Алматы

15.02.2021

Ходжа Насреддин и ослик Иа


Если я буду оборван, как дервиш,

И стану жить, всё на свете кляня,

Я буду знать, всё равно, что ты веришь,

Я буду знать, что ты любишь меня.

Денис Майданов, «Вечная любовь»

 

Начнем с притчи…

«Ходжа Насреддин выставил посреди базара своего осла. Посетители, резонно посчитав, что осел выставлен на продажу, принялись рассматривать его. Но… захотевшего глянуть на его зубы, осел укусил, заглянувшего ему под хвост – лягнул. И Ходжа с усталым вздохом заметил: «Я всего лишь хотел, чтобы все знали, что мне приходится терпеть от этого длинноухого»…

И продолжим… помните мультяшного ослика Иа, приятеля Винни-Пуха? Ну, того самого, печально глядящего на свое отражение в воде, трагично подытоживая: «Какое душераздирающее зрелище…».

Теперь давайте представим, что смотрится он в воды Каспия, представляя собой геополитическое состояние всей Интеграционной Азии (ИА). Причем оставлен он там всем ходом развития политических и экономических событий на постсоветском пространстве Евразии. Оставлен сопредельными соседями – Россией, Китаем, Ираном – с усталым вздохом: хватит, натерпелись… И от уйгурских исламских радикалов, и от талибов, и от закрытия военных полигонов, с непонятным статусом Байконура. Да и от паназиатского Ходжи Насреддина, носителя идеи абсурдной реальности, существующей лишь в логике абсурда. В которой «от мертвого осла – уши», могут быть самой высокой прогнозируемой ставкой потому, что им цены нет. И это при том, что сам Ходжа только пытается слыть простаком и бродягой, а на самом деле – это философ и сказитель, суфий из Ордена Кадирийя – странствующих дервишей. Простец и мыслитель одновременно и видящий цель своих странствий, и отказывающийся достигать ее: ведь тогда странствие утратит свой первозданный смысл, а превратится в дорогу, из одного пункта в другой. Вот только – в какой?

Да, выбор невелик… Либо западный «рынок», либо восточный «базар». Второй, казалось бы, предпочтительнее, но там китайцы, а они «базарят» исключительно по-своему, и также, по-свойски, обдерут, как кошку. Да еще ободрят нравоучительно одним им понятной сентенцией о том, что «не важно какого цвета кошка, важно чтобы ловила мышей». А на западном «рынке» сделают тоже самое, но с укоризной сетуя на недостаточное «таргетирование имплементации»… Ну, этой самой…ну, вы поняли…

И что остается Ходже Насреддину, как не грустно разглядывать своего ослика, пусть даже «ИА». Он знает, что все вокруг знают, чем наполнен его хурджин. А в этой седельной переметной суме чего только нет. Стоит заглянуть в левую «южную», так сразу станет «и скучно, и грустно, и не кому руку подать». Там и кыргызская «хроническая революционность», и такая же таджикская «хроническая беременность Талибаном», и узбекская «ИДУ-френия» в стадии ремиссии, и туркменский «ампутант» с культей на месте афганской границы. И над всем этим – казахстанский «сомнамбулизм общественного сознания», при котором во сне идеологической неприкаянности, можно продолжать больно стукаться лбом, то о Великую китайскую, то о Кремлевскую стену.

А в правой «северной» суме хурджина тоже порядка не наблюдается. Европарламент накрепко засунул туда «кочующий старый кейс» нарушений прав человека. Да и Россия, с настойчивостью достойной лучшего применения, напоминает об неутешительных прогнозах судьбы этнических славян Северного Казахстана. Как и русскоговорящих казахов по всей линии самой протяженной сухопутной границе в мире. Которые также, как и русские, побегут в Россию, стоит только «демонам исламского радикализма», начать сыпаться из левой «южной» сумы. И именно это на российских просторах в насупленном ожидании наигранно предвидят.

Но воз и ныне там… вернее, ослик «ИА», которому довольно тяжело под грузом навалившихся проблем. И обобщенный Ходжа Насреддин только и может предложить, что разделить ношу, он переложит хурджин себе на плечи. Хотя с осла не слезет. Ну что с него взять – веселый дервиш, с незамутненным абсурдом бытия сознанием. И все же – в какую сторону он направится, какая из столиц милей и любимей?..

Завершим притчей…

Ходжа Насреддин приехал утром на базар, а вечером, он обнаружил, что яблоку негде упасть – столько ослов стоят в ожидании своих хозяев. Как отыскать своего в этой массе? Решение пришло мгновенно. Насреддин закричал: «Всё! Кончилось мое терпение! Сейчас пристрелю своего осла! Дайте ружье! Конец тебе, упрямая скотина!» Хозяева ослов встревожились – с такого станется и быстренько увели своих от греха подальше. Остался только осел Ходжи Насреддина, которого он оседлал, саркастически вздыхая: «Странные люди…ведь я имел в виду только СВОЕГО ослика…».

…Странные люди…стран и столиц… (см. эпиграф).


Ельдес Сейткемел

Редакция


Елтай Давленов

Нур-Султан


Полат Джамалов

Президент московского фонда «Казахская диаспора»


Серік Ерғали

Нур-Султан


Марат Исабаев

Алматинская область