Алматы 18.07.2022 7353

Пятая колонна. Есть ли она в Казахстане? Часть I

Тема «пятой колонны» периодически поднимается в странах бывшего Союза, в том числе – и в Казахстане. Однако, как выясняется, далеко не все понимают истинный смысл этого выражения, используя его по отношению друг к другу по типу «сам дурак». Попробуем разобраться в этом вопросе, учитывая не только эмоциональный, но и политический момент, а также нормы права (в том числе, Уголовного кодекса РК и международного права). Но начнем с исторического подтекста.


Естественно, для общего понимания, нужно рассказать, откуда пошел этот термин. Не претендуем на «открытие Америки», но, оказывается, многие даже зная истоки, все равно вкладывают свой смысл в это понятие. Итак, бесспорно одно – оно появилось в Испании в годы Гражданской войны. Кстати, именно сегодня, 18 июля, исполняется 86 лет с ее начала. 16-17 июля 1936 года мятеж против Второй Республики (да-да, именно так, иногда даже использовался девиз «Новая Испания») начался в испанских колониях, а 18-го числа – на самих Пиренеях. Вообще, это война заслуживает отдельного внимания – вместе с использованием советского «их-там-нет», схожих внутренних проблем и так далее, но сегодня не об этом.

МАТЕРИАЛЫ ПО ТЕМЕ:

Катастрофический конфликт цивилизаций в Украине

Между другом и союзником

Первой убивают правду

Через несколько месяцев после развязывания войны (сама она шла почти три года) франкисты подошли к Мадриду. Возглавлявший «оппозиционную» армию генерал Эмило Мола объявил мадридцам по радио (главную соцсеть того времени), что помимо четырех боевых (армейских) колонн, находящихся под его командованием и готовых к штурму столицы, в самом городе находится «пятая колонна», готовая ударить изнутри. Речь, по всей видимости, шла о некой скрытой бригаде, которая могла нанести удар с тыла путем диверсий или чего-то подобного. В принципе, штурм города обещал быть успешным, а оборона казалась слабой – мадридцы даже начали подозревать друг друга в пособничестве нацистам. Но, как бы то ни было, до конца года спецоперация Франко и Мола по захвату Мадрида проявилась, а скрытые диверсионные группы так и остались скрытыми.

Были и другие претенденты на авторство термина «пятая колонна», и несколько из них принадлежат именно к испанским военачальникам (с обеих сторон Гражданской войны) и даже Муссолини, который якобы еще во время Первой мировой войны говорил о том, что Германия создала в тылах Антанты «пятую армию». В любом случае, накануне и во время Второй мировой этот термин уже вовсю стал использоваться журналистами, политиками и военными – «пятой колонной» стали называть нацистскую агентуру в различных странах, которые входили в планы Гитлера по их захвату.

То есть, в то время в основном шла речь о неких подпольных бригадах, целенаправленно работавших на смещение действующей власти и помощи потенциальному агрессору. Но если бы все было так просто – даже в то время. Безусловно, Германия имела широкую агентурную сеть в той же Европе, снабжая ее необходимой техникой, подпитывая идеологически и материально, но были и вполне искренние сочувствующие – и в Австрии, и в Чехии, и даже во Франции. Не говоря уже про Советский Союз в его в виде на 22 июня 1941 года. Представьте представителей прибалтийских республик, только-только «добровольно» присоединившихся к СССР, жителей Украины, выморенных Голодомором, да и многих других, кто понимал, что кровожадность советского режима и сталинские репрессии не прикрыть сказками о индустриализации и нехороших «врагах народа». Поэтому было немало тех, кто видел в немецких солдатах освободителей и спасителей от большевизма.

В общем, во время Второй мировой войны этот термин практически стал официальным. Его разминали и использовали мировые таблоиды, включая Time и The New York Times, а Уинстон Черчилль заявляет, что будет решительно подавлять ее деятельность в своей стране. Впрочем, это у него неплохо получалось. После войны в мире обозначилось открытое противостояние бывших союзников по борьбе с нацизмом. В Западной Европе и США в коммунистах стали видеть «пятую колонну». Кстати, не без основания, так как многие «красные» партии напрямую финансировались СССР, в котором, между прочим, была однопартийная система, а любое инакомыслие жестко каралось законом.

Ближе к концу ХХ века на Западе этот термин постепенно стал терять свою актуальность, а если и использовался, то только как исторический или по отношению к странам «третьего мира» и распавшегося к этому времени Советского Союза. Это объясняется не тем, что там вдруг пропали «внутренние враги» (хотя это тоже нельзя исключать), а по большей части тем, что их перестали искать. К тому же пресловутые и кому-то мозолящие глаза «западные демократические ценности» предусматривают свободу слова и поэтому можно легко встретить на улицах Берлина российские триколоры и пикеты с призывом отказаться от помощи Украине.

А вот на просторах бывшего СССР «пятая колонна» развилась сильно. Причем, как в удобном для властей плане, так и как некий противовес ей. Впрочем, тут надо рассматривать каждую страну в отдельности, а также учитывать, насколько к этому может быть привязан правовой аспект – то есть, есть ли юридические прецеденты определения группы лиц, которые так или иначе могут быть потенциальными врагами народа и (или) государства. В этом плане главным примером сама собой вылезает Россия. Там и раньше активно применяли термин «пятая колонна» в контексте «врагов народа», но после вторжения в Украину эта тенденция усилилась в разы.

Трудно представить, что это понятие будет введено официально (хотя в нынешнем положении в РФ возможно все), но когда подобные фразы исходят из уст больших политиков, то это является неким руководством к действию – особенно, если об этом говорит президент страны, называя их «национал-предателями». С момента начала «специальной военной операции» (СВО) список предателей расширился, в том числе за счет так называемых «иноагентов» и тех, кто проходит по обвинению в «распространении фейков о СВО».

В Казахстане этот многозначный, как выясняется, термин тоже нет-нет произносится с высоких трибун и через СМИ. Наиболее памятным в этом плане является выступление Назарбаева на расширенном заседании кабмина в феврале 2017 года – тогда он задался вопросом «Где сидит пятая колонна внутри правительства? Мы говорим одно, принимаем решение, делается по-другому». Нурсултан Абишевич говорил тогда про Минздрав и невозможность открыть частную кинику, намекая на то, что кто-то из министров тормозит его, Елбасы, поручения. Конечно, тогдашний президент вряд ли имел в виду, что это делается намеренно и в «Үкiмет үйі» проникли враги, да и возглас был более рассчитан на широкую аудиторию, но все же...

Годом раньше, в разгар земельных митингов, про «пятую колонну» вспомнили в эфире канала «Евразия» – в той «сенсационной» программе было сказано: «За каждого человека, который придет на несанкционированное собрание, организаторы – нет, не те, кто вас позвал, а именно верхушка, та самая «пятая колонна» – получают от 50 до 150 долларов за каждого». То есть, опять неведомые «большие люди» и «теневые правители», которые хотят то ли посеять смуту, то ли получить какие-то выгоды от протестов, то ли все сразу.

Примерно такое же мнение существует и в обществе, однако точно выяснить, каков процент казахстанцев думает, что наша «пятая колонна» – это противники правительства или те, кто хочет «раскачать лодку», не известно, так как у нас никто подобного исследования не проводил. Но поверхностное изучение темы показывает, что под это понятие попадают наши сограждане, которые, образно говоря, спят и видят, что «придет дядя Вова» или просто, живя в Казахстане, связывают себя с Россией или СССР. Но об этом мы поговорим в следующий раз.

Фото из открытых источников


Мирас Нурмуханбетов