Алматы - Мюнхен

28.09.2021

Казахские немцы. 30 лет спустя

У каждого казаха найдется хотя бы один очень близкий знакомый или сердечный друг из этнических немцев, поляков, греков, корейцев или русских. Из тех, кто давно покинул Казахстан, но вторая родина все еще мощно напоминает о себе, связывает с прошлым, но и существует в настоящем.


Согласно официальным данным, в Казахстане этнические немцы занимали по численности третье место после русских и казахов и составляли без малого миллион человек. В 1992 году Казахстан покинуло 80 тыс. немцев. В 1993 году - 100 тыс. человек, в 1994 году в Германию отбыло 120 тыс. немцев.

Этнические немцы покидают Казахстан и в наши дни. И уже по неофициальным данным, даже во время жесткого карантина 2020-го года самолеты с нынешними переселенцами вылетали заполненными каждую среду из Уральска в Германию. Так ли это на самом деле, у меня нет доказательств. Но степной «узын кулак» до сих пор конкурирует с официальными средствами информации, так что, скорее, это правда, чем вымысел.

Между тем наши немцы, из первых волн переселенцев, скучают по казахам и всему казахскому. Часто эта тема возникает в YouTube, где казахстанские немцы выставляют незамысловатые ролики о своем житие-бытие, танцуют под «Қызыл өрік», готовят бешпармак и алматинские чебуреки. Главное здесь – это комментарии, наполненные сладкой патокой воспоминаний, взаимным обменом благодарностями. Здесь царит атмосфера мира и любви. И еще, расчувствовавшиеся казахи в комментариях пишут о том, что немцы – единственные из уехавших не обливали нас грязью.

Впрочем, как вы понимаете, бешпармак и бауырсаки, переехавшие вместе с волнами эмиграции в Европе, – хоть и трогательная часть новейшей истории казахов, но все же недостаточная для осмысления фактура.

Сами немцы из Германии считают, что репатрианты из стран бывшего СССР – это не совсем как бы немцы, памятуя историю ликвидации Автономной Республики немцев Поволжья, когда Сталин депортировал или расселил по бывшим окраинам Красной империи более миллиона поволжских немцев. В частности, в Казахстан. Мол, они даже не католики или протестанты, а по сути, русские и православные.

Возможно, причины такого недоброго отношения граждан Германии к нашим немцам в том, что многие переселенцы уже в ФРГ быстро смекнули, что можно неплохо выживать и на социальных пособиях. И по свидетельству самих немецких репатриантов, немало тех, кто так живет последние двадцать лет и ничего менять не собирается.

Еще один важный фактор, который не давал возможности для полной и нетравматичной ассимиляции в германское общество – плохое знание языка. Казахстанские немцы говорили на смеси русского, диалектов немецкого и казахского. Помню, в Караганде, где была наибольшая концентрация этнических немцев, уроки немецкого уезжающим на историческую родину давала пожилая казашка, учитель немецкого. Вот такие милые казусы часто дарит жизнь.

К слову, сегодня казахский язык в нашей стране довольно активно возрождают неказахи.

За последние тридцать лет связь наших немцев с Казахстаном остается такой же крепкой. Должно пройти еще лет пятьдесят, а то и все сто, чтобы стереть эту связь окончательно. А пока, все истории наших немцев – это истории родных нам людей.

История Вилли

Вилли Ангальд родился и вырос в Алма-Ате в 1979 году. В возрасте 17 лет вместе с родными переехал на историческую родину

«Моих прабабушку с прадедушкой – поволжских немцев – сослали в Павлодарскую область, в совхоз Рассвет. Теперь это село Кожамжар. Это был 1941 год, август. Они ехали долго в товарных поездах и добрались до места только в ноябре. Многие переселенцы погибли в дороге, прабабушка рассказывала, как замерзали в пути насмерть многие сосланные. И как казахи их встречали на повозках, запряженных быками. Одна казахская семья уступила свой дом прадеду и прабабушке, а сама перебралась к родственникам», – рассказывает Вилли.

Отец Ангальда-младшего служил в Алма-Ате, остался там, женился на местной девушке. Там и родился Вилли.

«Почему мы уехали в Германию? Потому что мы не хотели окончательно потерять свои немецкие корни, свои традиции, язык, религию. Ведь честно говоря, мы были немцами только по национальности, но толком традиций не поддерживали. Власти запрещали религию. Не секрет, что этническим немцам было сложнее делать карьеру. Может, потому, многие немцы записались в паспортах как русские. И, кстати, они не смогли по этой причине потом выехать по программе переселения. Так что, наша семья и другие этнические немцы ехали на историческую родину, чтобы вернуть свои корни», – рассказывает Вилли.

У поздних переселенцев, к которым относится семья Ангальдов, знание немецкого языка проверяли по прибытию. Требования были незамысловатые - надо было уметь рассказать о себе, поддержать простые бытовые беседы, знать названия предметов.

Но, примерно с 2000-х годов условия въезда в Германию для переселенцев изменились. Стали более жесткими требования на знание языка.

«Адаптация на новом месте зависит от характера человека. Я знаю переселенцев, которые приехали вместе с нами, но ни дня не работали и до сих пор сидят на социальной помощи. – говорит Вилли. – Отец был водителем грузовика в Казахстане, здесь он переучился и также стал работать водителем. Маме пришлось тяжелее, она была парикмахером, но в Германии не смогла устроиться по специальности. Ведь с клиентами надо говорить, а она еще плохо владела немецким. У немцев так принято: пришла к примеру пожилая клиентка на стрижку, вы должны спросить, как у нее дела, как поживают ее собачки… Так что, работала там, где хорошее знание языка было не обязательно.

Мои прадед и прабабушка хорошо знали казахский язык. Я помню с детства, как они переходили на казахский, когда секретничали. Вообще, все мои родственники в Павлодарской области свободно говорят по-казахски».

Большинство казахстанских немцев на своих больших мероприятиях обязательно слушают, поют и танцуют под казахские хиты, старые песни и современные. По словам Вилли, у каждого есть дома чапаны, тюбетейки, флаги. Часто используют в автомобильных номерах слова «Казахстан» или название родного города, откуда они родом. Готовят дома бешпармак, бауырсаки.

Сам Вилли работает на колбасном заводе, выпускает халяльную продукцию – казахские казы и шужук. Говорит, что продукция рассчитана на переселенцев и пользуется высоким спросом.

«Если я собираюсь в Казахстан, мне многие говорят, что и они хотели поехать, а потом расспрашивают о том, как там на родине, – рассказывает он. – Часто читаю комментарии под видео о казахстанских немцах, пишут казахи о том, что немцы – единственные из тех, кто, покинул Казахстан, но никогда не говорит негативно о казахах и стране. Пишут: «немцы, дорогие, мы скучаем по вам!» Мне это очень приятно, что о моем народе, о немцах всегда хорошо отзываются».

К слову, Вилли уже снялся в двух казахстанских сериалах, где, по сути, играл самого себя – немца, который приехал в родной аул и в дом своего детства…



Ботагоз Сейдахметова

Редакция


Елтай Давленов

Нур-Султан


Полат Джамалов

Президент московского фонда «Казахская диаспора»


Серік Ерғали

Нур-Султан


Марат Исабаев

Алматинская область