Общество

Не навреди — плюсы и минусы нового закона о СМИ

Жан Абишев

11.06.2024

Сенат парламента Казахстана одобрил закон «О масс-медиа» и теперь документ отправлен на подпись главе государства.

28 июня журналисты отметят День работников средств массовой информации. Очевидно, к этому празднику приурочено принятие нового закона для тех, кто «с лейком и блокнотом» шагает, едет, снимает, пишет. Сейчас текст закона находится на подписи у президента страны. Нет сомнений, что закон будет подписан, и журналисты начнут работать в условиях новых норм, регламентирующих их профессиональную деятельность.

МАТЕРИАЛЫ ПО ТЕМЕ:

Хайп, фейки и погони. Кто виноват в кризисе коммуникаций в Казахстане?

Как Казахстан продвигает права человека через обязательства перед ООН

Мышление и свобода слова

С одной стороны, новый закон необходим с учетом возросших требований к СМИ и появлением новых информационных технологий. Но всегда остается опасение, что с водой выплеснут и ребенка. Иначе говоря, как бы ни утерять то положительное, что было в прежнем законе, несмотря на то что он постоянно подвергался критике как со стороны самих журналистов, так и правозащитных организаций.

Попытаемся разобрать, что несет нам новый закон. Для начала обратим внимание, что сам закон называется «О масс-медиа» и в нем указано, что масс-медиа тождественны средствам массовой информации. Что же, наверное, избавление от довольно громоздкого обозначения необходимо, тем более, когда идет упрощение и определений, и понятий.

Далее: не менее позитивным является положение о сокращении срока исковой давности к журналистам за их материалы. Это именно то, о чем много лет говорили и писали сами журналисты. Теперь лицо или организация, компания, посчитавшие, что публикации газет или телевизионные программы нанесли им моральный и материальный урон, могут предъявить иски в течение только одного года. Если же они это сделают по прошествии нескольких лет, то иски рассматриваться не будут. И это чрезвычайно важно. Недаром пословица гласит: «Куй железо, пока оно горячо».

Другим не менее важным моментом является то, что на запрос журналистов ответ должны предоставить в течение пяти рабочих дней, что дает возможность масс-медиа оперативно освещать прошедшие события. При этом неважно, в какой форме будет сделан запрос. То есть, журналист может позвонить по телефону и запросить необходимую информацию, или же по почте послать письмо, или отослать запрос в электронном виде. Такое новшество не просто облегчает труд журналистов, но и обязывает соответствующие инстанции реагировать на запросы СМИ.

Итак, закрепим эти важные новшества, соответствующие духу концепции Касым-Жомарта Токаева о «слышащем государстве». Журналисты вправе обращаться к обладателю информации с устным запросом по телефону, письменно или в формате электронного документа. Согласно новым нормам, ответ на запрос СМИ предоставляется в течение пяти рабочих дней со дня его поступления в форме и на языке поступившего запроса, если иное не указано в самом запросе.

Новый закон вводит такие понятия, как «особый статус журналиста» «упрощенный порядок аккредитации». В первом случае СМИ должны страховать сотрудников и обеспечивать их амуницией для выполнения заданий в условиях чрезвычайной ситуации.

Наверное, многих обрадует увеличение объема вещания на радио и телевидении на государственном языке. И это правильно. Пора казахский язык делать реальным государственным. Вместе с тем это налагает особую ответственность как на руководителей телерадиокомпаний, так и на самих журналистов. Очевидно, что необходим качественный рывок в деятельности самих ТРК, чтобы зритель и слушатель не искал альтернативные источники вещания и не переходил на каналы других стран. А для этого необходимо не просто улучшать качество обучения на казахскоязычных отделениях факультетов журналистики, но и повышать квалификацию уже действующих журналистов. И главное – смена контента. Никому не нужны программы, копирующие иностранные аналоги без учета специфика нашей страны, ментальности народа. Динамичные, живые шоу – вот то, чего жаждет зритель, и об этом нельзя забывать.

В то же время остаются непонятными некоторые нормы нового закона. Так, законом предусматривается «создание общественно-профессионального совета по вопросам саморегулирования деятельности средств массовой информации в целях развития медиа-отрасли, с закреплением функции по разработке этического кодекса журналистов». Что это за совет: Кто его будет формировать? Кто туда войдет? Найдется ли там место для авторитетных аксакалов журналистики, таких, как, например, Валерий Жандаулетов, Бигельдин Габдуллин, Шамши Патеев, Кайнар Олжай, Игорь Шахнович? Именно такие люди, которые являются универсалами, профессионалами и могут помочь развернуть масс-медиа в нужном для страны направлении.

Другим спорным моментом в новом законе являются «функции по мониторингу масс-медиа на предмет нанесения вреда нравственному развитию общества и нарушения общечеловеческих, национальных, культурных и семейных ценностей». Сразу возникает вопрос, что это за ценности? Есть ли на законодательном уровне понятия, определяющие их? Такой вопрос более чем уместен, поскольку, если нет в праве таких дефиниций, то каждый сможет толковать эту норму так, как ему видится. И еще большой вопрос, кто будет заниматься мониторингом. Как бы не вышло так, что сами эти лица оказались замеченными или даже просто заподозренными в нарушении этих ценностей. Словом, есть над чем думать и что менять.

И наконец, последнее, о чем хотелось бы сказать. Новый закон объединил сетевые СМИ и информационные агентства, отнеся их к интернет-изданиям. Вероятно, законодатели сделали это с учетом веяний времени. Вместе с тем здесь есть своего рода шероховатости, о которых на первом заседании новой площадки для обсуждения животрепещущих проблем Astana Open Dialogue хорошо сказал мажилисмен Асхат Аймагамбетов. По сообщениям новостных агентств, он указал: «Все СМИ нужны, все СМИ важны, особенно официальные медиа более чем важны, потому что, если вы вытесняете официальные медиа, не надо удивляться, что появляется огромное количество каналов, анонимных каналов, инфлюенсеры пишут, блогеры. А что такое СМИ? Там есть фактчек, там есть редакция, там есть этика. И когда мы зажимаем СМИ, появляется совершенно другое». И с этим нельзя не согласиться. Депутат подчеркнул, что если спикеры, к которым обращаются журналисты, не отвечают на вопросы, то в этом нужно винить не журналистов.

«Информация в любом случае выходит. И если появляется неправильная информация, прежде всего это проблема с коммуникацией. Если ты убегаешь от журналистов, если ты не подготовлен, если тебя твой пресс-секретарь заранее хотя бы не потренировал, если ты не понимаешь, что у тебя это могут спросить, не надо обвинять СМИ, надо обвинять, прежде всего, себя, если ты не готов. Поэтому, я думаю, что со СМИ никаких проблем нет, наоборот, мы должны всячески их защищать и, если информация достоверная будет появляться через медиа традиционные, тогда у нас и Telegram-каналы, и другие ресурсы будут тем самым терять свое влияние. Поэтому, я думаю, что в этом направлении нам нужно работать», — подчеркнул Асхат Аймагамбетов.

Хотелось бы, что его слова были услышаны и правильно восприняты всеми, кто по долгу службы должен предоставлять информацию масс-медиа.

Фото из открытых источников


Жан Абишев

Публикации автора

Право на милосердие. Имеет ли его Карим Масимов?

Не навреди — плюсы и минусы нового закона о СМИ

Изображая жертву: Храпунов выступил с новыми откровениями

Мировой паралич: Токаев рассказал о выходе из глобального тупика

Интервью с тройным дном

Задействовать все резервы для свободы движения товаров

Топ-тема

Другие темы

ГЕОПОЛИТИКА | 17.06.2024

Астана — Сеул: ресурсы в обмен на технологии

АНАЛИТИКА | 17.06.2024

Наследие предков и забота о потомках

СПОРТ | 14.06.2024

Демарш в ФФК: кто хочет сместить футбольного президента?

АНАЛИТИКА | 14.06.2024

В этот день. Уничтожение «Калевы»

ИНТЕРВЬЮ | 13.06.2024

Корея и Казахстан стремятся к лидерству в своих регионах — Шерзод Пулатов

ОБЩЕСТВО | 13.06.2024

Право на милосердие. Имеет ли его Карим Масимов?