Алматы

14.10.2021

Казахская демонология: злые духи

Одни говорят, что они исчезли вместе с всеобщим образованием, другие утверждают, что они притаились на время и приходят лишь к избранным, а третьи уверены, что сейчас, судя по происходящим в нашем мире негативным событиям, как раз пришло их время. Речь идет о злых духах – обитателях потустороннего мира или «клиентов» шамана, героев сборника сказок или научной диссертации. Есть ли их влияние или это «анахронизм», особо не важно, но познакомиться с некоторыми из них не помешает.


Наш материал о злых духах (женского рода), приносящих болезни и другие несчастья на головы казахов, вызвал определенный интерес у читателей. Некоторые из них рассказывали о своем опыте или опыте близких встречи с ними, а кто-то отмечал, что ныне, благодаря «единобожью» и медицине, таких «пережитков» уже почти не встретишь. Мы не станем подбадривать первых и вступать в диспут со вторыми (или наоборот), а просто в лишний раз подчеркнем, что целью публикации является своеобразный ликбез в этом направлении.

Здесь следует отметить, что казахская мифология (не путать с мифотворчеством) несколько отличается от традиционной. Понятно, что практически все народы до определенного времени жили в согласии с Природой, но у кочевников и, в частности, у нашего народа, это сохранилось дольше и, скажем так, качественнее. Ведь номад всю свою жизнь проводил «на улице», при этом постоянно закаляя себя в борьбе со стихиями, несчастьями и двуногими врагами. Поэтому если в Европе она строится на пантеоне богов, то у казахов под мифом в большей степени подразумеваются рассказы о легендарных предках людей, духах той или иной местности, очеловеченные образы животных и птиц. И, конечно же, – добрых, не очень и вовсе злых духах. О последних мы сегодня и продолжим наше повествование.

Вообще, демонический пантеон кочевников, в том числе казахов, довольно широк и разнообразен. Большинство из них имеют «аналоги» у оседлых и (или) родственных народов. Поэтому оглашать весь список особой нужды нет – мы остановимся на основных. Возьмем, например, Сорела (Сөрел). По преданиям, он является мужем или же главой над Албасты, с которой мы познакомились в прошлый раз (если вы не были знакомы, конечно). Однако не стоит воспринимать это «родство» или иерархию буквально – хотя бы потому, что в некоторых районах Великой степи его называли по-другому – Серей (родственное понятие) или же он был в совершенно другом виде.

Вообще, скорее всего, Сорел-Серей, это некий собирательный образ, который, в свою очередь, подразделяется на более конкретных злых духов. Общий портрет же его представлен в виде высокого (отсюда и название, серей – вытянувшийся в длину) существа, с длинными конечностями, вместо ног у которого копыта. У современной молодежи он по внешнему виду может ассоциироваться с «сиреноголовыми». Большинство исследователей считает его прообразом русского лешего, но значительно крупнее (вровень с деревьями или выше их).

Сорелы по-разному расправлялись со своими жертвами, изначально заманивая их в густую чащу, а были и такие, кто мог защекотать несчастного до смерти. Однако такой вид смертоубийства в большей степени принадлежит другому духу (чаще в женском обличии) – Кульдиргиш (Күлдіргіш), чье имя, в принципе, все и объясняет (дословно – «заставляющая смеяться»). Вообще, это необычный образ, если и встречающийся у других народов, то довольно редко. По крайней мере, он вряд ли входит в первую десятку злых духов того или иного пантеона.

Одинокий путник мог легко стать жертвой и Шимуруна (Шымұрын), который заводил их в непроходимые чащи или топкие болота, подводил к обрыву или что-то еще в этом роде – одним словом, запутывал. В целом, для Шимуруна это было забава, а для путника все могло обернуться большими неприятностями. Чисто «кочевым» можно назвать Конаяка (Қонаяқ) – существом с человеческим телом, но с нижними конечностями из сыромятной кожи, ремней (отсюда и название), а иногда и длинным хвостом. Он также поджидал одиноких путников у дороги, запрыгивал, обвивал своими ногами-ремнями его (иногда вместе с лошадью), душил и съедал.

Менее распространен был образ некой Таутай-Лак – огромной (как гора, тау) женщины с козьими ногами. Оружием у нее был язык – острый, как бритва. Причем, в прямом понимании – она им могла даже камни разрезать. Впрочем, может быть, и в переносном смысле, но факт, что встреча с ней могла быть последней, а расправиться с ней можно было только при помощи латунного когтя Жезтырнак, о которой мы в прошлый раз говорили. В казахском фольклоре есть и обратный образ – козы с человеческими головами. Их жертвами могли стать охотники, а расправлялись они с ними сильным ударом плеча.

Вообще, совмещение частей тела животных и людей чаще говорит о древности мифов. Причем, как нам кажется, изначально это были именно образы, а не конкретные существа – образы, помогающие понять, что это за существо, каким характером обладает. Например, сейчас, называя кого-то «козлом» или «свиньей», никто же не понимает это буквально. Но это так, к слову.

В этом плане у казахов были и свои русалки (легенды о них сохранились, в частности, на Урале и в прикаспийском регионе) – Су-Пери, которых добрыми не назовешь. Они могли завлечь рыбака или путника своим пением и утащить на дно. Впрочем, присутствие в названии «пери» говорит о позднем его появлении и прямом влиянии исламизации мифологического пантеона. Принято считать, Жын, Шайтан, Пери (Адал пери, Арам пери, Капир пери), Ыбылас, Жебрейилпериште, Азрейилпериште, Шильтен, Су Сулеймен и некоторые другие пришли в Великую степь вместе с Исламом или же вытеснили аналогичных духов. Но как бы то ни было, повторимся – одинаковые духи, злые и не очень, могли быть у разных народов, и тут уже «право родства» или первооткрывателя не слишком уместно, да и особо гордиться нечем.

Так, например, у многих тюркских народов и у их соседей встречается Див (Дэу, по-казахски). В переводе и разборе это существо, наверное, не нуждается, но следует сказать, что оно довольное противоречивое. Вообще, это в большей степени некий дух, который может как навредить, так и помочь тому или иному герою. Здесь в большей степени играют возможности этого героя, который нередко оказывается шаманом (бақсы) или просто хорошим человеком, которому удается подчинить себе духа. Но этот дух мог вселяться и в человека, с различными последствиями – он становился одержимым или же получал возможности шамана. Такого человека называли «дауана» и в любом случае относились к нему с определенным почтением – ведь от него всякое можно было ожидать, да и нередко бывало, что он не был хозяином своему телу.

Что же касается мнения, что ныне злые духи правят бал, то опровергать это суждение не станем, равно как и доказывать его. Нужно просто помнить, что на всякого злого духа есть добрый, а добро, как известно, побеждает зло. И вот об этом (о добрых духа), наверное, мы поговорим в следующий раз.

ЧИТАЙТЕ ПО ТЕМЕ:

https://check-point.kz/publication?id=265



Мирас Нурмуханбетов

Редакция


Елтай Давленов

Нур-Султан


Полат Джамалов

Президент московского фонда «Казахская диаспора»


Серік Ерғали

Нур-Султан


Марат Исабаев

Алматинская область