Алматы 13.06.2022 20490

Москва усиливает влияние на Ашхабад?

В прошлую пятницу новый президент Туркменистана Сердар Бердымухамедов совершил государственный визит в Россию. Тот факт, что свой первый официальный зарубежный визит С. Бердымухамедов сделал в Россию, может быть свидетельством того, что Москва усиливает свое влияние на Ашхабад. Как ни крути, но главный экономический партнер Туркменистана – это Китай, а затем Турция. Но, тем не менее, С. Бердымухамедов сделал свой первый внешнеполитический визит именно в Россию. Впрочем, российский капитал представлен в Туркменистане довольно серьезно и, возможно, часть его деятельности там носит неофициальный характер – в партнерстве с лидерами туркменского государства, о чем будет сказано ниже.


С. Бердымухамедов в ходе этого визита закрепил развитие углубленных отношений с Россией, начатое при отце – Гурбангулы Бердымухамедове (Аркадаге). Напомним - в октябре 2020 года Кремль, по сути, вынудил Ашхабад принять закон «О ратификации Соглашения между Российской Федерацией и Туркменистаном о сотрудничестве в области безопасности», которое было заключено 10 апреля 2003 года. Столь поздняя ратификация данного соглашения стала началом перезагрузки в российско-туркменских отношениях. Теперь президенты Туркменистана и России С. Бердымухамедов и В. Путин подписали Декларацию об углублении стратегического партнерства, в которой обозначены приоритеты сотрудничества не только по вопросам безопасности, но и в политической, торгово-инвестиционной и культурно-гуманитарной сферах.

МАТЕРИАЛЫ ПО ТЕМЕ:

Имперские амбиции Великобритании

Турция – энергетический хаб Европы?

Катастрофический конфликт цивилизаций в Украине

Москва расширяет режим «благоприятствования» для Туркменистана. В частности, Путин наградил С. Бердымухамедова орденом Дружбы «за большой вклад в укрепление стратегического партнерства между Россией и Туркменистаном». В начале марта т.г. Россия сняла ограничения на импорт томатов из Туркменистана. Томаты являются основной статьей туркменского продовольственного экспорта. Одним из главных вопросов для Ашхабада сегодня является обеспечение населения продовольствием, ибо в стране наблюдается нехватка даже базовых продуктов питания - муки и хлеба. По всей видимости, сын Аркадага обсудил с Путиным разные аспекты льготных поставок, к примеру, российского зерна, ограничения на экспорт которого недавно ввела Москва. Показательно, что незадолго до этого визита Сердар констатировал провал политики импортозамещения, и распорядился выделить 150 млн долларов на закупки продуктов за рубежом.

Путин поддержал предложение С. Бердымухамедова по созданию совместного российско-туркменского университета. В настоящее время в российских вузах учатся более 30 тысяч туркменских студентов, из которых более 4,3 тысячи – за счет российского бюджета. Было также заключено соглашение о сотрудничестве в сфере цифровизации, что может дать возможность России осуществлять контроль за туркменской IT-сферой.

В ходе пресс-конференции по итогам встречи с С. Бердымухамедовым В. Путин сообщил, что российские «Интер РАО», «Силовые машины» проявляют интерес к модернизации и строительству новых электростанций, проведению высоковольтных линий электропередач в Туркменистане. Другими словами, нельзя исключать, что скоро так и будет. Ведь часто слова Путина о желаемом есть не что иное, как некое указание к действию. По-другому он не привык работать, по крайней мере, на постсоветском пространстве, которое он, должно быть, считает частью российской империи. Да, официально Туркменистан обладает нейтральным статусом на мировой арене, что на словах признал и Путин. Но это вовсе не означает, что нейтральный статус не позволяет Ашхабаду и Москве глубоко сотрудничать по разным стратегическим вопросам. Так, 2 марта Туркменистан не голосовал по Резолюции Генассамблеи ООН «Агрессия против Украины», а 7 апреля – насчет исключения России из Совета ООН по правам человека.

Для России прикаспийский регион является одним из самых стратегических, поскольку здесь пересекаются разные геостратегические векторы – от транзитно-транспортных маршрутов до сферы безопасности. К примеру, Россия намерена принять участие в проекте ТАПИ (газопровод Туркменистан-Афганистан-Пакистан-Индия). Не случайно В. Путин в ходе переговоров с преемником Аркадага обсудил разные аспекты постконфликтного восстановления Афганистана, «интеграции этой страны в региональные инфраструктурные и логистические проекты». Есть основания полагать, что Россия постепенно становится ключевым игроком в деле освоения туркменских углеводородов. В прошлом году Китай приобрел 34 миллиардов кубометров туркменского газа, Россия - 10 миллиардов кубов. До этого два года Туркменистан в Россию поставлял 5,5 млрд кубометров газа.

«Газпром» совместно с концерном «Туркменгаз» занимается организацией экспорта Россией газа из Туркменистана. Компания «ЛУКОЙЛ» намерена участвовать в освоении нефтегазоконденсатного месторождения «Достлук» в Каспийском море. Российская «Татнефть» осуществляет ремонт и обслуживание туркменских нефтяных скважин. Российские предприятия строят для Туркменистана объекты дорожно-транспортной инфраструктуры, системы селезащитных сооружений, сухогрузы, паромы, пассажирские теплоходы, железнодорожные тепловозы. В одном 2021 году Туркменистан приобрел около 2-х тысяч грузовиков «КАМАЗ».

Таким образом, визит С. Бердымухамедова в Москву, скорее всего, стал закреплением Туркменистана в орбите российского влияния, чтобы Ашхабад не развивал, например, сотрудничество с ЕС по поставкам газа в Европу. Сейчас для Москвы важно, на фоне ухудшения состояния российской экономики, не потерять европейский рынок поставок своего газа. Ведь после начала войны в Украине Евросоюз и США стали более активнее прорабатывать вопросы постройки по дну Каспия газопровода между Туркменистаном и Азербайджаном. Вдобавок сам Ашхабад сообщал, что в этом году президенты Туркменистана, Азербайджана и Турции обсудят вопросы поставок туркменских углеводородов в Европу. Но, по-видимому, теперь, после разговора Сердара с Путиным, планы по всем этим «поставкам» заморозятся.

Данный визит показал, что Сердар уверенно идет по стопам своего отца Гурбангулы (Аркадага) - в развитии закулисных связей с Москвой. Серым кардиналом Туркменистана, по всей видимости, является «консильери» по финансовым делам Аркадага российский олигарх И. Макаров, имеющий большие активы в туркменском энергетическом секторе. Между прочим, в апреле этого года Игорь Макаров попал в санкционные списки Канады и Австралии, как близкий соратник российского режима. Больше всего имеется в виду деятельность И. Макарова на посту президента нефтегазовой компании Areti International Group (ARETI). В январе 2018 года И. Макаров был включен в санкционный список российских олигархов от США после аннексии Крыма и начала конфликта на востоке Украины. Согласно американским властям, эти олигархи обогатились или обрели влияние за счет близких отношений с В. Путиным.

В этой связи примечательно, что в августе 2019 года И. Макаров стал советником Аркадага по нефтегазовым вопросам. А в апреле прошлого года Гурбангулы Бердымухамедов при участии макаровской ARETI стал продвигать идею создания консорциума инвесторов для освоения нефтегазовых месторождений Туркменистана. Причем в октябре 2021 года И. Макаров представил Г. Бердымухамедову предложения касательно разработки туркменского шельфа Каспия. Среди прочего у Аркадага есть помощник Виктор Храмов, без содействия которого, как пишут разные источники, порой сложно получить разные крупные заказы, проекты от государства. К слову, И. Макаров издавна дружен с В. Храмовым.

Учитывая вышесказанное, весьма интересно то, что в начале этого года белорусский президент А. Лукашенко заявил, что Туркменистан скоро может войти в союзное государство России и Беларуси «из-за экономических проблем». В свете ухудшения экономической ситуации в России на фоне санкций Москва, наверное, начнет расширять свое присутствие в странах Центральной Азии, в том числе для получения разных дивидендов. Россия сегодня пытается сделать Центральную Азию полностью подконтрольной себе зоной с целью извлечения различных выгод, в том числе для защиты своих южных рубежей от различных угроз.

Фото из открытых источников



Талгат Мамырайымов