Общество

Слаборазвитый туризм в Казахстане

Талгат Мамырайымов

31.01.2023

В конце прошлой недели вице-министр культуры и спорта Е. Еркинбаев сообщил, что в казахстанских национальных парках нет элементарной инфраструктуры, что сдерживает развитие туризма. Он также призвал акиматы развивать инфраструктуру, другие соответствующие услуги вдоль туристических маршрутов. О туризме в Казахстане власти стали более активнее говорить с середины прошлого года, заявив о готовности запустить массу проектов в данной отрасли экономики. Возможно, с этой активностью связано то, что за прошлый год количество иностранных туристов, посетивших Казахстан, возросло в 3 раза, достигнув 610 тысяч человек.

Осенью 2022 года К. Токаев говорил о том, что Алматинская область является «флагманом туристической отрасли в Казахстане», обладая уникальной красивой природой. Он добавил, что Алматинская область может стать для всего Казахстана примером эффективной реализации большого туристического потенциала. Тогда К. Токаев заявил, что Заилийский Алатау может стать «мощным магнитом для притяжения международных туристов». На деле же выходит так, что с туризмом во всем Казахстане всё не очень хорошо. Не случайно в рейтинге авторитетного журнала U.S. News по лучшим странам для туризма за 2022 год наша страна заняла предпоследнее место. Видать, поэтому Алматинскую область считают «передовой» по туризму в Казахстане. То есть, исходя из того, что «на безрыбье и рак рыба».

Возьмем, к примеру, находящийся в Алматинской области г. Талгар, который является одним из узловых туристических центров Казахстана, ибо вблизи этого города расположены уникальные турбазы, туристические комплексы. Ведь Талгар расположен на живописных северных склонах Заилийского Алатау. Соответственно, город Талгар является некоторой «перевалочной», «опорной» базой для туристов. В то время как индекс качества воздуха в Талгаре в последнее время уверенно держится в основном в спектре «легко загрязненный»-«нездоровый». При таком воздухе о каком туризме можно говорить? Через Талгар по его основным улицам насквозь круглосуточно проезжает большое количество большегрузов (крупнотоннажные автомобили), в том числе загрязняя воздух выхлопными газами. Уже не говоря о том, что большегрузы в туристическом центре – это как-то не комильфо.

Среди всего прочего в Талгаре практически нет общественных скамеек вдоль улиц, на которых пешеходы могли бы отдохнуть. Приблизительно так же в этом городе обстоит дело и с другими «условиями» для туризма, общественного отдыха. В принципе так у нас по всей стране – суровые казарменные будни, «ибо нефиг холопам» отдыхать – по сути, такое у нас отношение к людям со стороны Системы. А если и ставят скамейки, то они, как правило, неудобные. Что говорить об уличных скамейках, если в залах ожидания авто- и железнодорожных вокзалов у нас повсеместно стоят стальные скамейки без мягких чехлов – для «стальных» задниц, «ибо нефиг «холопам расслабляться». По всему Казахстану не счесть таких примеров, когда людям порой часами приходится добираться по объездным дорогам до близлежащего населенного пункта. А сколько есть улиц в казахстанских городах без нормальных тротуаров? Судя по всему, по логике чинуш пешеходам нужно уметь «летать», чтобы «ходить» по таким улицам – «проблемы негров шерифа не волнуют».

Автор этих строк недавно ходил в «поход» в Иле-Алатауский национальный парк со стороны лыжно-биатлонного комплекса «Алатау», что вблизи села Береке рядом с г. Талгар. Так вот, когда я проходил под аркой входа, прямо около меня проехал старый Камаз, «выстрелив» в меня густым черным дымом из выхлопной трубы. Как известно, черный выхлоп из авто является показателем большой токсичности газов в топливной системе машины. И это происходит в национальном парке, куда люди, по идее, приходят, чтобы насладиться отдыхом на свежем воздухе, в окружении экологически чистой природы. Сдается, что если там часто ездят такие Камазы, то ходить в этот парк отдыхать не имеет смысла. Тем более, что нужно платить за это. Зачем платить за уникальную возможность вдохнуть выхлопы газа на природе? Вообще, думается, для въезда в национальные парки необходимо ввести строгие ограничения на виды транспорта и их топливо – оно должно быть качественное по типу бензина марки Евро-5 и Евро-6.

Еще хуже с качеством воздуха обстоит дело в г. Алматы, в который приезжает каждый четвертый турист. Пишут, что в прошлом году Алматы посетило около 1,8 миллиона туристов, учитывая внутренний туризм. Понятное дело, что их количество увеличится, особенно иностранных туристов, если в Алматы введут ограничения по топливу для авто хотя бы на уровне Евро-5. Кстати, в 2022 году Узбекистан посетили 5,2 млн иностранных туристов, что почти в 10 раз больше, чем в Казахстане. В Узбекистане туристическая отрасль выступает одним из драйверов диверсификации экономики. Ташкент рассчитывает, что в ближайшем будущем туризм будет формировать до 10% ВВП страны. И для этого там многое делают. В частности, узбекские власти активно помогают туроператорам. Им предоставлены субсидии в размере 15% на авиа- и железнодорожные билеты, 10% на гостиницы и хостелы, и другие льготы для туров по всему Узбекистану для местных туристов.

Отдельно следует отметить, что качество туристической инфраструктуры, о котором стали говорить наши власти, – это фактически уровень развития по всей стране сферы услуг, удобств для простых жителей. Ведь обычно многие иностранные туристы предпочитают «дикарем», без заказа отдельных туров, ездить по живописным местам. Между тем уровень казахстанского сервиса для рядовых потребителей, образно говоря, можно назвать «жри и бери, что дают». Иногда по смыслу именно такой ответ вы можете получить в казахстанских заведениях, магазинах для «пролетариата». Большинство из нас сталкивались и сталкиваются с таким качеством обслуживания, еды и т.п. А каков уровень санитарии и гигиены в наших заведениях, наверное, можно и не говорить. В некоторых кафе, продуктовых рынках также «чисто», как в хлеву. И никого из СЭС и соответствующих структур это не колышит. Понятное дело, почему так происходит – ведь у нас на коррупции построены все дела.

Другая тема мытарств потребителей, «вольных» туристов, которые они буквально переносят на своей шкуре, - это аптеки, условия хранения продуктов в магазинах. Все вы знаете, что большинство лекарств, продуктов нельзя хранить при температуре выше 25 градусов. Но как часто вы видите аптеку, или магазин, которые поддерживают все режимы хранения медпрепаратов, продуктов, особенно жарким летом? И мы волей-неволей покупаем такие препараты, товары, которые могут быть вредны для здоровья. А есть же жизненно необходимые медицинские препараты, которые нужно хранить при температуре не выше 10, 15 или 20 градусов. Представляете, что происходит с этими препаратами летом в наших южных регионах, когда там температура зашкаливает за 40 градусов?

Тем временем в Казахстане работают разные структуры по защите прав потребителей, которые курируются высокопоставленными чиновниками. Но от них пока не видно большой пользы, кроме успешного проведения разных помпезных мероприятий. Сколько таких эфемерных структур создано за годы независимости? В итоге все негативные отходы от этих мероприятий, проектов мы, простые люди, переносим на себе, потребляя «остаточные» товары и услуги (с барского стола). Мы привыкли к минимальным условиям повсюду, рассматриваем их как нормальное явление, особенно во время авто и железнодорожных поездок. Что поделаешь, видно судьба такая - переносить постоянно лишения, невзгоды.

Для понимания глубины этих проблем властным чинушам нужно пожить в шкуре простых граждан – в час пик, например, побыть «селедкой в бочке» в общественном транспорте на протяжении ряда лет. Чиновничий беспредел стал нормой в нашей повседневной жизни – мы привыкли довольствоваться малым вместо положенного – а то морда треснет. Зачем тратиться на создание нормальных условий для простого народа, как это принято в странах, где человек является главной ценностью? Но ведь создание хороших условий для быта людей по всей стране повлечет за собой привлекательность Казахстана для иностранных туристов. И с таким вот сервисом власти хотят заманить в Казахстан миллионы туристов. Наши власти планировали к 2025 году довести вклад от туризма в ВВП до 5%, да и этот небольшой уровень вряд ли достижим. Насколько адекватны эти мечтания?

На фоне вышесказанного вызывает недоумение то, что с этого месяца в Казахстане введен туристический взнос «Bed Tax» в размере 5% от стоимости проживания для иностранных туристов. Как же так, нет условий для туризма, и за это еще надо платить? То есть это что, вид экстремального туризма? Не случайно представители отечественного туристического бизнеса, словно признавая отсутствие качественных условий для туризма, попросили наши власти рассмотреть международный опыт, в котором ставка турвзноса является фиксированной. Между прочим, в Узбекистане действует небольшой фиксированный туристический налог. К слову, в туристически развитой Турции «Bed Tax» равен всего лишь 2% от стоимости проживания. Другими словами, в привлекательной для всех туристов мира Турции, имеющей в разы более качественную туристскую инфраструктуру, чем в Казахстане, ввели разумный уровень турналога. Как говорится, «не раскатывая губу», и не перегибая палку…

Фото из открытых источников


Талгат Мамырайымов

Публикации автора

Основа путинизма - симулякр

Ядерная угроза оси зла - пустышка

Необходимость демилитаризации массового сознания

Турция усиливает свои позиции в Прикаспийском регионе

Песах – основа культа знаний у евреев

Возрождение Антанты и военной силы Японии

Топ-тема

Другие темы

АНАЛИТИКА | 24.05.2024

В этот день. Подправить историю

ОБЩЕСТВО | 23.05.2024

Казахские подкасты и русский язык

ГЕОПОЛИТИКА | 23.05.2024

Грузия: Столица подержанных автомобилей Евразии

ИНТЕРВЬЮ | 22.05.2024

Выступление Токаева носило программный характер – эксперт о СМИД ШОС

ГЕОПОЛИТИКА | 22.05.2024

Задействовать все резервы для свободы движения товаров

ИНТЕРВЬЮ | 22.05.2024

Превентивные меры для выявления потенциальных угроз