Аналитика

В этот день. Уничтожение «Калевы»

Мурат Халилов

14.06.2024

Сегодня мы решили отойти от традиции рассказывать о сразу нескольких событиях разных лет, сконцентрировавшись на одном, произошедшем 14 июня 1940 года. Как вы понимаете, оно связано со Второй мировой. О нем многим неизвестно до сих пор или усиленно ретушируется политиками. Речь идет о крушении финского пассажирского «Юнкерса» с дипломатическими сотрудниками на борту. Точнее — об уничтожении ВВС СССР самолета «Калева».

Начнем с информационного повода. Буквально на прошлой неделе эстонские СМИ сообщили о находке останков самолета, которые с высокой вероятностью принадлежат трехмоторному самолету Junkers Ju 52/3mge. Руководитель компании Tuukritöde OÜ Кайдо Перемеэса заявил, что многолетние поиски наконец принесли свои плоды – на дне Финского залива у острова Кери найден легендарный пассажирский самолет «Калева» (Kaleva). Сразу отметим — ранее говорилось, что обломки пассажирского «Юнкерса» были намеренно уничтожены, а в Советском Союзе об этом просто молчали. Впрочем, нынешняя Москва тоже не признает вины за этот инцидент, хотя еще несколько лет назад о нем вспоминали вполне официальные российские СМИ.

МАТЕРИАЛЫ ПО ТЕМЕ:

В этот день. Независимость, кувыркальщики и антимонополисты

В этот день. Новости из прошлого

В этот день. Подправить историю

Но в чем легендарность «Калевы»? Тут сразу надо начать с предыстории. Советско-финская война была закончена, но Вторая мировая бушевала в Западной и Северной Европе. Советский Союз и нацистская Германия стали реализовывать секретную на то время часть пакта Молотова-Риббентропа (на самом деле Гитлера-Сталина), по которому, кроме прочего, СССР готовился к оккупации прибалтийских стран. 3 июня 1940 года нарком обороны маршал Тимошенко издал приказ №0028 о подготовке войск к этой самой оккупации. Через неделю, несмотря на заключенные договора о мире, началась фактическая морская и воздушная блокада Балтии. А 13 июня в войска поступила директива Политуправления Красной Армии, разъясняющая, что мы, мол, «хотим обеспечить безопасность СССР», «выполним наши исторические задачи и заодно поможем трудовому народу Прибалтики освободиться от эксплуататорской шайки капиталистов и помещиков». Ничего не напоминает из недавнего?

Впрочем, не будем отвлекаться. Утром 14 июня 1940-го финский самолет Junkers Ju 52/3mge «Калева» уже успел выполнить один рейс по маршруту из Стокгольма в Таллин, где был сменен экипаж – шеф-пилот и пилот-радист. На борт поднялись семь пассажиров, среди которых были два сотрудника посольства Франции (дипкурьеры) и дипломат из США, два немецких бизнесмена, а также двое граждан Эстонии и Швеции.

Около 13.54 самолет с бортовым номером «OH-ALL» поднялся в воздух, но через 12 минут связь с ним прервалась. Практически сразу после этого на диспетчерский пункт в Хельсинки поступило сообщение о том, что наблюдательные посты заметили падающий в воны Финского залива горящий трехмоторный самолет. Финские власти по понятным причинам не стали поднимать большой шум (как, впрочем, и Эстония), но на предполагаемое место крушения для разведки был направлен легендарный финский летчик Илмари Юутилайнен. Кстати, в прошедшей войне ему удалось сбить два советских самолета, а впоследствии – еще 92, что сделало его одним из самых результативных асов-истребителей (не считая германских). В общем, в районе островка Кери (33 км к северу от Таллинна) он обнаружил дрейфующую в надводном положении советскую подводную лодку, рядом с которой на воде плавали обломки самолета и большое масляное пятно.

Как выяснилось позднее, это была советская подлодка Щ-301 («Щука»), которая осуществляла морскую блокаду Эстонии. Ее командиру Григорию Гольдбергу (кстати, репрессированному в 1938-м, но впоследствии восстановленному в ВМФ) была поставлена задача направляться к месту падения и определить, что за самолет был сбит. В рапорте Гольдберга было указано, что среди поднятых вещей была дипломатическая почта общим весом около 100 кг, драгоценности (в том числе два золотых ордена), а также деньги – 2000 финских марок, 10 000 румынских лей, 13 500 французских франков, 100 югославских динар, 90 итальянских лир, 10 эстонских крон, три английских фунта стерлингов, 75 американских долларов и 521 советский рубль. И еще какие-то важные документы, которые были срочно доставлены в Кронштадт.

Поиски продолжились и на следующий день. Более того, в начале 1950-х на этом месте был замечен странный корабль «в виде катамарана, снизу пустым и с кранами». На месте он пробыл несколько дней, что-то, по всей видимости, поднял на борт, а потом сбросил три глубоководные бомбы.

Само же крушение в тот злополучный день наблюдали и местные рыбаки. Потом им удалось выловить некоторые вещи и доставить в полицию Таллина. Среди них были немецкий паспорт, деньги в банковской упаковке, записные книжки пилотов, спасательный жилет и десяток фрагментов «Юнкерса». Кроме этого, был опломбированный мешок дипломатической почты, портфели и какие-то бухгалтерские книги. Не за ними ли охотились советы спустя много лет? В данный момент никто на этот вопрос ответить не сможет.

Вообще, Советский Союз никогда не признавал своей ответственности и даже не принес хотя бы даже формальных извинений. Более того, через два дня точно такой же пассажирский «Юнкерс-52» (на этот раз эстонской авиакомпании), совершавший регулярный рейс по маршруту Хельсинки – Таллинн, был обстрелян зенитным пулеметом советской подводной лодки, к счастью, не получив повреждений. Но вот разговоры о том, что иностранный гражданский самолет был сбит советскими ВВС, велись с самого начала. Оставались только два вопроса: кто именно сбил и было ли это сделано намерено?

Только в 1988 году появились воспоминания штурмана дальней авиации, а затем генерал-лейтенанта Петра Хохлова. В мемуарах «Над тремя морями» он довольно подробно описывает этот случай. Мы не станем приводить цитаты, но «воспоминания» Хохлова сводятся к тому, что он входил в экипаж одного из двух скоростных бомбардировщика ДБ-3Т, которые «патрулировали небо Эстонии», а когда увидели в нескольких километрах от Таллина пассажирский самолет, «пошли на перехват» (не имея на это никаких законных оснований). Штурман утверждает, что они несколько раз просили жестами экипаж «Калевы» вернуться, а потом дали предупредительную очередь перед ее носом, но якобы те продолжали лететь в сторону Финляндии.

Забавно, что автор в подробностях рассказывает, что советские летчики видели, как пассажиры «Юнкерса» через иллюминаторы показывали кулаки и даже угрожали пистолетом. Ну, во-первых, угрожать военному самолету, находясь на борту гражданского – это как-то глупо, во-вторых, вряд ли это стали бы делать дипломаты. А в-третьих (и это главное), как можно было разглядеть грозные кулаки и мимику пассажиров, но не заметить большой финский флаг на хвосте самолета? Ведь автор утверждает, что не видел опознавательных знаков. Более того, Хохлов утверждает, что инцидент произошел 23 июня и после того, как «эстонский народ сбросил ненавистное буржуазное правительство». Тоже странно, так как «выборы» там произошли только через месяц, а Эстония была «присоединена» к СССР только 6 августа. Даже ультиматум Молотова появился лишь спустя два дня после происшествия. Совпадение?

Заметим, что мемуары эти вышли аккурат в то время, когда прибалтийские страны стали заявлять о своем суверенитете и желании выхода из Советского Союза. Тоже совпадение? Но следует признать, что финское правительство не стало предъявлять какие-либо претензии, хотя на следующий год в местных газетах появилось сразу несколько статей на эту тему, в том числе, с воспоминаниями очевидцев того, как два советских бомбардировщика сбили гражданский борт. Непонятно, почему промолчали США и Швеция, граждане которых находились на борту сбитого самолета. А вот то, что Германии и Франции было, мягко говоря, не до этого – это точно. Ведь именно в этот день, 14 июня 1940 года, Берлин праздновал захват Парижа. Возможно, именно из-за этого «инцидент в Финском заливе» остался без внимания всего остального мира, что позволило Москве «замылить» его.

И вот сейчас эта тема вновь выходит наружу и в прямом смысле поднимается со дна. «По описанию очевидцев, самолет погрузился в воду моря на полном ходу после удара российских бомбардировщиков, в результате чего обломки были сильно раздроблены. Несмотря на сильный удар, крыло самолета, один из двигателей и шасси с колесом до сих пор узнаваемы на дне на глубине от 71 до 76 метров. Найденные обломки покрывают морское дно на площади до 100х100 метров. Вполне возможно, что лежащие на дне останки являются лишь частью упавшего в море самолета, а некоторые предметы и части фюзеляжа могли быть удалены еще в 1940 году или в 1956-1967 годах», – комментирует новые находки упомянутый в самом начале материала господин Перемеэс.

Заметим, что целенаправленные поиски проводились постоянно, в том числе при помощи гидрографического судна ВМС США «Патфайндер» в 2008-м. Однако тогда, к удовлетворению Москвы, ничего обнаружено не было. Но в те годы отмечалось, что нынешние российские власти также не желают признавать инцидент военным преступлением, хотя таковым можно назвать захват дипломатических документов вооруженным путем, не говоря уже о целенаправленной атаке на гражданское воздушное судно.

Фото из открытых источников


Мурат Халилов

Публикации автора

Трамп против пули

В этот день. Юлий Цезарь и другие именинники

Осторожно, дезинформация!

Совесть нации. Миссия выполнима

В этот день. День рождения туризма

Наследие предков и забота о потомках. Часть IV

Топ-тема

Другие темы

ПОЛИТИКА | 16.07.2024

Логика реформ

ИНТЕРВЬЮ | 16.07.2024

Дмитрий Орлов: Будут новые попытки переворота

ОБЩЕСТВО | 16.07.2024

Шапалак от Артаева: о чем рассказал известный боксер

АНАЛИТИКА | 15.07.2024

Трамп против пули

ГЕОПОЛИТИКА | 15.07.2024

Иран на пороге больших перемен

СПОРТ | 13.07.2024

Неудачное начало: обзор первых игр казахстанцев на еврокубках