Алматы 16.11.2022 6089

Инновационное производство в Центральной Азии

На прошлой неделе в Атырауской области запустили завод Kazakhstan Petrochemical Industries (KPI) по выпуску 500 тысяч тонн полипропилена в год. Это первый казахстанский проект глубокой переработки углеводородов. Важно отметить, что KPI строился более 14 лет. Около 77% оборудования завода поставлено от ведущих мировых компаний, и он работает по лицензии американской компании Lummus Technology. Сообщалось, что KPI будет якобы вырабатывать полипропилена больше, чем в сумме производится в Туркменистане, Азербайджане и Узбекистане. Казахстанский газохимический комплекс будет поставлять свою продукцию преимущественно в Китай, Турцию и страны Европы. В этой связи представляет большой интерес, какие позиции инновационных производств в остальных странах Центральной Азии.


В Узбекистане первый газохимический комплекс, Шуртанский, был запущен в конце 2001 года (построен за 5 лет). Один этот завод перерабатывает несколько миллиардов кубометров природного газа в различную продукцию. В мае 2016 года в Узбекистане начал работать Устюртский газохимический комплекс, выпускающий 387 тыс. тонн полиэтилена и 83 тыс. полипропилена ежегодно. В июне месяце в Гузарском районе Узбекистана на Uzbekistan GTL из природного газа начали делать синтетическую нефть. Такого рода hi-tech производство есть еще только в четырёх странах мира - Катаре, Нигерии, ЮАР и Малайзии. Данный завод может ежегодно вырабатывать 307 тысяч тонн авиакеросина, 724 тысячи тонны дизельного топлива, 437 тысяч тонн нафты, 53 тысячи тонн сжиженного газа. Uzbekistan GTL для своих нужд производит из рабочего пара электроэнергию, которая хватит и для снабжения Шуртанского газохимического комплекса, других соседних предприятий. К слову, Uzbekistan GTL был построен за 5 лет.

МАТЕРИАЛЫ ПО ТЕМЕ:

Востребованность государства всеобщего благосостояния в Казахстане

Цифровизация АПК: модный хайп или реальный инструмент?

Новые транспортные коридоры для Казахстана

В Бухарской области Узбекистана строят крупнейший в Центральной Азии газохимический комплекс, который начнет выпускать около 730 тысяч тонн полимеров в год. В целом, в Узбекистане уже работает 5 газохимических заводов, каждый из которых был запущен за несколько лет. В конце прошлого года началось трёхкратное расширение мощностей Шуртанского газохимического комплекса, что позволит нарастить выпуск дополнительных 380 тысяч тонн полиэтилена и полипропилена в год. Вместе с UzGTL Шуртанский ГХК образует первый в Узбекистане газохимический кластер. В Узбекистане к 2026 году запланировано введение в строй 6 химико-технологических комплексов, которые будут создавать порядка 7% ВВП. В начале октября в Узбекистане начали возведение 2-й очереди завода по производству поливинилхлорида из состава 1-го химико-технологического комплекса.

Параллельно для подготовки квалифицированных специалистов для этой отрасли в посёлке Улугбек близ Ташкента начал создаваться научно-образовательный кластер из 4 вузов и научного центра химии. В декабре прошлого года в Наманганской области Узбекистана запущен металлургический завод, который на первом этапе будет выпускать более 300 тыс. т металлопродукции в год. Годом ранее в столице Узбекистана заработал Ташкентский металлургический завод, производящий холоднокатаный прокат с оцинкованными и полимерными покрытиями. В январе этого года в Узбекистане на основе международных технических стандартов стартовало производство первого в Центральной Азии беспилотного летательного аппарата. Данный БПЛА будет использоваться не только в военных целях, но и для нужд сельского и лесного хозяйства, нефтегазовой и железнодорожной сфер, в геологоразведке, картографии, топографии и т.д.

Кстати, за 3 года в Узбекистане смогли сделать, по сути, энергетический прорыв, позволяющий к тому же снизить выбросы оксида углерода в атмосферу. Для этого в этой стране в 2019 году приняли закон о возобновляемых источниках энергии (ВИЭ). А к началу сентября упростили и расширили выдачу субсидий для населения и предпринимателей на покупку фотопанелей, солнечных водонагревателей и ветрогенераторов. Узбеки намерены к 2030 году довести долю ВИЭ в общей электрогенерации до 25% в рамках Стратегии по переходу Республики Узбекистан на «зеленую» экономику на период 2019-2030 годов. Для кадрового обеспечения высокотехнологичных производств в Узбекистане расширяется подготовка инженерно-технических специалистов для металлургии, биотехнологий, отраслей нанотехнологий и искусственного интеллекта, химической промышленности.

В Узбекистане предпринимаются большие усилия для реализации инновационных проектов в автомобильной промышленности – на основе китайских и южнокорейских технологий. По инвестиционной программе 2021−2023 годов в Узбекистане несколько компаний начали разработку производства автомобилей различных моделей известных мировых брендов. Узбекские предприниматели намерены в ближайшие годы с помощью китайских компаний начать производство электрических автомобилей и мотоциклов, создав соответствующую широкую сеть зарядной инфраструктуры по всему Узбекистану. Недавно стало известно, что в Узбекистане планируют выпускать китайские электрические кроссоверы Exeed TXL, которые только в этом месяце начнут делать в самом Китае.

В Туркменистане тоже есть несколько газохимических заводов. Осенью 2014 года в туркменском городе Мары заработал газохимический комплекс, ежегодно производящий из природного газа 400 тысяч тонн аммиака и 640 тысяч тонн карбамида. В сентябре 2018 года запустили аналогичное производство в г. Гарабогазе с ежегодным производством 1,155 миллионов тонн карбамида и 660 тысяч тонн синтетического аммиака. Данный завод получил сертификаты авторитетных международных организаций с признанием качества продукции, эффективности и экологичности производства. В октябре 2018 года в Балканском велаяте Туркменистана начал функционировать уникальный для ЦА газохимический комплекс, ежегодно перерабатывающий 5 миллиардов кубометров природного газа в 381 тысячу тонн полиэтилена высокой плотности, 81 тысячу тонн полипропилена, 49 тысячу тонн перобензина (Gasoline) и другие продукты.

Датская компания Haldor Topsoe готовится построить малогабаритный газохимический завод по производству аммиака и метанола из природного газа. По технологии Haldor Topsoe в Ахалском велаяте Туркменистане в 2019 году уже построен 1-й в Центральной Азии GTL-завод по производству синтетического бензина ECO-93 из природного газа. Здесь впервые в мире в промышленных объёмах осуществлена перегонка природного газа в жидкое топливо под высоким давлением и при высоких температурах. На Туркменбашинском комплексе нефтеперерабатывающих заводов установлено оборудование замедленного коксования и деасфальтизации гудрона, позволяющее увеличить глубину переработки нефти.

Мы акцентировали внимание на инновационных проектах переработки сырья, чтобы тем самым показать уровень снижения зависимости от сырьевых разработок в странах региона. При этом мы лишь частично рассмотрели такие производства в Узбекистане и Туркменистане. Таким образом, наиболее сильно зависит от добычи и экспорта сырья экономика Казахстана. В свете вышесказанного нет ничего удивительного в том, что в глобальном инновационном индексе на этот год Узбекистан стал самой инновационной экономикой в ЦА. В общем зачете из 132-х стран Узбекистан занял 82-е место, впервые обойдя Казахстан (83-я позиция). По уровню развития рынка Узбекистан тут занял 60-ю позицию, а Казахстан – 90 место. Между прочим, узбеки намерены в ближайшем будущем занять в этом инновационном рейтинге 56-е место. И всего этого узбеки добиваются, не проводя такие помпезные мероприятия как ЭКСПО, не запуская бесчисленное количество «прорывных проектов», которые никуда пока не прорвались.

Некоторые эксперты в качестве главной причины того, почему в Казахстане иностранные инвесторы практически не занимаются инновационными проектами, называют слабую компетентность, низкий культурный и моральный облик казахстанских чиновников, их неспособность воспринимать реальность такой, какая она есть на самом деле. Вдобавок зарубежные предприниматели не видят в нашей стране независимой судебной системы, способной защищать права человека, в том числе его инвестиции. Поэтому иностранцы боятся «связывать» себя серьезными обязательствами с такими партнерами. Вместе с тем наши элиты владеют достаточными капиталами для их инвестирования в высокотехнологичные проекты, как это делают, например, узбеки. Однако казахские элитарии не вкладываются в такие сложные проекты, от которых «голова болит». Получается, в Узбекистане и Туркменистане элиты более ответственны, как в моральном, так и в историко-цивилизационном плане.

Фото из открытых источников



Талгат Мамырайымов

Эффект колеи в Евразии

Талгат Мамырайымов