Алматы 11.07.2022 7801

Валихан Тулешов: «Возрождение тюркской цивилизации — это создание нового центра силы в Евразии»

Сегодня своим видением перспектив и проблемных аспектов интеграции, безопасности Центральной Азии, тюркских государств с читателями check-point.kz делится казахский политический аналитик, философ Валихан Тулешов.


- Война в Украине резко усилила необходимость интеграции Центральной Азии в первую очередь для того, чтобы избежать повторения украинского сценария на нашей территории. Как Вы думаете, готовы ли наши политические элиты начать развитие региональной интеграции?

- Война, развязанная Россией в Украине, стала триггером не только распада всей государственной политики России, некоторого сохранившегося постоянства мирового устройства и порядка со времен окончания Холодной войны и распада СССР, но и ее внутригосударственной политики, ее внутреннего устройства с постсоветским внутренним содержанием. Некогда незыблемые принципы внешней политики, ориентированные даже на устаревшие идеологические конструкты времен позднего совка, когда были готовы «воевать за идею», были отброшены одуревшим от всевластия путинским режимом. Война поломала и обрушила все прежние установки на справедливый мир и честные отношения. И хотя Украине достается очень сильно, но она уже давно находится в лоне европейской цивилизации. Она с 1994 года, когда заключила первое соглашение с ЕС, проделала огромный путь по изменению всего своего законодательства по европейским параметрам, и уже выросло целое поколение, которое живет по европейским законам, строит европейскую страну, а сейчас и армию. С ее победой над Россией и освобождением всей ее территории все самые передовые государства мира связывают будущий прогресс европейской или вообще западной цивилизации.

А что у нас? Где вы видите хоть какой-то намек на цивилизационные отношения внутри ЦА? В отсутствие полной демократии, и, как начало, системы, именно системы прав и свобод личности, о какой свободе рынка (капитализма), свободе общества мы можем говорить? Нет системы сдержек и противовесов – значит, нет свободы – значит, все будет осуществляться по принуждению. Интеграция же по принуждению никогда не заканчивалась успехом.

- Как бы то ни было, процесс непосредственного принятия решений – это элитарный процесс. Не случайно экономическая интеграция тех же развитых стран мира инициировалась их экономическими элитами.

- Однако страны ЦА пока слишком разнятся по политическому, экономическому и социальному параметрам, но главное - они разнятся по авторитарной градации и направлениям, по которым эти авторитарные системы движутся. Другое дело, когда более-менее одинаково развивающиеся в социокультурном и политическом направлении тюркские государства, как государства тюркского проекта, проекта воссоздания тюркской цивилизации, видят опасность, грозящую со стороны России в подавлении намерений воссоздания этой тюркской цивилизации. И наша возрождающаяся тюркская цивилизация в лице Организации Тюркских государств должна ответить на этот вызов, ведь именно вызовы порождают цивилизационный ответ.

Важно отметить, что изменяющаяся политическая конфигурация на европейском поле, связанная с эффективной обороной Украины от российских агрессоров и геополитическим перестроением всего Запада, решившего окончательно покончить с путинским режимом, так или иначе будет отражаться не только на кавказских, но и на центрально-азиатских государствах, которые связаны миллионами экономических, политических и социальных нитей, как связок, мышц и костей в человеческом организме. Согласно принципу тенсегрити, если одни виды связей работают на сжатие, то другие работают на растяжение. В нашем случае, если часть цивилизационно настроенных тюркских государств работают на создание проекта тюркской цивилизации или на сближение, то противная сторона пытается это сближение не допустить и разорвать связи. Следовательно, если в регионе ЦА мы не наблюдаем единства целей возрождения цивилизации, то, в целом, не видим никаких общих модернизационных проектов, которые к тому же были бы конкурентными (я оговорюсь - за исключением Казахстана и Узбекистана), то и ни о какой интеграции в ЦА говорить не имеет смысла. Пока…

- Валихан, что можете сказать о развитии интеграции внутри Организации Тюркских государств?

- Честно говоря, я не надеюсь на центрально-азиатскую интеграцию, а больше верю в тюркскую. В отношении Организации Тюркских государств же мы можем и должны сказать, что здесь уже есть хороший задел: это общее понимание необходимости возрождения тюркской цивилизации, как модернистского и постмодернистского проекта, рассчитанного, как минимум, на создание нового центра силы в сердце Евразии. Взаимные договора о союзничестве, военно-политическом взаимодействии и т.д. уже составляют хорошую базу для ответа на вызовы путинской России. Костяк этих стран (Турция, Азербайджан, Казахстан и Узбекистан) поэтому могут и должны взять на себя ответственность за это. Те, кто готов взять на себя ответственность за цивилизацию, за тюркскую цивилизацию, могут и должны объединиться в единый военно-политический союз и с Западом.

- Антироссийские санкции, уход многих больших компаний из России привёл к исчезновению ряда товаров в нашем регионе, которые отчасти к нам поступали из западных стран через российскую территорию. Некоторые наши текстильные компании лишились поставок разного материала для западных фирм, работавших в России. Крупным мировым компаниям невыгодно работать на малочисленных рынках наших стран по отдельности. Но если центральноазиатский регион будет единым экономическим пространством, то тогда к нам могут прийти крупные компании. Валихан, каким Вам видится весь процесс экономической интеграции Центральной Азии?

- В виду вышесказанного, я не вижу в этом особых проблем за исключением водно-энергетического плана. В одном своем исследовании я предлагал решение водно-энергетической проблематики на принципах, инвариантных соответствующим принципам, действующим в Евросоюзе. Там на примере деления ответственности за реки, текущие по нескольким странам, действует соответствующее законодательство и за этим следит Еврокомиссия. Единый же энергокомплекс в ЕС действует давно и сейчас в связи с санкциями, ЕС лишь переформатирует процесс поставок нефти и газа. Структуры ЕС подходят к этому чрезвычайно ответственно. Нам в ЦА надо также идти по этому пути. Мы в ЦА также должны переформатировать процесс импорта-экспорта нужных товаров. Китай и ЕС в этом очень сильно заинтересованы именно после начала вторжения РФ в Украину. В конце концов, надо дать волю нашим производителям и потребителям, чтобы они развивали и улучшали разнообразие и качество товаров, как поступающих из-за рубежа, так и производящихся в ЦА для экспорта, не нарушая санкционного режима введенного Западом против России.

- Давайте более детальнее рассмотрим водно-энергетическую проблематику нашего региона! Сейчас в регионе расширяются проблемы, вызванные глобальным потеплением, - тают ледники и, как следствие, скоро нас ожидают проблемы с водообеспеченностью, гидроэнергетикой. На Ваш взгляд, как нам всем можно быстрее справиться с этими региональными вопросами, включая экологические, тем более, что время уже не терпит?

- Для того чтобы решить водно-энергетические проблемы в ЦА, где каждая страна пока еще полностью не осознала даже свои интересы в решении общей проблемы, и желает решать эти проблемы самостоятельно, исходя из собственных возможностей и видения их авторитарными лидерами, должно произойти нечто неординарное. Новые лидеры государств ЦА пока вынуждены лишь отвечать за провалы прежних руководителей, не осознавших губительное наследство в этой сфере, доставшееся после развала СССР. Поскольку водно-энергетические проблемы стали транснациональными, трансграничными со времени обретения независимости странами ЦА, Европейским Союзом была предложена модель, согласно которой, совместными усилиями должны быть созданы совместные группы, которые бы определили масштаб, глубину и перспективы решения этих проблем.

А потом можно было бы определить порядок и механизм реализации данного регионального проекта по модели того же Европейского Союза. Но, как мы видим, пока только Казахстан и отчасти Узбекистан стремятся следовать этим рекомендациям ЕС. Казахстан восстанавливает свою часть Арала, построил и строит дальше водохранилища для приема и сброса вод с плотин соседних государств (Кыргызстан), а также занимается строительством заграждений от весенних паводков, и имеет соглашения о трансграничном использовании рек (Россия, Китай). Узбекистан с трудом пришел к соглашению с Таджикистаном по поводу строительства Рогунской ГЭС. Другие же страны ЦА пока не имеют экономических возможностей и, соответственно, политического желания осознать и решать сообща эти общие проблемы региона. Я не думаю, что дело может дойти до войны между странами ЦА по этой проблематике. Также не предвижу дальнейшего нарастания катастрофического положения в регионе в сфере экологии. Каждая страна будет решать проблемы экологии самостоятельно. Поэтому, я думаю, «время и дальше будет терпеть». Другое дело, самые сильные страны региона - Казахстан и Узбекистан - могли бы взять на себя ответственность за решение этих проблем, как цивилизационного вызова в рамках Организации Тюркских государств, где у них будет больше поддержки со стороны Турции и Азербайджана.

- Валихан, есть и другие очень серьезные общерегиональные проблемы, в частности по делимитации границ, которые грозят перерасти в большие конфликты. Как мы могли бы разрешить эти задачи, ведь от этого будет зависеть не только характер центральноазиатской интеграции, но и будущее всего нашего региона?

- Дело не в интеграции, она пойдет, если будут выработаны правильные принципы и стандарты. Наш девиз для ЦА должен быть таким: «Сначала стандартизация, потом интеграция и модернизация». Если не будут выработаны общие стандарты принципы из реализации, то каждая страна будет делать все на свой лад и никакой интеграции не будет. Об этом я говорил еще лет 12 назад. Повторюсь, общерегиональные проблемы решаются на общем видении и выработке общих принципов, которыми должны руководствоваться все страны региона. Пока же этого не предвидится.

- Некоторые эксперты полагают, что на фоне российско-украинской войны возросли различные угрозы нашему региону с территории Афганистана. Валихан, в этой связи возможно ли создание военно-политического блока Центральной Азии, в том числе для предотвращения повторения у нас украинского сценария?

- Именно вызовы такого геополитического давления со стороны путинской России и привели к первому ответу в виде освобождения Азербайджаном Карабаха, союза Азербайджана и Турции, создании их совместной армии. Теперь же за дело наконец взялись и мы. Я имею в виду «честный ответ на честный вопрос» К. Токаева на ПЭФ-2022, который повлек дальнейшее «неожиданное» закрытие Россией перекачки казахской нефти через КТК. На что Казахстан должен ответить еще более честно. И наш ответ должен быть асимметричным и еще более эффективным. 5 июля произошло еще одно немаловажное событие, когда территория Узбекистана была обстреляна со стороны Афганистана. Одной из распространенных конспирологических версий случившегося стала та, согласно которой Россия, выдавшая талибам кредит в 5 миллиардов долларов, стала, таким образом, через талибов принуждать Узбекистан к присоединению к ЕАЭС и ОДКБ, шантажируя военным вторжением в ЦА. Конспирология ли это или российская «реал-политик», гадать не надо. Общий военно-политический блок должен создаваться на принятии ответственности за цивилизационные принципы, а не за принцип территориального соседства, чего в нашем регионе пока не наблюдается.

- Рахмет за интересное интервью!

Фото из открытых источников



Талгат Мамырайымов