Шымкент

30.07.2021

Решающие факторы модернизации Казахстана

В мировой практике превалирует представление о том, что одно лишь внедрение демократических политических организаций, рыночной экономики, верховенства закона достаточно для успешной модернизации любого государства. Вместе с тем разработки Д. Норта, К. Вельцеля, Р. Инглхарта и других ученых указывают на большую, если не ключевую, значимость социокультурных факторов в процессе модернизации. Поэтому социокультурные аспекты являются решающими в деле модернизации Казахстана. Тем более что сегодняшние наши проблемы в деле модернизации страны, по всей видимости, обусловлены эффектом колеи, или социокультурными факторами, когда многие ценности и нормы традиционной культуры не позволяют нам освоить достижения индустриального и постиндустриального общества.


Постсоветская Евразия, к которой относится Казахстан, отличается от Запада в первую очередь своими социальными и политическими институтами. Следует уточнить, что под институтами мы понимаем не просто организации (парламент, партии, правительство, бизнес-предприятия), а больше их неформальную структуру, основанную на обычаях, нормах и ценностях. Д. Норт называет такие институты неформальными. А.П. Заостровцев, вслед за рядом исследователей, отождествляет культуру с неформальными институтами, под которыми понимает ценности, нормы и убеждения. Д. Норт рассматривал культуру как «межпоколенческий перенос норм, ценностей и идей». То есть у него «культура трактуется не просто как статика неформальных институтов, но и как продолжение их существования во времени». И вот «устойчивость (долгожительство) культурного наследия порождает «эффект колеи»», который Д. Норт представляет как «способ, при помощи которого институты и убеждения, сформированные в прошлом, влияют на нынешние решения».

В современной науке есть понятие «path dependence», или «эффект колеи», согласно которому развитие любой страны зависит от характера ее предыдущего исторического пути, то есть влияния ее неформальных норм – ценностей, традиций и обычаев. Причем различают три вида такой связи - path dependence, path determinacy и path indeterminacy, или path independence. В данном случае path dependence — это «глубокая связь, сильная зависимость новых институтов от старых». Левада-центр с конца 1980-х годов проводит исследования природы «советского» человека. По итогам более двух десятилетий этого исследовательского проекта выяснилось, что советский тип человека в России до сих пор воспроизводится.

Мы полагаем, что практически во всей постсоветской Евразии до сих пор воспроизводится советский человек, поскольку в этих странах продолжают действовать, по сути, советские социальные и политические ценности, нормы и институты. В этом плане показательны слова российского олигарха О. Дерипаски, который как-то сказал, что, если государство попросит его отдать основную его компанию UC Rusal, то он это сделает: «Если государство скажет, что мы должны его отдать, мы его отдадим, - заявил он. Я не отделяю себя от государства. У меня нет других интересов».

Одним из ярких подтверждений влияния «эффекта колеи» на страны постсоветской Евразии выступает характер деятельности их государственных институтов. Казалось бы, в этих странах внедрили демократические политические институты (парламент, партии). Но они так и не заработали, как в развитых западных демократиях. А. Заостровцев полагает, что если формальные политические институты не содержат в себе неформальные институты в виде демократических ценностей, «то учреждения демократии рано или поздно превращаются в пустую оболочку». Заостровцев пишет: ««Эффект колеи» зачастую опрокидывает усилия реформаторов. Рассуждая о причинах успехов и неудач реформ, а если взять шире, то и процесса модернизации в целом, порой не учитывают того, что серьезные институциональные изменения на уровне формальных институтов наталкиваются на сопротивление институтов неформальных».

Таким образом, модернизация Казахстана не может идти в отрыве от развития его традиционного ценностно-нормативного мира. Модернизация часто представляется как «процесс преобразования традиционных обществ в современные, где господствуют ценности рыночной экономики, рационализма, демократии». В Британской энциклопедии указывается, что модернизация, согласно социологии, это движение от традиционного, сельского, аграрного общества к секулярному, урбанистическому и индустриальному обществу. Сообщается, что общество модерна - это индустриальное общество, которому присущи конкуренция во всех сферах, развитие человеческого капитала, гражданского общества, средств массовой информации, урбанизации и рост уровня жизни.

В этой связи отметим, что на территории большей части постсоветской Евразии так и не сформировалось полноценное индустриальное общество. Более того, в наших странах нет общества, в классическом его смысле. Как известно, социология возникла на основе разделения понятий «общество» и «государство». Она всегда рассматривала общество как нетождественную государству реальность, которая порождает это самое государство и лежит в его основе. В нашей же действительности, напротив, государство является основой общества, направляет его и контролирует его структуру.

И вот такая политическая система существует в постсоветской Евразии на протяжении уже нескольких веков, а ее нынешний облик сложился в советское время. Вдобавок ко всему в постсоветской Евразии, с начала 1990-х годов стали развиваться процессы архаизации с возрождением доминирующего статуса ценностей и норм раннего традиционного общества. Как правило, в такой системе больше не законы, а традиции и криминальные «понятия» санкционируют и направляют деятельность людей.

Р. Инглхарт и К. Вельцель считают: «Прогресс нельзя считать неизбежным. Изменения ценностей, связанные с разными этапами модернизации, носят обратимый характер». С одной стороны, культурное наследие может ускорять развитие (модернизацию), а, с другой стороны, - тормозить. Как показал Р. Инглхарт, трансформация системы ценностей «преобразовывать (и преобразовывает) целые общества». Вместе с тем эволюционная теория модернизации Р. Инглхарта «гласит, что такие изменения находятся в зависимости от уровня экзистенциальной (экономической и физической) безопасности, что действительно подтверждается результатами анализа», когда происходит «переход от материалистических ценностей к постматериалистическим, от ценностей выживания к ценностям самовыражения, от традиционных ценностей к секулярно-рациональным».

Как известно, с уровнем экзистенциальной безопасности в постсоветской Евразии, в сравнении с Западом, не все в порядке. Впрочем, это во многом обусловлено низкой ценностью человеческой личности, ее прав и свобод, когда интересы государства, общества стоят выше интересов отдельного человека. К. Вельцель, на основе многочисленных данных, приходит к выводу, что жители всех стран стремятся к самовыражению и свободе от государственного диктата, называя это эмансипативными ценностям. В этом плане и постсоветская Евразия, Казахстан не могут стоять вдали от этих магистралей развития человечества. Правда, для полноценной модернизации наших обществ необходимо уделить большее внимание социокультурным аспектам – развитию ценностей демократии, самовыражения и автономности личности.

В свое время модернизация Японии при императоре Мейджи стала очень успешной во многом благодаря тому, что японцы, согласно наставлению императора, стремились заимствовать во всем мире все самое наилучшее. При этом Япония, Турция и другие страны догоняющей модернизации ориентировались на преимущественное заимствование передовых достижений культуры и цивилизации Запада. В нашем обществе же многие почему-то гнушаются заимствования опыта западных стран, особенно в демократии, ссылаясь на то, что там якобы - либерастия.

Но ведь Запад первым создал политические институты демократии, которые оказались наиболее эффективными, и их весь мир стал заимствовать в ходе догоняющей модернизации. Точно также западные страны создали ряд инструментов, аппаратов, технологий, которые сегодня используют все страны в разных их модификациях – от поездов до самолетов. И ведь неважно, кто их изобрел, гей, или либераст, - главное, что они исправно служат человечеству. А если вы категорически настроены против либерастического Запада, то отказывайтесь от их товаров, институтов и живите в «пещере», на природе, если для вашей души так лучше.

Тем не менее, не надо забывать про наши вековые традиции, но также не стоит их абсолютизировать, особенно в эпоху высоких технологий, где старые ценности, методы, инструменты не только непрактичны, но и тормозят развитие, работу. Опыт Японии, Южной Кореи и Турции доказал на практике, что можно очень успешно сочетать традиции и современность в жизнедеятельности...


Талгат Мамырайымов