после «выборов», на своем первом заседании Народный Сейм провозгласил советскую власть, сменил название государства на «Латвийская Советская Социалистическая Республика» и направил в Москву просьбу принять Латвийскую ССР в состав Союза Советских Социалистических Республик. Кремль выдержал паузу, и 5 августа 1940 года Латвия вошла в состав СССР как одна из союзных республик. 25 августа была принята новая Конституция Латвийской Советской Социалистической Республики.

Потом было еще много чего. Но отметим еще один факт – на этот раз из супер-новейшей истории. Несмотря на то, что РСФСР в 1991 году признала действия 1940 года как аннексию суверенных государств (в том числе и в отношении Латвии), современная официальная позиция российских властей заключается в том, что присоединение стран Прибалтики к СССР «не противоречило нормам международного права по состоянию на 1940 год». Коротко говоря, нынешняя позиция Кремля схожа с той, которая была главной и единственной 83 года назад.

Фото из открытых источников


Мирас Нурмуханбетов

Публикации автора

Россия, верни не свое! Пожалуйста…

В этот день. Быть первым!

Продать бесценное

Угрозы ОДКБ или от ОДКБ?

В этот день. Реабилитация автономий

Старый Казахстан. В последний путь

Топ-тема

Другие темы

ИНТЕРВЬЮ | 12.04.2024

И нужен нам берег турецкий!

АНАЛИТИКА | 12.04.2024

В этот день. О полетах и не только

ОБЩЕСТВО | 11.04.2024

Жетісай ауданында экоакция аясында 300 түп ағаш әктелді

ИНТЕРВЬЮ | 11.04.2024

В основе интереса Запада – экономика, прежде всего

ГЕОПОЛИТИКА | 11.04.2024

Казахстан и Азербайджан: преодоление водного разрыва

КУЛЬТУРА | 10.04.2024

Читаем сами. В Казахстане бум формата театральных ридингов