Алматы 15.06.2022 16216

В бой опять идут старики

Казахстанцы среднего и старшего возрастов должны быть благодарны Касым-Жомарту Токаеву — благодаря его реформам мы можем в реальном времени наблюдать эпохи политического развития Казахстана. Причем, как говорится у киношников, в обратной и быстрой перемотке.


Недавно мы пережили своего рода возвращение в начало «нулевых», когда благодаря расколу в назарбаевской элите на смену старой гвардии оппозиции в политическое пространство из властной обоймы просыпались так называемые «младотюрки» — чиновники кажегельдиновского призыва. Сам Акежан Магжаныч на тот момент имел статус политического беженца, на родине его готовились заочно судить за коррупционные преступления. Но благодаря первой и самой масштабной волне приватизации международный брокер Кажегельдин обзавелся нужными связями в лучших домах Лондона и Цюриха и заполучил паспорт «гражданина мира».

МАТЕРИАЛЫ ПО ТЕМЕ:

Театр одного актера: Абилов объявил о создании партии

Партия застройщиков — новая политическая авантюра

М.Тайжан: Партия Чиполлино, или Горе луковое

Мы помним персоны, которые тогда впервые заявили о себе, как о демократах новой волны. Которые якобы силились исправить власть изнутри, но она их отторгла. В их числе — известный на весь мир аферист Мухтар Аблязов, а также прогремевший в 1990-е бизнесмен Булат Абилов. Вот и сейчас они снова оказались на авансцене политического протеста — на этот раз против всего того, за что выступали в 2001–2002 годах. То есть, против политических преобразований, против отхода от суперпрезидентской формы правления, против удаления из Конституции особых норм, прописанных специально под Елбасы.

Аблязов активно призывал голосовать 5 июня против изменений в Конституцию, после чего — митинговать за политические реформы. Результат его влияния на аудиторию мы все увидели. Абилов требовал и вовсе отменить референдум, пока не будет написана новая Конституция. Под это дело он и организовал партию, которая будет бороться за все хорошее, против всего плохого. Серьезно, список политических требований Абилова не вызвал энтузиазма даже у либеральной публики, некоторые даже посетовали на юношеский максимализм, от которого так и не сумел избавиться солидный вроде бы дяденька.

Далее, видимо, поняв, что «молодежь» не вывозит, на политическую арену вышли представители бурных 1990-х. Первым о создании новой партии заявил Балташ Турсумбаев, в незапамятные времена работавший на госслужбе – послом, акимом, вице-премьером, министром и даже секретарем Совбеза.

Программа будущей партии «Ел мен жер», как заявил на брифинге Турсумбаев, будет нацелена на развитие сел, борьбу с коррупцией, внедрение выборности акимов и возврат к Конституции образца 1993 года. Организация рассчитывает на поддержку в основном сельского электората. Турсумбаев заявил, что в составе инициативной группы «Ел мен жер» уже 60 тысяч членов, предлагая просто поверить ему на слово. При этом брифинг вел он один, а присутствовавшим там режиссер Еркин Ракишев призывал пришедших вступить в партию.

С вопросом финансирования партии тоже понятного мало – на брифинге было сказано, что «своих средств мало», но есть надежда, что «члены движения окажут поддержку».

Позже о возрождении партии «Народный конгресс Казахстана» заявил Олжас Сулейменов. Олжас Омарович на брифинг явился не один: в числе его участников оказался и недавно освобожденный от поста главы «Хабара» журналист Ерлан Бекхожин. Всем своим видом показывающий, что не понимает, где он находится и что вообще происходит.

Царил, естественно, Олжас Сулейменов, вываливший на публику все, о чем говорилось в его многочисленных интервью на протяжении последних лет 15–20. О том, что его целевой аудиторией будет преимущественно городское русскоязычное население, говорит тот момент речи поэта и мыслителя, где он остановился на языковом вопросе. По словам Сулейменова, Казахстан «за десятилетия советской власти сложился как многоязычное государство, свободно изъясняющееся и на казахском, и на русском языках».

«В будущем, вероятно, надо будет ставить вопрос о статусе русского языка. Два языка у нас государственных в республике уже сложились, и ни один политик сейчас не скажет, что народ должен быть моноязычным. Ущемлять один из этих двух языков не стоит, это вредно. Мы сейчас убеждаемся, что случилось на Украине, когда в 2014 году там бездарные политики объявили: единственный законный язык — украинский, а русский — незаконный. И в итоге Украина потеряла по сути дела свою государственность. Мы это сейчас наблюдаем. С каждым народом это может произойти. И учитывать опыт вот этого странного противостояния мы обязательно, даже в сегодняшней политике своей и в будущем, учитывать должны», — заявил Олжас Омарович.

Словом, политические аксакалы - а мы говорим о Балтеке и Олжеке - поступили как мудрый старый бык из анекдота — в отличие от нетерпеливой «молодежи» они решили спуститься с горы чуть попозже и взять все стадо: и горожан, и сельчан, и казахо-, и русскоязычных.

Да, смотрятся их заявления несколько наивно, а заявления о десятках тысяч тех, кто готов влиться в новые структуры, вызывают только усмешку, однако на фоне радикально переобувшейся «молодежи» в лице Аблязова и Абилова смотрятся старички намного солидней.

Фото из открытых источников


Нурлан Исмагулов