Экономика

Экономическое неравенство – главная угроза стабильности

Талгат Мамырайымов

06.06.2023

В прошлую пятницу глава Бюро национальной статистики Ж. Шаймарданов сообщил, что в Казахстане минимальную заработную плату в 70 тысяч тенге получают около 5–6% работающих, а «на верхней границе…заработные платы начинаются от 565 тысяч тенге и выше, есть и миллион, и два миллиона в месяц, и больше». Другими словами, эти данные говорят о высоком уровне экономического неравенства в Казахстане. Вдобавок эта «пропасть» продолжает увеличиваться на фоне галопирующей инфляции. Как вы все знаете, сейчас наблюдается просто невообразимый раньше рост цен. Но доходы казахстанцев при этом слабо растут, не покрывая даже половины инфляции. Тем самым экономическое неравенство сейчас, думается, является главной угрозой стабильности Казахстана, поскольку оно вредит всему обществу, государству.

Не случайно наша официальная черта бедности соотносима с уровнем слаборазвитых государств мира (в основном африканских). Экономисты давно доказали, что большие расходы на питание отражают высокий уровень бедности населения, его низкие доходы, не позволяющие обеспечивать достаточный уровень жизни по международным стандартам. (Напомним, что казахстанцы тратят на продукты питания более 50% своих доходов). Более того, дошло до того, что многие казахстанцы берут продукты «в кредит» – под зарплату. Причем большинство из них стали экономить на покупке «дорогих» продуктов, которые, по идее, входят в мировые стандарты доступного здорового питания. А некоторым казахстанцам и вовсе с трудом хватает на покупку прежних недорогих продуктов, которые для них с инфляцией вошли в категорию «дорогих».

МАТЕРИАЛЫ ПО ТЕМЕ:

Какой должна быть минимальная зарплата в Казахстане?

Казахстан: проблемы продовольственной безопасности

В общем, здоровое общество невозможно построить на неравенстве. Весь ход мировой истории показал, что экономическое неравенство наносит тяжелейший урон любому обществу, государству. Некоторые отечественные «мыслители» говорят, что экономическое неравенство – это исконный порядок вещей всего социального мира и, мол, нам нужно смириться с этим. Известный экономист, лауреат Нобелевской премии по экономике Дж. Стиглиц резко критикует распространенную точку зрения на неравенство как неизбежное зло современного общества. Стиглиц считает, что именно неравенство является главным врагом экономической свободы людей, ограничивая возможности их самореализации в экономике и обществе в целом.

Как недавно выяснили некоторые ученые, в странах, где наименьший разрыв в доходах между 20% самых бедных и 20% самых богатых (Япония, Фенноскандия), наблюдается самый низкий уровень «человеческих» проблем. Иначе говоря, в этих странах смогли построить более справедливое общество, отказавшись от «натуральности» экономического неравенства. Один из авторов этого вывода, американский ученый Ричард Уилкинсон пишет, что сегодня мы имеем доказательства того, что неравенство разделяет и разрушает общества.

Р. Уилкинсон начинает с того, что в Японии, Финляндии, Норвегии и Швеции 20% богатых в 3,5–4 раза богаче 20% бедных. Однако в Великобритании, Португалии, США и Сингапуре эта разница больше в два раза. (В Казахстане самые богатые 20% богаче самых бедных 20%, скорее всего, в среднем в 15–20 раз. То есть в нашей стране ужасающее экономическое неравенство.) Р. Уилкинсон с коллегами, на основе анализа статистических данных, показал, что неравные страны имеют больше проблем с продолжительностью жизни (Казахстан по этому параметру относится к группе аутсайдеров), уровнем грамотности и математической подготовки детей, смертности новорождённых, убийств, количеством заключённых, уровнем подростковой беременности, доверия, ожирения, психических заболеваний, социальной мобильности.

Команда Р. Уилкинсона выяснила, что «благосостояние наших обществ больше не зависит от национального дохода и экономического роста». Этот показатель очень важен для бедных стран, но не для развитых. В частности, если взять для сравнительного анализа – межличностное доверие во всей стране. В неравных странах лишь 15% населения доверяет другим, а в равных их гораздо больше: 60–65%. Такие же различия по характеру социального капитала и активности общественной деятельности. Очень впечатляют выводы Р. Уилкинсона по дифференциации социальной мобильности в зависимости от дохода, происхождения. В неравных странах, например, в Великобритании и США, доход отца важнее, чем в Скандинавских странах. В результате скандинавы обладают большей социальной мобильностью. Уилкинсон тут шутит: «Если американцы хотят осуществить американскую мечту, им следует ехать в Данию».

При этом технологии построения более справедливого общества разные, к примеру, в Швеции и Японии. В Швеции разница в доходах довольно значительная, но она уменьшается посредством налогообложения, социальных программ, льгот и т.д. В Японии разница в зарплатах изначально мала, налоги меньшего уровня, социальных программ также меньше. Разница по развитию и благополучию обществ наблюдается даже внутри США. Там в некоторых штатах перераспределение доходов более лучше, в том числе за счет налогов. Джозеф Стиглиц с помощью цифр и фактов показал пагубное влияние неравенства на экономику и общество США. Он тоже утверждает о том, что неравенство, несправедливость формирует негативные социально-психологические чувства, включая «отчуждение» от страны, общества, людей.

Пример Фенноскандии является наиболее ярким подтверждением того, что более равные общества имеют более здоровую социальную и физическую жизнь. Майлз Корак полагает, что неравенство в возможностях и неравенство в доходах являются двумя сторонами одной медали. В конечном итоге группа Р. Уилкинсона пришла к выводу, что ключевую роль в данном случае играют психосоциальные факторы. Речь идет «о чувстве превосходства и неполноценности, об ощущении своей ценности и наоборот, об ощущении уважения к себе и наоборот». Эти чувства направляют хищническую конкуренцию и потребительство в неравных обществах, как критерии «нормальности» и «благополучия». В таких социумах люди живут в постоянном страхе за свой статус, облик, нормальные его оценки со стороны окружающих. Всё это мы можем видеть и в Казахстане.

Таким образом, заниженные самооценки, в том числе на основе социального презрения, становятся главным фактором стрессов, насилия в неравных обществах. (Буллинг, социальное презрение, наверное, являются ключевыми факторами суицидов в Казахстане.) Р. Уилкинсон решение этой проблемы видит в ограничении доходов и дополнительных бонусов высших слоев. В конце концов, такая политика оказывает благотворное влияние на психологическое благосостояние целых обществ, и, соответственно, их благополучие во всем. В целом, данная политика исходит из того, что государство всеобщего благосостояния — это такая форма правления, когда государственная власть на основе равных возможностей, справедливого распределения богатства и поддержки социально уязвимых людей защищает и обеспечивает экономическое и социальное благосостояние граждан.

Тем временем в Казахстане, наоборот, усиливают экономическое неравенство, решая экономические проблемы за счет бедных, в частности, вводя разные налоги для самозанятых. Между прочим, отдельные компетентные казахстанские экономисты утверждают, что для казахстанской экономики было бы лучше, если отечественный микробизнес не должен платить налоги, наоборот, государство должно ему спасибо сказать, что он содержит себя и 5–6 человек. Нужно внедрять такую налоговую политику, которая ограничить существующие социально-экономические дисбалансы и будет поощрять равные возможности (налог на роскошь, высокие налоги на большие доходы). Вместе с тем в нашем правительстве пару раз заикнулись о том, что «необходимо» ввести более высокие налоги на большие доходы, роскошь, но все это так и осталось на уровне разговоров.

Одним словом, казахстанское общество продолжает жить на основе социального и экономического неравенства, от чего и имеет массу глубоких, тяжелых проблем, которые делают туманным и тревожным будущее Казахстана. Между тем Казахстан по конституции – социальное государство. Согласно международным нормам, политика такого государства «направлена на перераспределение материальных благ в соответствии с принципом социальной справедливости ради достижения каждым гражданином достойного уровня жизни, сглаживания социальных различий и помощи нуждающимся». Понятное дело, что все эти критерии «социального государства» не наблюдаются в наших реалиях, что показано выше.

Есть много определений того, что такое социальная справедливость. Но мы, долго не мудрствуя, будем понимать под социальной справедливостью - достаточный уровень жизни, обеспечиваемый законодательством и государством. Достаточный уровень жизни мы, вслед за международными правовыми документами, рассматриваем как право людей на достойный уровень развития своего человеческого капитала, потребления разных услуг, товаров, удовлетворения материальных, духовных и социальных потребностей. Кстати, Казахстан ратифицировал все базовые международные правовые документы в области обеспечения достойного уровня жизни…

Фото из открытых источников


Талгат Мамырайымов

Публикации автора

Новый мировой порядок или чрезмерные амбиции?

Индия — новая «фабрика мира»?

Третья мировая война на пороге?

Астана — Сеул: ресурсы в обмен на технологии

Мирзиёев закручивает гайки: эхо Каракалпакстана

От культа личности к культу смерти — общество современной РФ

Топ-тема

Другие темы

ОБЩЕСТВО | 12.07.2024

Ценности за гранью: чего добиваются представители ЛГБТ-сообщества

АНАЛИТИКА | 12.07.2024

В этот день. Юлий Цезарь и другие именинники

СПОРТ | 11.07.2024

Парадоксы гимнастики в РК: чем хуже условия, тем лучше результат

ПОЛИТИКА | 11.07.2024

Не сезон: чем занимаются политические партии Казахстана?

АНАЛИТИКА | 11.07.2024

Осторожно, дезинформация!

КУЛЬТУРА | 10.07.2024

Время взрослеть: артистов призвали к ответственности