Общество

В Центральной Азии вместо науки – религия

Талгат Мамырайымов

28.03.2023

В последнее время подспудно развиваются риски и угрозы всплеска религиозного радикализма в Центральной Азии. В июле прошлого года на IV Консультативной встрече глав государств Центральной Азии президент Таджикистана Э. Рахмон религиозный радикализм (салафизм и ваххабизм) отнес к наиболее серьезному вызову для региона. Президент Кыргызстана С. Жапаров тогда же отметил, что «деструктивные силы вербуют преступников и религиозных фанатиков». В этом свете настораживает, что Россия углубляет сотрудничество с Талибаном и другими военно-политическими силами Афганистана, имеющими свои интересы в Таджикистане, Туркменистане и Узбекистане.

Есть информация, что российские спецслужбы активно вербуют на войну против Украины бывших афганских спецназовцев, которых в свое время обучали американские морские котики, британский спецназ SAS, считающийся самым сильным в мире. После прихода к власти Талибана около 30 тысяч этих спецназовцев остались без работы, в нищете, на грани смерти от голода. Поэтому они готовы воевать хоть за самого чёрта, чтобы найти пропитание для своих семей. Да и внутри стран постсоветской Центральной Азии процветают религиозные фундаменталисты, начиная вплотную подбираться к борьбе разных элит за власть. В частности, в январских трагических событиях прошлого года в Казахстане религиозные фундаменталисты приняли достаточно активное участие.

Между тем власти и элиты наших стран практически не предпринимают никаких усилий, чтобы предотвратить сползание наших обществ в мракобесный религиозный фундаментализм. Более того, образно говоря, сегодня религия в странах Центральной Азии по своему авторитету и статусу стала на порядок выше, чем наука и система общего образования. Слово «религия» в данном случае необходимо понимать обобщительно: не только как совокупность религиозных институтов, норм и ценностей, но и как возведение на такой приблизительно уровень государственной машины, культа личности правителя. В современной постсоветской Центральной Азии вся эта «религия» заменила науку, рациональность в восприятии и интерпретации мира. В наших обществах часто можно услышать: «Зачем нужна наука, если все, чем она занимается, уже записано в Коране?». Иногда говорят и так: «Лучше бабло зарабатывать, чем науку изучать». Словом, к религии присоединился культ бабла и связей с «крутыми» агашками.

Конечно, каждому человеку нужен свой Бог, то есть «существо», «закон», на помощь, «сопереживание» которого можно положиться в трудную минуту. Но при этом, как говорится, на Бога надейся, а сам не плошай. Другими словами, необходимо заниматься наукой, ремеслами, всесторонне развиваться, чтобы не «оплошать». Да, во многом был прав Франсуа Вольтер, считавший, что даже если Бога нет, то его нужно создать для управления обществом. В противном случае люди могут друг друга поубивать. Но невежество бывает хуже убийств физических. Невежество – это моральная и интеллектуальная смерть, что и происходит сейчас в странах Центральной Азии.

С подачи правящей элиты к социальным наукам, философии в центральноазиатских обществах относятся как к болтологии. Крестьянину всегда была ближе и понятна соха, мельница, нежели разные абстракции и метафоры. Человек, лишенный логики, может только подозревать, и тогда шпиономания, конспирология становятся основой его «умозаключений». Для подобных людей социальные науки, говорящие о природе таких феноменов, становятся неудобной болтовней. В результате вместо учебных, исследовательских центров в ЦА строятся мечети; для народа более авторитетными стали қажылар, молдалар, чем ученые. Последние больше воспринимаются как «ботаны». Сделать хадж, умру, наладить связи с «крутиками» у нас считается более престижным достижением, нежели провести какое-нибудь научное исследование.

Американский нейроэндокринолог Роберт Сапольски показал, что в основе религиозных убеждений часто находится шизотипическое расстройство и метамагическое мышление. Возможно, поэтому сейчас в наших социумах слова понимают буквально, а к аналитическим выводам исследований, разных научных, пронаучных материалов обычно относятся как к идеологически нагруженным личному мнению или политической прокламации - другим значениям редко отводится какое-либо место. Для многих наших людей валидность аналитики, научных выводов выстраивается по линии ценностного отношения – нравится, симпатично, либо нет. Рациональной, логической оценки в их мировосприятии, по большому счету, практически не присутствует. Не случайно у нас на разные «философствования» часто говорят: Қойшы, басыңды ауртып қайтесің? В то время как именно философия, ее дискурс является фундаментальной, методологической основой современного способа мышления, научных исследований.

Соответственно, нет ничего удивительного в том, что у нас часто считают: наука не нужна, так как всё можно найти в Коране. Те, кто яростно, непримиримо отстаивает эту позицию, не понимает, что наука невозможна без открытой, беспристрастной критики. Вероятно, это не записано в Коране. Иначе говоря, центральноазиатские исламские религиозные фундаменталисты попросту являются неучами, невеждами, имеющими образование ниже уровня полноценной общеобразовательной школы. Уже не говоря о послевузовской науке. Как ни крути, наука невозможна без открытой дискуссии, в ходе которой рассматриваются все мнения, даже «сумасшедшие», ибо без этого нельзя прийти к «истине». Причем не только религиозные фанатики, но и власти ЦА неспособны слушать альтернативное мнение, организовывать соответствующие мероприятия, на которых каждый может озвучить свое мнение.

Центральноазиатские власти, как и религиозные фанатики, часто закрываются от обсуждения «постыдных» тем и вопросов. Хотя и без их обсуждения и анализа невозможен поиск истины. Но для всей этой компании (властных туповатых чинуш и религиозных фанатиков) такой разворот событий просто немыслим. Но в этом и коренится их главная слабость – в неспособности слушать, понимать и учитывать альтернативное мнение при принятии решений. То есть, в сущности, тот же фундаментальный ислам родственно (идеологически) близок нашим властям. Им обоим по многим вопросам жизни общества, государства органически присущ обскурантизм и ригоризм ради своего властвования над умами простых людей. Собственно, большинство религий, по мнению компетентных исследователей, появились как идеологические инструменты властвования, легитимизации и легитимации власти элитных групп, создавших их.

Помните, в прошлом году в Самарканд приезжали высокопоставленные «чиновники» Талибана, что вызвало неимоверную радость множества местных жителей, совершивших совместный с талибами пятничный намаз в одной из самаркандских мечетей. Мы тогда воочию могли увидеть, насколько популярна в регионе идея создания исламского государства. То, что политические лидеры стран региона демонстративно совершают хадж или умру, показывает уровень популярности и распространения политического ислама в Центральной Азии. Потому-то в центральноазиатских странах делами богоугодными зачастую объявляются злоупотребления властей, другой части элит. К примеру, в конце прошлого года тогдашний главный имам Ташкента Рахматулло Сайфуддинов в ходе ограничений подачи газа и электроэнергии заявлял, что «отсутствие света и газа от Аллаха». На самом деле священнослужители должны быть независимыми от воли власти, чтобы полноценно выполнять свои функции, если это, конечно, не является проявлением экстремизма.

Власти наших стран в профилактике религиозного экстремизма пока продолжают опираться в основном на силовые меры вкупе с политикой возвращения в традиционный ислам и скудными образовательными проектами. Хотя, думается, если бы в ЦА существовали полноценные социальные, гуманитарные науки, на высоком уровне проводились естественнонаучные исследования, то вряд ли бы у нас массово плодились религиозные фундаменталисты. Полагаю, даже хорошее развитие одной только философии (особенно эпистемологии, гносеологии и экзистенциализма) в наших странах существенно ограничило бы распространение религиозного радикализма. Как показывают многочисленные исследования, расцвет цивилизаций Западной Европы в Новое время состоялся по большей части благодаря хорошему развитию наук и образованности.

В целом, представляется, что снижение качества образования в регионе до уровня «шариковщины» стало главным фактором роста религиозности центральноазиатских обществ. Можно сказать, что большая часть населения ЦА практически не имеет аналитических способностей, абстрактного мышления. Они не могут делать элементарных логически безупречных выводов. Современная примитивизация наших экономик, политических систем в большинстве своем произошла из-за деградации системы образования и науки. В итоге основная масса населения на фоне нищеты и бедности потянулась к Аллаху в поисках «помощи». К тому же некоторые течения ислама, тот же салафизм, видимо, имеют щедрых покровителей, что, соответственно, притягивает туда массы адептов (в том числе в поисках заработков). Во многом поэтому в ЦА получил бурное развитие салафизм, а во всех сферах, особенно в бизнесе, в госструктурах, для того, чтобы сделать карьеру, лучше быть глубоко погруженным в ислам человеком.

Впрочем, властям Центральной Азии, видимо, не нужен образованный народ, который, получив качественные знания, «начнет качать права». Сегодняшнее невежество наших обществ отчасти является плодом деятельности наших властей, которые с самого обретения независимости слабо уделяли внимание развитию науки, качественного образования, уважения личности человека, свободы слова. Как отмечают некоторые эксперты, элиты ЦА сознательно повели свои страны по пути минимизации социальных гарантий и снижения качества образования: маргинализированным населением проще управлять, поддерживать авторитаризм постоянным подогреванием патерналистских ожиданий. Таким образом, в современном постсоветском государственном патернализме религия играет важную идеологическую, легитимизационную функцию…

Фото из открытых источников


Талгат Мамырайымов

Публикации автора

Иран на пороге больших перемен

Новый мировой порядок или чрезмерные амбиции?

Индия — новая «фабрика мира»?

Третья мировая война на пороге?

Астана — Сеул: ресурсы в обмен на технологии

Мирзиёев закручивает гайки: эхо Каракалпакстана

Топ-тема

Другие темы

ПОЛИТИКА | 16.07.2024

Логика реформ

ИНТЕРВЬЮ | 16.07.2024

Дмитрий Орлов: Будут новые попытки переворота

ОБЩЕСТВО | 16.07.2024

Шапалак от Артаева: о чем рассказал известный боксер

АНАЛИТИКА | 15.07.2024

Трамп против пули

ГЕОПОЛИТИКА | 15.07.2024

Иран на пороге больших перемен

СПОРТ | 13.07.2024

Неудачное начало: обзор первых игр казахстанцев на еврокубках