Алматы 22.08.2022 2353

Сочи. «Между строк» визита

Кратковременная поездка Касым-Жомарта Токаева в Сочи не была столь яркой и не вызвала бурной реакции в мировой прессе, как его спич на саммите в Санкт-Петербурге. Однако это событие не было «дежурным» и, скорее всего, его отголоски еще проявятся в самом ближайшем будущем. Так что это было и что последует после двухчасового обеда двух «союзников»?


Действительно, пятничная встреча двух президентов в корне отличалась от многих других встреч президентов (включая предыдущего главу Казахстана), которые проходили даже в рабочем формате или в рамках мероприятий, где собирались больше трех лидеров государств. Для начала обратим внимание на несколько аспектов.

Во-первых, Касым-Жомарта Токаева в аэропорту Адлера встречал вице-губернатор Краснодарского края Александр Руппель и мэр Сочи Алексей Копайгородский. Трудно представить, что Владимира Путина (или любого другого главу государства) при визите, скажем, в Восточно-Казахстанскую область будет встречать замакима ВКО вместе с акимом Усть-Каменогорска. К слову, по Государственному протоколу РК (при рабочем визите главы иностранного государства), в аэропорту гостя встречает должностное лицо уровнем не ниже замруководителя центрального государственного органа, директор Департамента МИД, послы двух стран и… заместитель акима региона. Замгубернатора мы видели, а вот из МИДа или правительства (даже регионального) – никого.

Во-вторых, Владимир Владимирович, как оказалось, так и не выучил, как правильно произносить «Касым-Жомарт Кемелевич», но это стало настолько банальным, что уже, как говорится, не смешно. Сама беседа двух президентов длилась 2,5 часа, но абсолютно никаких официальных сообщений по ее содержанию не было. Разговор был во время обеда, а после него Путин проводил Токаева до машины и… все. Никаких брифингов, совместных заявлений и общения с прессой – пусть даже с проверенной. Создалось неприятное ощущение, что президент РФ принял одного из своих губернаторов и пошел дальше заниматься своими делами. Глава Казахстана же, судя по сообщениям пресс-службы Акорды, как ни в чем не бывало, поехал осмотреть образовательный центр «Сириус». К слову, в мае Путин поручил «Сириусу» поддержать детей «ДНР» и «ЛДНР», а пять лет назад, выступая в стенах этого центра перед воспитанниками и преподавателями, произнес свою знаменитую фразу о том, что «политики не должны спекулировать на проблемах коррупции» - мол, она везде есть.

В-третьих, нужно прочитать «между строк» формальный обмен любезностями двух президентов. Надо отдать должное Владимиру Путину, который, называя цифры объемов нашей торговли, добавлял «по-моему» и «насколько я помню», тем самым создавая ощущение, что он все знает и всегда держит в голове эти важные цифры. Но мы пока не будем вдаваться в психофизиологические подробности, хотя нужно отметить, что заключительные фотографии двух президентов не блистали радостью и удовлетворением на их лицах. Но об этом чуть ниже.

А вот вводное слово «кстати», использованное Касым-Жомартом Токаевым, когда он говорил про самую протяженную в мире границу, было очень кстати и, надеемся, в правильной форме воспринято визави. Тут надо привести цитату полностью, чтобы нас не обвинили в вырывании из контекста, а также для дальнейшего разбора «между строк». Итак, президент Казахстана сказал: «Нас объединяет общая граница – самая протяженная в мире сухопутная граница, кстати, полностью делимитированная граница. Поэтому каких-либо оснований для того, чтобы высказывать пессимистические прогнозы в отношении будущего нашего сотрудничества, конечно же, нет. Я лично как Президент Республики Казахстан настроен на то, чтобы придать дополнительную динамику нашему двустороннему сотрудничеству во всех сферах».

В данном случае совершенно не обязательно быть великим политологом или экспертом в российско-казахстанских отношениях, чтобы понять – из уст Токаева прозвучал прямой намек на то, что всякого рода провокации по вопросу «чей северный Казахстан» и что-то в этом роде пора прекратить на корню. И именно с этой позиции следует рассматривать слова о «пессимистических прогнозах».

А прогнозов в последнее время стало немало. В это дело даже включились зарубежные эксперты, предполагая, что Казахстан может оказаться следующим после Украины. В принципе, об этом говорилось и до российского вторжения в Незалежную, а потом, когда стало понятно, что блицкрига не получится, стали высказываться предположения, что Кремль, проиграв войну в Украине, может отыграться на более слабом и более зависимом соседе. Впрочем, этому следует посвятить отдельный материал, но необходимо заметить, что Токаев чувствовал себя уверенно, несмотря на мелкие (и даже гадкие) действия со стороны принимающей стороны, включая искажение имени-отчества и несоблюдения протокола встречи.

Но как бы каждый из нас не относился к своему президенту, стоит заметить, что его дипломатический опыт и личная харизма были выше всего этого. Что касается его слов относительно настрою «придать дополнительную динамику нашему двустороннему сотрудничеству», то это тоже показывает его лидерские качества и прямо указывает, что в таком сотрудничестве именно от него многое зависит. И это, положа руку на сердце, действительно так.

Этот факт доказывает другие внешнеполитические направления, на которые Акорда сейчас обращает больше внимания, чем на развитие «стратегического партнерства» с Россией. Ведь не просто так АП, анонсируя поездку Токаева в Сочи, в том же сообщении рассказала о предстоящем на следующей неделе визите в Баку, где предстоит подписание важных документов. Не трудно догадаться, что речь идет о нефтяном транзите и альтернативных путях для продажи казахского углеводородного сырья на международных рынках. Даже российская пресса обратила на это особое внимание, немного обидевшись, что «Токаев-Алиев» чаще упоминается, чем «Путин-Токаев».

МАТЕРИАЛЫ ПО ТЕМЕ:

Новые транспортные коридоры для Казахстана

Что и кто стоит за «взломанным» Медведевым?

Мины замедленного действия?

Впрочем, про новые транспортные коридоры в обход подсанкционной России мы уже говорили. Остается только добавить, что накануне сочинской встречи ряд российских министерств и ведомств стали говорить о «союзниках», предостерегая их от того, чтобы они дружили с другими в ущерб РФ. Ну, а возвращаясь к нашей сегодняшней теме обратим внимание на визуальное ее освещение. Так, например, сайт Кремля опубликовал фотографии, где Путин и Токаев выходят после переговоров, длившихся 2,5 часа, и по их лицам не скажешь, что они удовлетворены их исходом. Между прочим, более позитивные фото на ресурсе «Кремлин.ру» Администрация Путина разместила, взяв их со страницы Акорды. То ли демонстрируя сотрудничество, то ли оперативно не смогли сделать ретушь на снимки штатного кремлевского фотографа.

А вот фото, размещенное пресс-службой Токаева и рассказывающие о его посещении «Сириуса», тоже можно воспринимать как скрытый намек на то, что наш президент не чувствовал себя в безопасности в России – на каждом снимке он был не в окружении детей, а среди собственной охраны, в руках которой были раскладывающиеся сумки с бронелистами и автоматическим оружием. Может быть, мы немного преувеличиваем, но, как говорится, при Назарбаеве такого не было.

Как бы то ни было, у нас действительно семь тысяч километров общей границы. Де-юре граница должна разделять государства и народы, но Касым-Жомарт Кемелевич, напомним, отметил, что этот факт сближает нас. И это тоже верно, а тот факт, что сотни тысяч россиян по разным причинам пересекли эту самую границу после начала «военной спецоперации», тоже является доказательством того, что наши народы просто вынуждены жить рядом. И жить, безусловно, лучше в мире.

Фото из открытых источников


Мирас Нурмуханбетов