Алматы

09.08.2021

Родина слышит. Каким боком выйдут «прослушки»

Скандал с прослушками Pegasus перешел в вялотекущий режим. Пару раз в неделю на сайте OCCRP обновляется информация о казахстанских «клиентах», которые уже особого удивления не вызывают. Хотя по некоторым фигурантам возникают дополнительные вопросы, на которые никто не может ответить, в том числе, сами «жертвы» и соответствующие госорганы. Так почему никто из фигурантов так и не прокомментировал этот скандал?


По большому счету никто в Казахстане особо не удивился, когда пару недель назад разразился мировой скандал вокруг «Пегаса». Некоторые даже гордились, что мы «все же наконец-то» вошли в дюжину отличительных от прочих стран, а в целом даже немного умилились реакции передовой европейской общественности на возможность несанкционированного вмешательства в смартфоны честных граждан. Впрочем, нечестных тоже – тут, как говорится, дело принципа, а принцип гласит, что прослушивать кого-либо без санкции суда (прокурора) нельзя. В первой 30-ке стран добытые таким образом сведения могут легко оправдать и террориста, и торговца оружием, и коррупционера.

Впрочем, у нас тоже «прослушка» формально не может быть приобщена к делу, хотя нередки случаи, когда результаты негласной слежки становились поводом для возбуждения досудебного производства. То есть набирался определенный материал, а когда давалась «отмашка», то жертву привлекали к ответственности, а результаты этой слежки вдруг превращались в выводы оперативной работы или анонимного обращения доброжелателя. Причем не обязательно, что такой принцип работал только против гражданских активистов или представителей оппозиции – могли и «своих» взять по какому-нибудь коррупционному делу. Благо, что практически любого можно взять за руку и в суд отвести.

Об активистах и журналистах мы поговорим в другой раз, а вот с олигархами и действующими политиками, пожалуй, стоит разобраться поподробнее, тем более, сами они предпочитают сохранять молчание. Никто из обитателей Левобережья так и не отреагировал должным образом на этот скандал. Разве что замрук Администрации президента коротко ответил, что доверять этой информации сразу не стоит и нужно тщательно ее перепроверить. Безусловно, господин Абаев прав в том, что любую информацию нужно перепроверять, но в этом случае, думается, факты на лицо.

Однако вполне возможно, речь идет о другой проверке. Ведь мы не откроем великой тайны астанинских коридоров, если скажем, что власть имущие тоже не удивились бы, что кто-то из «своих» за ними может следить. Горький опыт им дал при этом покойный Рахат Мухтарович, выложив в соцсети гигабайты компромата. К слову, особого успеха это не принесло – общество лишь громко поцокало языками, узнало о длине «Борта №1», токалках и том, как олигархствующие политики скидывали по пять миллионов (не тенге) для одной партии. Ну, ладно: что произошло, то и произошло – с кем не бывает, как говорится.

Сейчас же тишина на казахстанской олимпе обоснована двумя факторами. Во-первых, никто не хочет засветиться в списке «Пегаса», но при этом сам не будет удивлен тому, что он туда попал. С другой стороны, можно было подумать, что это как-то легализовало бы фигуранта – попасть в один список с нынешним президентом, это как оправдаться перед шефом, что ты тоже в навоз наступил, а не только он. Но это ложное ощущение, построенное на мифах и легендах, бытующих в обществе о «левобережных». Мы не станем (по крайней мере, сегодня) развивать эту тему, говоря о межклановых разборках, взаимном недоверии и грядущих очередных внеочередных выборах президента. Все это так же банально, как и мнение о том, что кто-то из политиков класса «А» гордится оказаться рядом с Токаевым (а заодно с Аблязовым и Торегожиной). Тут даже не в Касым-Жомарте Кемелевиче дело, а в том, чем чревато такое соседство.

Тут появляется второй фактор, заставивший притихнуть все Левобережье, и он касается не самого «Списка 2000» и его действующих лиц, а того, что стало известно журналистам-расследователям и самому OCCRP, который обнародовал данные о шпионских программах. Это нам, простым гражданам, особо нечего скрывать, хотя не очень приятно, что за тобой следят, но когда речь заходит об «агашках» (ну и «татешках», естественно), то дело приобретает захватывающий оборот. Если вспомнить выбросы Рахата Алиева, то они могут показаться детской игрушкой по сравнению с тем, что может быть добыто с помощью Pegasus. Почему?

Потому что экс-зять экс-президента пользовался весьма устаревшей технологией, против которой настроены многие современные телефоны и существуют определенные приложения для противодействия внедрения шпионских программ. Да и просто разговоры слушать хоть и интересно, но во многом нецелесообразно. Возьмем, например, подслушанную фразу: «Бро, я тут хочу через офшор перегнать пару десятков «лямов». Не поможешь?». Она может навести на кое-какие выводы, но это всего лишь слова и к делу их не пришьешь (тем более, подслушано незаконно). А вот если как следует покопаться в «айфоне» клиента, то можно немало занятных фактов найти. Начиная с переписок с «помогайками» и лондонскими риэлторами и заканчивая транзакциями в швейцарских банках и пикантным фото на яхте у Лазурного побережья. Впрочем, последнее наименьшее из зол, которое может быть обнародовано. Если, конечно, для фигуранта супруга не является большей опасностью, чем глава Антикоррупционного агентства.

Однако отечественные спецслужбы могут беспокоить наших героев не так сильно, как западные расследователи. Тут надо вспомнить (или пояснить тем, кто не знал), что OCCRP расшифровывается «Organised Crime and Corruption Reporting Project», а переводится как «Центр по исследованию коррупции и организованной преступности». То есть это не любители Джеймса Бонда и не борцы с нарушением прав человека в области защиты персональных данных, а те, кто специализируется на вскрытии коррупционных преступлений. Впрочем, кое-что из «007», совмещенное с правозащитной деятельностью, им тоже присуще. Таким образом, у «объектов» шпионской слежки есть опасения, что их данные могут оказаться не только у казахских спецслужб, но и у журналистов-расследователей, а также их медиа-партнеров из Forbidden Stories и правозащитников из Amnesty International.

Почему это должно беспокоить фигурантов списка OCCRP? Очень просто. Сейчас по всему миру, и в частности, в Евросоюзе, Великобритании, США и Канаде разворачивается полномасштабная борьба с транснациональной коррупцией, и под особым вниманием оказываются страны бывшего СССР. Тут громкой статьей в «Вашингтон пост» не обойдешься – это чревато заморозкой счетов и других активов на Западе и возможным уголовным преследованием там же. И тогда для них начнется самое интересное – остается запастись баурсаками с кумысом и наблюдать за происходящим. А пока можно прислушаться к этому самому молчанию на Левобережье, которое тоже само за себя говорит.


Мирас Нурмуханбетов