Алматы

05.04.2021

Конец большой стирки


Как Байден будет бороться с нашими коррупционерами.

Недавно прошла информация о том, что от имени Коалиции гражданского общества Казахстана (КГО) были наняты лоббисты для борьбы с отечественными клептократами. Новость вызвала неоднозначную реакцию в обществе. Казалось бы, какое отношение Белый дом имеет к Акорде, как он может на него повлиять? Чтобы ответить на этот и другие вопросы, следует провести небольшой ликбез по лоббистам и нынешним методам антикоррупционной деятельности за океаном.

В конце прошлой недели Международный консорциум журналистов-расследователей (ICIJ) опубликовал обширную статью с говорящим названием «Пять способов, которыми Байден может расправиться с грязными деньгами и финансовой тайной». Материал в большей мере адресован гражданам США, так как именно из их интересов будет исходить Белый дом, поэтому мы не будем подробно останавливаться на каждом из пяти пунктов. Но кое-что заслуживает особого внимания и должно привлечь внимание многих за пределами Штатов, в том числе и в Казахстане. Причем для одних это должен быть интерес, при котором следует запасаться попкорном, а для других нужно будет внимательно следить за новостями из Конгресса и нанимать хороших адвокатов. Но к тем и другим мы еще вернемся, а пока пару слов о лоббировании.

Для начала следует рассказать (или напомнить) о том, что осенью прошлого года группа гражданских активистов из Казахстана, Центральной Азии и Азербайджана обратилась в Конгресс США с призывом ускорить процессы, связанные с внедрением антикоррупционного законодательства и составлению санкционного списка клептократов из этих республик бывшего СССР. Дело в том, что за последнее десятилетие многие западные страны весьма усилили свои национальные законы в плане борьбы с коррупцией и противодействию отмывания денег. Конечно, по большому счету, американским политикам и конгрессменам глубоко наплевать на Казахстан, Туркменистан и другие «станы», а царящая в них диктатура в некотором смысле на руку – можно вести «особый бизнес».

Но времена меняются, а Соединенные Штаты – эта та страна, где избиратель (гражданин, налогоплательщик) может реально повлиять на власть. К слову, среди подписантов осеннего обращения к конгрессменам, есть и граждане США (выходцы из бывшего Союза), которые имеют полное право потребовать от своего правительства оградить страну от тех, кто незаконно отмывает деньги за счет либеральных американских законов. Если коротко, то требования заключаются в том, чтобы ускорить внедрение новых поправок и сделать так, чтобы «понаехавшие» не дискредитировали местные органы власти и не способствовали росту цен на недвижимость. Безусловно, кроме очевидных экономических и гражданских факторов существуют и политические причины, которые на руку пришедшим к власти демократам.

Но одного желания, пусть даже с политической подоплекой, мало – нужно продвигать эти инициативы постоянно, а в условиях американского плюрализма мнений это очень непросто. Поэтому в Вашингтоне широко популярны различные лоббистские компании, занимающиеся в том числе продвижением (или, наоборот, торможением) тех или иных законодательных сенаторов, конгрессменов или самого правительства. Поэтому нет ничего удивительного в том, что КГО, также известная как «Дөңгелек үстел», наняла Александра Беклеса и бывшего законодательного директора бывшей республиканской партии Эдольфуса Таунса для продвижения осеннего обращения к конгрессменам и, по сути, лоббирования санкций против коррумпированных казахстанцев в новой американской администрации. Цена вопроса в 40 тысяч долларов в месяц, надо отметить, не так уж и высока по вашингтонским меркам и может говорить о том, что шансов на успех больше, чем на заморозку этой инициативы. Здесь, скорее, стоит вопрос в сроках, и необходимо пролоббировать ускорение этого процесса. Однако судя по тому, что стало известно об этой сделке, она является бессрочной и сейчас трудно сказать, сколько времени пройдет до того, как этот вопрос будет поставлен на голосование в Конгрессе – шесть месяцев, год или даже больше.

Вместе с тем, если судить по другим инициативам Белого дома и Госдепа, тема включения санкций против иностранных (для США) клептократов может быть ускорена и поднята на самый высший уровень уже в обозримом будущем. В упомянутой статье ICIJ говорится о том, что Джо Байден не намерен откладывать в долгий ящик свои предвыборные обещания по этому поводу. Его администрация пока не определила точно, как именно будет действовать в этом направлении, но эксперты по налогообложению и отмыванию денег говорят, что есть как минимум пять реформ, которые новый президент должен поставить во главе списка.

Первая из них в большей степени относится к нам и нашему пониманию – это «Борьба с налоговыми убежищами внутри страны и за рубежом». В принципе, название говорит само за себя, однако дадим пару разъяснений. Дело в том, что Соединенные Штаты долгое время служили финансовым убежищем для клептократов, уклоняющихся от уплаты налогов и преступников, и неизменно входят в число лучших юрисдикций, способствующих обеспечению финансовой тайны сетью налогового правосудия. Об этом, например, красноречиво говорит фильм «Волк с Уолл-Стрит», и это прекрасно знают за пределами США те, кто не просто хочет купить целый этаж элитного дома на Манхэттене или особняк на тихоокеанском побережье Калифорнии, но и отмыть вывезенные из своих стран капиталы. Казахстан не исключение.

Теперь же, как считают финансовые аналитики из ICIJ, план Байдена заключается в кардинальных реформах налогового законодательства, что позволит перекрыть многие налоговые лазейки для крупных корпораций и иностранных «инвесторов». Здесь стоит отметить, что налоги – это не только средство показать чистоту своего бизнеса, но еще и некая индульгенция на право спокойно жить в Штатах, а из ворованных средств весьма затруднительно уплатить налоги. Кроме этого, планируется максимально сузить лазейки в законе о корпоративной прозрачности. Это в большей степени должно беспокоить крупные холдинги, корпорации и трасты, но учитывая то, что некоторые наши олигархи (а также стоящие за ними чиновники) предпочитают действовать и через них, теперь так свободно действовать они не смогут.

Третьим направлением в борьбе с финансовыми преступлениями является реформа FinCEN, агентства по борьбе с финансовыми преступлениями, бюро в составе Министерства финансов США, занимающегося борьбой с отмыванием денег, финансированием терроризма и финансовыми преступлениям. Если коротко, именно оно (а не политики, как многие думают) принимает окончательное решение о введение страновых или персональных санкций. В прошлом году ICIJ и другие медиа-партнеры по всему миру опубликовали расследование под названием «FinCEN Files», основанное на более чем 2000 секретных финансовых записях. Расследование показало, что крупные банки осуществляют операции с грязными деньгами, в том числе от преступных организаций и клептократов на глазах у государственных регулирующих органов. Там предполагается много чего занимательного, но мы обратим внимание на то, что теперь будет больше прозрачности в сомнительных денежных переводах в банки США и из них. То есть нашим спрятать пару миллионов, просто сделав перевод в один из них уже не получится. Впрочем, речь идет и о куда меньших средствах.

Отсюда исходит и четвертый пункт, предусматривающий уголовную ответственность банкиров за проведение и сокрытие сомнительных транзакций. Не будем показывать пальцем, но некоторым банкам было легче заплатить штраф за такие операции, а потом продолжать свою деятельность, иногда прикрываясь банковской тайной. Теперь, после соответствующих реформ, это будет сделать более затруднительно (Трамп, кстати, всячески оттягивал этот момент). Пятое же направление в большей степени касается резидентов (физических и юридических) Соединенных Штатов – выравнивание налогового бремени – поэтому особо его затрагивать не будем. Это все-таки внутренние дела США.

В заключении вернемся к теме лоббирования. Исходя из вышесказанного, понятно, что финансовые реформы, которые новая администрация Белого дома планирует ввести в жизнь в ближайшее время, скажем так, подыгрывают интересам КГО и, как следствие, гражданам Казахстана. Конечно, можно было просто сказать, что нам теперь остается только ждать, что решат там, в Капитолии и Минфине США, но нужно все-таки проявлять активность. Ведь одно дело найти и обезвредить (заморозить) выведенные из нашей страны капиталы, а другое – добиться их возвращения на родину, так как даже часть из 200 миллиардов долларов могут существенно помочь казахстанской экономике и самим гражданам Республики Казахстан.


Мирас Нурмуханбетов