Алматы 04.04.2022 14339

Денацификация как она есть

Термин «денацификация» в последние полтора месяца используется многими, причем, в разных планах. Бывает, что его примеряют и к Казахстану – одни в качестве угрозы, а другие, как опасение «украинского сценария». Однако, как оказалось, многие даже не знают, что такое «денацификация», и то, что он категорически не применим к тому, что сейчас происходит – ни в практическом, ни в правовом планах. Как говорится, на заметку и тем, кто оправдывает «спецоперацию», и тем, кому нужны контраргументы против таких личностей.


В принципе, всем здравомыслящим гражданам планеты понятно, что никакого нацизма в Украине нет. «Правый сектор», получивший сомнительную популярность благодаря кремлевской пропаганде во время Майдана, на самом деле не пользовался всеобщей поддержкой у самих украинцев, и во время парламентских выборов 2014 года «ярошевцы» были далеки от необходимого порога для попадания в Верховную Раду. Сейчас об этой партии забыли даже российские идеологи.

Почему мы начали с «Правого сектора»? Все очень просто – необходимо подходить к делу чисто с правовой точки зрения, а эта партия является официально зарегистрированной. Да и в официальных заявлениях руководства Украины не было замечено ни одного нацистского лозунга (в отличие от периодических выкриков депутатов Госдумы, но сегодня речь не о них). Впрочем, эти и другие, скажем так, прикладные и бытовые контраргументы известны всем. Но нужно отмотать еще немного назад – задуматься, насколько применим термин «денацификация» применим к любой военной спецоперации?

Вообще, в мировой практике это понятие ассоциируется только с конкретным комплексом мер, направленных на очищение послевоенного германского и австрийского общества от влияния нацистской идеологии. В первую очередь, это касалось юриспруденции и политики, но немаловажное значение имели также определенные мероприятия в области культуры, прессы, экономики, образования. Необходимо подчеркнуть, что все основывалось на четко сформулированной правовой основе. Каждый шаг. Это касается даже того, что предваряло эти шаги. Например, постановления советских военных комендантов на территории Австрии весной 1945 года.

МАТЕРИАЛЫ ПО ТЕМЕ:

Несправедливая «историческая справедливость»

Первой убивают правду

Казахстан-миротворец: миссия выполнима

В целом же денацификация проводилась по инициативе союзников по антигитлеровской коалиции после победы над нацистской Германией и основывалась на решениях Потсдамской конференции. В 1946 году Контрольный совет – совместный орган СССР, США, Великобритании и Франции, созданный для осуществления верховной власти в Германии – принял ряд законов, в которых определил круг лиц, попадающих под денацификацию, и утвердил создание специальных судебных органов для рассмотрения их дел.

Да, одной из основных фаз денацификацией Германии и Австрии было привлечение к уголовной ответственности за военные преступления. Причем, подчеркнем еще раз – все делалось в правовом поле, а также было изначальное четкое деление фигурантов на «главных преступников», «преступников», «второстепенных преступников» и «последователей». К слову, это не всегда действовало в советской зоне оккупации, особенно, в освобожденных концлагерях, которые были переоборудованы под содержание немецких военнопленных, но сейчас речь не об этом. В целом же, упомянутые категории подвергались уголовному преследованию и тому, что сейчас принято называть «люстрацией». Между прочим, этот термин у нас тоже не совсем правильно понимают (и об этом мы как-нибудь расскажем поподробнее), а если коротко, то рядовые и не очень активные члены НСДАП на определенное время были существенно ограничены в правах.

Но есть и другая категория «денацификации», которая касалась культуры, СМИ, образования и идеологии. Тут, опять-таки, основные направления в ней разделились в зависимости от зон оккупации – союзников и СССР, но главная цель была единой: признание преступности нацистской идеологии и всего, что с ней связано. Среди самих же немцев – это было осознание совершенного, осуждение «группового Гитлера» и, самое главное, покаяние.

Напомним, мы рассматриваем денацификацию чисто с правовой токи зрения, и в этом плане, если сравнивать с тем, что происходит в рамках «спецоперации на Украине», практически никаких параллелей нет. От начала, до конца, от юридического обоснования (точнее, его отсутствия) вторжения на территорию суверенного государства до практики на местах. Была (и остается) только кремлевская идеология, манипулирование фактами и откровенная дезинформация на всех уровнях.

С другой стороны, тоже с правовой, мы бы остереглись называть нынешнюю российскую политику «нацистской». Этим, к сожалению, грешат и некоторые политологи, в том числе и казахстанские. Безусловно, там, в Украине, когда люди каждый день сталкиваются с военными преступлениями, то подобные сравнения вполне понятны. По отдельным эпизодам (например, в Буче) есть признаки совершаемого целенаправленного геноцида. Однако, опять-таки, если относиться с юридической точки зрения, то только суд может признать это. Международный, украинский или даже (в перспективе) российский. Поэтому мы не склонны восклицать «И кто теперь из нас нацист и кого надо денацифицировать?». Хотя, повторимся, на бытовом уровне это можно воспринимать с пониманием.

Если следовать такой логике, то некоторые наблюдатели могут сказать, что на бытовом уровне, в отношении властей Украины и ее защитников, можно злоупотреблять терминами «бандеровцы», «укрофашисты», «хунта» и так далее. Однако следует напомнить, что соцсети все помнят, а те, кто пользуется таким «языком ненависти» через определенное время тоже могут попасть под люстрацию. В каком виде, когда и насколько долго, это другой вопрос. Да и термин, наверное, будет другим – денацификация уже закреплена за Германией с Австрией…

Фото из открытых источников


Мирас Нурмуханбетов