Нур-Султан

02.08.2021

Мы готовы? Про ложку меда в бочке дегтя

Сегодня казахстанцы как никогда уверены в завтрашнем дне. Однако доподлинно не известно, можно ли будет оттолкнуться от этого дна или же оно настолько илистое, что может оставить нас там на всегда. Многие думают, что процесс опускания на дно связан с КВИ, однако это началось не одномоментно, да и существуют другие проблемы, прямо не связанные пандемией. А объединяет их все то, что правительство не способно их как-то решить.


Но ведь не все так плохо, да? Есть же какая-то надежда на светлое будущее? Хотя бы на светлую осень.

На днях вся страна «покраснела» – не осталось ни одного «желтого» региона, не говоря уже про «зеленые» области. Более того, появились «темно-красные» (қып-қызыл) точки, что в уставшем от всего обществе вызвали сатирические рефлексы. Впрочем, это понятие не ново и вводилось на некоторых зарубежных еще в прошлом году. К слову, сейчас там во многом стабилизировалось и немало стран вернулись к доковидному образу жизни. Не в полной мере, конечно, но все же.

Но речь не о них, а о нас, и не о прошлом, а о настоящем и немного о будущем. Итак, министр здравоохранения Алексей Цой на днях предрек пик заражения коронавирусной инфекцией на август, а уже к середине сентября, якобы, все пойдет на спад. Однако тотальное недоверие к власти и объективная ситуация вокруг заставляют засомневаться в прогнозах министра. Это мы про спад, а не про пик. Хотя бы потому, что Казахстан, по некоторым данным, скачет между вторым и третьим местом по числу заразившихся коронавирусом на 100 тысяч населения.

Здесь (и сейчас) мы не будем обсуждать эпидемиологическую ситуацию и пути выхода из нее, так как не являемся специалистами в данном направлении. Однако стоит в лишний раз напомнить, что она фактически в два раза хуже, чем летом прошлого года. В том числе по прямым жертвам Ковида Девятнадцатого – число смертей неуклонно растет, несмотря на то, что ковидодессиденты предпочитают этого не замечать. Понятно, что верить официальной статистике – себя не уважать, но если оглянуться вокруг, то ловишь себя на мысли, что уже привыкаешь к неожиданным смертям, и даже уже не спрашиваешь о диагнозе.

Власти руками главным госсанврачей с каждым разом ужесточают карантинные санкции, однако термин «локдаун» если и применяют, то не с такой охотой, как год назад. Но при этом по некоторым направлениям «народного хозяйства» ситуация ухудшилась, а ограничения усилились. Так почему правительство и, в частности, Межведомственная комиссия (МВК) не называет вещи своими именами? Тут напрашивается простой и объясняющий ответ – нет денег. Нет, чиновники рапортуют, что всего достаточно – и лекарств, и оборудования, и койкомест (хотя больницы уже сейчас переполнены и под ковидные госпиталя выделяют спортивные арены), но нужно опять-таки вспомнить события годичной давности.

Тогда, если помните, государство, вместе с ведением модного локдауна, выплатило нескольким миллионам казахстанцев материальную помощь. Пусть небольшую и явно недостаточную, но помощь. Здесь стоит отметить, что это должно восприниматься как логичное и обязательное действие со стороны государства – точно так же, как у родителей есть обязанность кормить детей, а у повзрослевших детей – содержать заботиться о престарелых родителях. Но тут дело в самом алгоритме действий при чрезвычайных ситуациях, который на этот раз то ли сбился, то ли не заработал из-за отсутствия «топлива».

Второй вариант в данном случае более правдоподобен – у государства попросту нет денег (или оно не хочет ими делиться с казахстанцами) на выплату пособий, точечной помощи предпринимателям, находящимся на грани банкротства, на то, чтобы остановить погружение граждан на дно, не говорят о спасении. Хотя, есть вероятность, что оно исходит из принципа «спасение утопающих – дело рук самих утопающих», но это, как говорится, не точно. Есть еще надежда, что будет введено чрезвычайное положение, но при этом с учетом всех недоработок весны 2020-го и подключением новелл, включенных в соответствующее законодательство (включая расширенные полномочия действующего президента). Некоторые говорят, что Акорда все же решится на то, что собиралась сделать еще прошлогодним летом – провести кардинальную чистку в правительстве и, соответственно, в МВК.

Этому есть все объективные предпосылки, а не только эмоции и желание общества. Причем, это касается не только и не столько ситуации с коронавирусными атаками на казахстанцев, но и по другим направлениям. Например, по тому, что в стране продолжается засуха и падеж скота – увольнение министра сельского хозяйства глобальную проблему не решила (да и не могла решить, если честно). Точно также, как не разрешило скандал с прослушкой первых и вторых лиц государства (про горстку отечественных правозащитников и журналистов уже никто не вспоминает) добровольно-принудительный уход на пенсию главы Службы государственно охраны «дяди Коли» Касымова. Поэтому рост цен на мясо (а заодно и на курицу и яйца) становится не только неизбежным, но уже ощутим сегодняшним днем.

Проблемы с водой, между прочим, касаются не только отдельных областей Казахстана (прежде всего – Мангыстау), но окрестностей Алматы, а под столицей это уже многолетняя проблемы. А тут еще «новыми красками» может заиграть проблема трансграничных рек, на которую наши власти традиционно закрывают глаза и не открывают рот, наверное, не желая портить добрососедские отношения.

Кстати, на Мангышлаке и в других регионах страны продолжаются забастовки в тех или иных отраслях, а Астана никаких особых мер не предпринимает. Точно также, как и ровно 10 лет назад, когда бастовал Жанаозен. Чем это закончилось, все помнят? Думает ли об этом руководство страны? Хотелось бы верить, что думает и будет предпринимать конкретные шаги для того, чтобы потушить трудовые и социальные конфликты не только силовым путем, но и через конкретные решения конкретных проблем.

В общем, не нужно быть крутым экономистом или начинающим социологом, чтобы предположить, что осень предстоит напряженной «по всем фронтам». Одними увольнениями здесь не отделаешься и социально-бытовой уровен казахстанцев не понимешь – им, видите ли кроме зрелищ (а рокировки в правительстве это всегда зрелища), нужно будет еще хлеба. Впрочем, большинство зрелищ тоже уже не приносят былых положительных эмоций. Как, например, Олимпиада-2020 (или, все же, 2021?) не приносит особых радостей, кроме формы нашей сборной, понравившаяся «Форбсу», и Ольги Рыпаковой, которой японские соцсети оды воспевали. Да и с ее трансляцией как-то обидно получилось. Хотя, с другой стороны, может это и хорошо – не так обидно будет за проигрыш наших потенциальных олимпийских чемпионов.

К олимпийским стартам государтсво, как выясняется, тоже не было готовы в полной мере, равно как к новому нападению Ковида Девятнадцатого, засухе-джуту, о котором эксперты говорили еще весной, к социально-экономическому кризису, который примет новые черты как раз в начале осени (когда, по словам Цоя, КВИ пойдет на снижение). Пора уже это уяснить и перестать на него, на государство, уповать. Поэтому вопрос – готово ли общество к новым потрясениям, связанным с новыми карантинными санкциями, подорожанием мяса, а заодно и других продуктов питания и ГСМ (последнее – это уже традиционно осенью), забастовкам и трудовым конфликтам? На этот вопрос просто так не ответишь, но если власти им не задаются, то нужно делать это самим – ведь это в большей мере нас с вами и касается.

Но чтобы не заканчивать немного мрачноватый текст очередной порцией пессимизма, добавим ложку меду в эту бочку дегтя. Вкус это не изменит, зато останется ощущение, что не все потеряно. В общем, новый политический сезон, который по совпадению тоже начнется в сентябре, обещает нам новые обещания (извините за тавтологию), которые могут вдохновить казахстанцев поверить, что нас все-таки ждет светлое будущее. Или, в крайнем случае, они укрепятся в уверенность в завтрашнем дне – твердом дне, от которого можно оттолкнуться и всплыть. А там, как всплывем, уже будем (по привычке) спасать себя сами.


Халил Бекенов

Редакция


Елтай Давленов

Нур-Султан


Полат Джамалов

Президент московского фонда «Казахская диаспора»


Серік Ерғали

Нур-Султан


Марат Исабаев

Алматинская область