Алматы

20.09.2021

Информационная опасность: о «контрацепции» при медиа-угрозах

Последняя череда скандалов, как внутренних, так и как-то связанных с северным соседом, продолжает будоражить общество. Большинство из них сводятся к невеселым размышлениям по поводу прорех в безопасности страны – национальной, электронной, информационной. Понятно, что надо с этим что-то делать, но что именно, пока не ясно. Нужны какие-то реакционные методы или достаточно «воздержания»? Попробуем разобраться.


Действительно, практически любая общественная проблема так или иначе касается вопросов безопасности, в том числе личной, государственной, экономической, «профильной» и так далее. Даже основа всех «неурядиц» – коррупция – тоже прямо влияет на это. Недаром несколько лет назад КНБ вернули полномочия заниматься (анти-)коррупционными преступлениями. Но мы сегодня поговорим лишь о безопасности информационной.

Странное дело, но эту проблема для большинства если и является таковой, то о ней упоминается лишь «по касательной». Каким-то образом она перешла в разряд узкопрофильных: многие искренне считают, что это, как и свобода слова, касается только журналистов и СМИ. Но это далеко не так. Мы уже не раз отмечали, что право на свободное выражение своего мнения является одной из основополагающих основ гражданских свобод, от которых так или иначе зависят все другие. Проще говоря, если у вас не будет возможности заявить о каких-то своих правах, то вы никогда не решите своих проблем, касаются ли они права на образование, справедливый суд, чистую воду и так далее.

Точно так же и с информационной безопасностью, но уже в несколько больших масштабах. Хотя, если вдуматься, это проблема начинается на бытовом уровне и где-то в районе гражданских взаимоотношений. Скажем, ваши дети рассказывают друзьям во дворе все, что происходит у вас дома, а это могут подслушать потенциальные злоумышленники в виде «домушников» или мошенников. Приводить примеры, чем это может закончиться, не станем – тут все очевидно, но сама проблема того, что нужно с детства и с семейного круга задумываться о распространении личной информации, существует.

Кстати, именно тот факт, что большинство даже не задумывается об информационной безопасности, приводит к распространению разных «болезней». Тут несколько слов нужно сказать о безопасности личных данных – своих и близких. Среди нас немало тех, кто легко публикует не только свои ИННы и удостоверения, но и с удовольствием рассказывает о каждом своем шаге, о том, где учится дочка, каким транспортом передвигается, делится своими телефонами и так далее – все это тоже может стать «прикормкой» для разного рода злоумышленников. В том числе, и связанных с банковскими делами.

Вот здесь происходят странные дела. Именно банковские мошенники, судя по лентам в соцсетях, являются одними из самых распространенных. У них оказываются базы данных, которые «на полу не валяются», но до сих пор никто не может ответить на вопрос, откуда у них все это? Тем не менее, именно коммерческие финансовые организации априори являются чуть ли не лидерами доверия среди населения – мы даже не задумываясь рассказываем им все о себе, в том числе и то, что может сильно заинтересовать финпол с тем же КНБ. Однако немало БВУ у нас, скажем так, с зарубежным участием, а некоторые из них связаны с отечественными личностями, не вызывающими доверия в обществе, но никто никогда не говорит, что банкам доверять нельзя и не делает на этой основе политических заявлений. Почему?

Да, одним из важных вопросов является вопрос доверия. Все или почти все, что связано с государством и властью, мягко говоря, вызывает в обществе весомые сомнения. Поэтому любая инициатива власти изначально воспринимается если не в штыки, то с большой долей подозрительности. Это, между прочим, касается даже вполне хороших и нужных вещей – все может испортить недоверие в обществе и неумение чиновников объяснить, что и почему. Между прочим, такое неумение вкупе с нежеланием что-либо изначально разъяснять, отсутствие диалога является болезнью «слышащего государства». В лучшем случае, государственным мужам приходится выходить на информационный ринг, когда в обществе скандал уже практически не остановить никакими заверениями, клятвами и объяснениями – разве что переключить на другой скандал.

Примерно так получается и с «прямым эфиром» министра Багдата Мусина. В принципе, он сказал немало вполне здравых мыслей, но многими просто не был услышан по причине того, что «слышащим» (и объективным) на этот раз перестало быть само общество. И здесь практически нет вины наших сограждан – вот если бы мистер Мусин вышел в эфир до (до!) подписания меморандума с россиянами, а правительство максимально прозрачно рассказало бы о готовящихся договоренностях, то казахстанцы бы восприняли ситуацию вокруг «СБЕРа» совершенно по-другому – если бы, конечно, до этого бы дошло.

Да, необходимо признать, что мы давно и упорно находимся в информационном поле северного соседа. Эту проблему периодически поднимают не только нацпаты (в том числе, и в правильном понимании этого слова), но и производители отечественного контента, владельцы казахстанских СМИ. Да, кремлевская пропаганда оказывает серьезное влияние на нашу внутреннюю политику, что в той или иной мере признают даже наши чиновники. Да, за русский язык (на котором, если вы заметили, написан этот материал) трясутся российские политики не только ради политического рейтинга, но и для того, чтобы сохранить действенность этой самой пропаганды в этом самом информационном поле. Это все правильно, но является темой для отдельного разговора. Равно как и действия (бездействия) государственных органов, отвечающих за безопасность – национальную, экономическую, политическую. Обратим внимание лучше на себя.

Скажем банальность: нужно начинать с себя. Для начала, как в «клубе анонимных алкоголиков» (хотя здесь до анонимности далеко), признать, что мы находимся в полной информационной опасности – она нас окружает со всех сторон, начиная с весьма сомнительной системы ASHYQ и банковскими «тайнами» и заканчивая периодическими информационными войнами, в которых мы терпим незавидное поражение за поражением. После такого «самопризнания» приходит понимание, во-первых, основой многих проблем становится утечка данных и уязвимость нашего информационного поля, а во-вторых – мы уже не будем реагировать столь эмоционально (на что зачастую рассчитывают те, кто информационные войны разжигает), трезво оценивая ситуацию.

Вот тогда, когда мы достигнем полного понимания ситуации, то можно будет спрашивать с государства. Более того, мы научимся находить превентивные решения, изначально видеть корень проблем. Общество наконец поймет, что проблемы информационной безопасности нельзя откладывать на завтра или послезавтра, что это касается не только СМИ и профильных госорганов, но всех нас без исключения. Одновременно будет решен вопрос доверия. Если, скажем, среди подавляющего числа наших сограждан сформируется иммунитет к провокационным пробросам со стороны тех же российских (или каких-либо других) политиков и пропагандистов, то можно уже не беспокоиться о реакции общества, а просто улыбнуться потугам возбудить «злого казаха».

То есть чтобы не «залететь» на информационных атаках, для начала нужно научиться правильно на них реагировать (или не реагировать вовсе). Никаких реакционных мер не нужно – достаточно будет редакционных. Но при этом и «воздержание» должно быть продуманным и осознанным. Впрочем, подчеркнем, все это не избавляет соответствующие государственные органы от обязанности сохранять нашу безопасность – личную, национальную, информационную.


Мирас Нурмуханбетов

Редакция


Елтай Давленов

Нур-Султан


Полат Джамалов

Президент московского фонда «Казахская диаспора»


Серік Ерғали

Нур-Султан


Марат Исабаев

Алматинская область