Алматы 11.03.2022 10640

Старожильцы и вторые по численности

Наш прошлый материал об истории появления, расселения и укоренения украинцев в Казахстане вызвал определенный интерес у читателя. Поэтому мы решили продолжить тему, на этот раз рассмотрев историю появления русских на территории нашей страны. Многие сделают какие-то открытия, а некоторые, возможно, обвинят нас в чем-то. Но мы сразу отметим: никакой политики – только факты.


На самом деле, трудно сейчас удержаться от каких-то выводов и конспирологических версий, но представьте, что вы читаете этот материал, скажем, в середине 70 годов прошлого века или просто являетесь «гражданином мира». Забавно, что некоторые делают выводы делают еще до прочтения очерка или даже не читая его, осилив только заголовок. Причем, критика, граничащая с нападками, может обрушиться с любой стороны. И еще, перед тем как мы приступим к повествованию, следует помнить, что понятия «историческая справедливость» и «исторические земли» сегодня в большей степени являются политическими, нежели научными. А мы, повторимся, делаем упор только на исторический ликбез.

Безусловно, тема «Русские в Казахстане» является многослойной, широкой, разнообразной и яркой. Без преувеличения можно сказать, что она заслуживает, как минимум нескольких томов исследований, сделанных историками, филологами, этнологами, переводчиками и даже политиками. А у нас только ограниченное пространство, поэтому отметим только наиболее важные ее этапы, при этом имея в виду только современную территорию Республики Казахстан (про исторические «земли» и «справедливость» мы договорились сегодня промолчать).

МАТЕРИАЛ ПО ТЕМЕ:

«Серый клин» украинцев Казахстана

Итак, принято считать, что первыми русскими поселенцами на территории Казахстана стали казаки в XVI веке. Версия хоть и принятая официальной историей, основанной на советской, но некоторые склонны делать определенные поправки в этом, отмечая разность в менталитете казаков (как военного сословия или «вольного люда») от населения тогдашней Руси. Наверное, мы как-нибудь этой теме посвятим отдельный материал, поэтому останавливаться на этом не будем. Лишь отметим, что взаимоотношения казачьих станиц с казахскими аулами и кочевьями были разными – от совместных военных налетов на других (в том числе, под знаменами Емельяна Пугачева), до взаимной вражды и барымты.

Так же для понимания нужно почеркнуть, что казаки казакам рознь, причем, зависело не только от времени их появления здесь, но и от принадлежности к тому или иному казачеству – Яикскому (Уральскому), Сибирскому и Смеречинскому, а также по тому же менталитету. Он, кроме прочего, складывался тюркскими корнями (особенно по женской линии) некоторых представителей казачества.

В любом случае, на первых порах – вплоть до конца XIX века русскими поселенцами были военные люди и члены их семей (по сути, основной и целенаправленный поток начался лишь с середины XVIII века). Кроме этого, к таковым можно отнести и «обслуживающий персонал» появлявшихся в Великой степи городов (на основе военных крепостей или тех же казачьих станиц). Они практически на 100 процентов изначально являлись боевыми форпостами, причем, не только от внешнего врага, но и от коренных народов. Это тоже доказанный факт и спорить с ним или же переосмысливать бесполезно. В таких городах и рядом с ними были и выселенные из Центральной России вольнодумцы и потенциальные несогласные. Причем, некоторые из них переезжали целыми семьями, но процент их был не так велик. Следует отметить, что практически до начала ХХ века таким переселенцам выплачивались дополнительные бонусы и прилагался солидный по тем временам соцпакет. Кто-то, отслужив положенный срок, возвращался на родину, а кто-то и оставался, обрастая семьей и прижившись сердцем к местным краям.

Как и в случае с украинцами, наибольший приток русских на казахские земли начался на рубеже веков и многократно возрос при реализации Столыпинской реформы. Сюда теперь ехали не только семьями, но и целыми деревнями и хуторами – кто добровольно, кто принудительно, кто в поисках лучшей жизни и в качестве беженца от подобных реформ. Кстати, необходимо вспомнить и о «староверцах» («киржаках»), которые были вытеснены или были переселены в том числе на территорию казахского Алтая (нынешняя Восточно-Казахстанская область). Они также несколько отличаются по менталитету от «столыпинцев» – прежде всего вольнодумством и более мирным отношением к коренным жителям.

К слову, абсолютно все историки отмечают, что столыпинское переселение было не таким уж и мирным. Если насильно депортированные семьи располагались «где придется», то в данном случае нередко происходил захват самых плодородных земель, которые веками обрабатывались местными. Конечно, глупо было бы предполагать, что до них здесь была «голая степь», и буквально вчера вышедшие из крепостного права крестьяне могли сюда принести «культуру и цивилизацию». По крайней мере, не от них.

Однако, справедливости ради, надо отметить, что цивилизация приходила, причем, резко. Стали появляться горнорудные и другие предприятия, железные дороги, которые также нуждались в рабочей силе. В городах появлялись школы и различные культурные заведения. Конечно, в первую очередь, они были предназначены для «понаехавших», но перед «инородцами» их двери редко закрывали. А вот специально для них не только в городах, но и в аулах стали появляться мечети, куда выписывали татарских мулл. К слову – к концу XIX века стало больше стационарных, скажем так, аулов, так как немалая часть казахов стала вынужденно переходить на земледелие.

Если говорить языком цифр, то к этому времени доля русского населения в Великой степи достигала 12 процентов – по данным переписи 1897 года, это 3 439 739 человек. Казахов же насчитывалось 4,3 миллиона (80,2 %), причем, как отмечают некоторые историки, к этим цифрам следует подходить критически, так как численность переселенцев могла быть завышена (для доклада в Санкт-Петербург), а местного населения занижена (считали нередко «кибитками» и на глаз). Здесь интересно отметить, что сейчас, в 2022 году, русских в Казахстане примерно столько же, как и 125 лет назад.

К моменту прихода к власти большевиков, славян в Казахстане было уже, по некоторым данным, до трети, однако с полной уверенностью говорить об этом не приходится. К 1926 году, когда казахи и другие народы уже пережили первый голодомор (унес жизни, как минимум, 1,2 миллиона жителей), русских было уже 19,7 процента, и это число стало расти практически с каждым годом. Уже через несколько лет сюда хлынул поток репрессированных и ссыльных – кулаков, середняков и просто неугодных советской власти людей.

Несмотря на то, что Ашаршылык начала 30-х унес жизни не менее 100 тысяч местных русских, их число и доля в населении республики продолжала расти. В годы первых пятилеток этому способствовала индустриализация, но также у власти возникала проблема – нужно было заполнить опустевшие после голода степи (доля казахов снизилась на 30 процентов), поэтому под разными предлогами, но сильно не афишируя, сюда стали переселять русских и украинцев.

Следующий поток был связан с эвакуацией в первые годы Великой отечественной войны. Да, многие из них потом вернулись, но немалая часть и осела здесь – в основном в южных городах, существенно добавив культуры и духовного развития. После войны все было в точности по советским учебникам – комсомольские путевки, Целина, Темиртау и так далее. Определенную прибавку к населению обеспечили освобожденные в разное время из ГУЛАГа лица, а также те, кто по разным причинам решил не светиться в европейской части СССР, но их было не так много. В целом же, приток русского населения стал существенно снижаться и уже к середине 60-х годов стал уступать оттоку, но общая численность продолжала оставаться высокой вплоть до развала Союза – русские были на первом месте на численности в республике.

Сейчас же они твердо держать второе место. Как отмечалось выше, численность их примерно такая же, как при переписи 1897 года – около 3,4 миллиона. Однако специалисты подчеркивают, что при советской власти многие сами или по принуждению записывались «русскими», но как отмечают они сами, русские – это больше не национальность, а дух и образ жизни. И здесь, подчеркнем, это нужно понимать в хорошем смысле.

Фото из открытых источников


Мирас Нурмуханбетов