Алматы 19.01.2024 7369

В этот день. Не обманывай кочевников

Бывает, что читатели укоряют нас в том, что большинство исторических событий, описываемых нами в этой рубрике, не имеет никакого отношения к нашей стране и нашим дням. Можно было поспорить с таким выводом, но не станем. Лучше сегодня предоставим вашему вниманию сразу три события, произошедшие в этот день, 19 января, в разные годы, а вы сами решите, имеют ли они к нам отношение или нет.


Начнем с красивой цифры – ровно 1375 лет назад войска китайской династии Тан захватили город-государство Куча, установив полное господство над Таримской впадиной, которую в историографии еще принято называть Кашгарской равниной. Чтобы было более понятно, это огромный «бессточный бассейн» в Восточном Туркестане (Синьцзяне), окруженный с трех сторон хребтами Тянь-Шаня, Памира и Кульнуля. Если коротко, то здесь проходили важные в истории древних тюрков процессы, формировалась культура, которая влияла и на кочевников, и на китайцев, и на все народы в округе.

МАТЕРИАЛЫ ПО ТЕМЕ:

В этот день. А как хорошо начиналось

В этот день. Per aspera ad astra

В этот день. Рейды Палмера

Что касается Кучи, то это было крупнейшее в регионе государство первого тысячелетия, просуществовавшее пять веков (II–VII вв. н.э.). Населения, судя по китайским источникам, было более 80 тысяч человек, причем, каждый четвертый являлся потенциальным воином, несмотря на то, что господствующей религией был буддизм. Вообще, о Куче можно было сделать отдельный материал, но не станем тратить время читателя. Ограничимся тем, что на протяжении своей истории кучинцы доставляли массу хлопот китайцам, а точнее – просто давали понять, что они здесь хозяева.

Династия Тан, как известно, силой и дипломатией стала расширять свои границы, в том числе и на запад. Для этого использовались географические и геополитические аспекты, а Куча оставалась одной из главных проблем расширения империи. Мелкие разрозненные государства Кашгарской равнины падали один за другим. Куча в этот момент (шел 648 год Р.Х.) тоже была в упадке по разным причинам. Далеко не все из прежних тюрков-союзников согласились на этот раз помочь – самим не до этого было (внутренние проблемы, внешние враги, очередное великое переселение народов и так далее).

В общем, к концу года танской армии удалось взять Кучу в осаду. В Западный каганат была направлена небольшая дипмиссия, которая вернулась с 10-тысячной армией. Первоначально она нанесла серьезный урон китайским войскам, но вскоре сама была разбита, потеряв треть воинов. Это сломило дух защитников города, но оборона продолжалась в течении 40 дней.

В конце концов Куча пала. Это случилось 19 января 649 года, и в ознаменовании победы в центре города оккупанты установили стелу. Впрочем, следует отметить, что особых репрессий китайцы не устраивали – у них была несколько другая политика по отношению к кучинцам, понимая, что дипломатия в данный момент будет лучшим оружием, да и варианты реванша со стороны тюрков с востока и севера были еще велики.

Лучше перенесемся почти на полтысячелетия ближе к нам и на 10 000 ли на восток. Географически мы при этом будем оставаться в Китае, хотя к тому времени династия Тан уже сменилась династией Сун (начиная с Х века). Описываемые события произошли в далекой Маньчжурии и остались в Истории под названием «Похищение императоров». Похитителями оказались местные кочевники, известные как племена чжурчжэней, которые в X-XV веках властвовали не только в Маньчжурии, но и в Центральном и Северо-Восточном Китае, а заодно в Северной Корее и Приморье.

Китайцы, считавшие номадов злейшими врагами, называли их «варварами», но далеко не всегда могли их одолеть силой. При династии Сун они в большей степени старались заключить мирные договора с соседними кочевыми государствами, но сами же их постоянно нарушали. Тогда властители чжурчжэней пришли к выводу, что с императорами Северной Сун договариваться нет смысла, решив попросту прекратить существование этой династии. Сказано – сделано.

19 января 1127 года конница кочевников из северного государства Цзинь (отметим, что название страны, как и народа известно нам только по китайским источникам) со второй попытки взяла и разграбила самый населенный город того времени, Бяньлян (ныне – Кайфэн). Император Цинь-цзун вместе с отцом Хуэй-цзуном были угнаны в плен и сделаны заложниками. Та же судьба постигла их родственников, гарем и челядь. Из «голубой крови» удалось спастись только сыну императора, который бежал в Ханчжоу, где основал новое государство Южный Сун.

Впрочем, лучше обратим внимание на другого государственного деятеля Суна – цензора Цинь Гуй. Он попытался протестовать против разграбления и уничтожения Бяньляна, но также был пленен. Правда, вскоре он перешел на сторону чжурчжэней и, говоря современным языком, был завербован. Через три года он вернулся в империю Южная Сун «для ведения подрывной деятельности», и кропотливой деятельностью добился властных высот, став первым министром при императоре. Цинь Гуй заверял, что с кочевниками лучше дружить, причем, дружить честно, а потом стал инициатором двух мирных договоров, которые, по сути, сделали из сунского Китая данника империи Цзинь. Но потом он был арестован и казнен. Забавно, но имя «Цинь Гуя» с тех пор стало синонимом предателя и изменника, а захват и показательное уничтожение Бянляна китайскими историками сравнивается по последствиям с разграблением вандалами Рима. Про то, что сами сунцы вынудили к этому, никто не говорит, конечно.

Прежде чем перейти к третьей нашей сегодняшней истории, отметим, что мы ее преподносим чисто на основе исследований советских и российских ученых, поэтому заранее предупреждаем – это не новодел. А касается она сына Дмитрия Донского – Василия (в период его княжения). А 19 января (1388 года) вошло в историю тем, что в этот день он вернулся после бегства из Орды. Что он там делал? Но нужна небольшая предыстория.

В августе 1382 года хан Золотой Орды Тохтамыш разорил (наказал) Москву. Тут вряд ли можно проводить параллели с Римом или Бяньляном хотя бы потому, что Орде нужна была дань от московитов и тех, кто от них зависит. Осенью через ханского посла была Дмитрию Ивановичу выдана «доверенность» (точнее, великокняжеский ярлык) на правление. Тохтамыш, совмещая приятное с полезным, даже позволил Донскому чеканить свои деньги (первые в московском монетном дворе), хотя, по большому счету, они в большей степени предназначались для выплаты дани (делались они по образцу дирхема или данга, а на обратной стороне отмечалось принадлежность денег Тохтамышу).

Но понимая, что русичи могут опять «кинуть», Тохтамыш, исходя из правил Великой Степи, взял в почетные заложники сына Дмитрия Донского – Василия, которому на тот момент было лет 11-12. Но потом тот бежал. Наверное, когда-нибудь из этого сделают геройство, но на самом деле ничего необычного в этом не было, а в Орде особо не опечалились тому, просто отметив, что теперь не могут отвечать за безопасность Василия Дмитриевича. А тот тем временем перебрался под опеку государю Молдавского княжества Петру Мушате, а летом 1387 года приехал в Литву. Там тоже начались церковно-политические интриги, но они уже точно неинтересны нашему читатели и уж точно мало связаны с нашей историей.

Впрочем, можно упомянуть, что уже после того, как Тамерлан разгромил Тохтамыша, Василий перестал платить дань Орде. Но в 1407-08 годах на разрозненную коррупцией и междоусобицами Русь пришел хан Едыгей. Но это тоже уже другая история. А вот связаны ли три вышеперечисленные с нами и нашими днями, пусть решает сам читатель. В любом случае, можно сделать вывод, что кочевников обманывать не только нехорошо, но и опасно.

Фото из открытых источников


Мурат Халилов