Интервью

ОДКБ в Алматы: это не «военный туризм»

Айгуль Омарова

07.06.2024

В Алматы завершилась неделя мероприятий ОДКБ. Чему она была посвящена, и какие выводы можно сделать? Об этом нам рассказал кандидат философских наук, профессор Казахстанско-немецкого университета, эксперт в области международной и региональной безопасности, теории международных отношений Рустам Бурнашев.

— Рустам Ренатович, с 1 января этого года Казахстан председательствует в ОДКБ. И в Алматы прошел ряд мероприятий этого объединения. Как вы считаете, такие встречи необходимы, они что-то решают?

— Если, во-первых, существует та или иная организация и, во-вторых, происходит изменение условий ее функционирования (что мы можем сказать и про ОДКБ), то мероприятия, направленные на поддержание и развитие отношений между странами-участницами, очевидно, необходимы. Перечень документов, которые были подписаны в рамках прошедших встреч (например, документы, касающиеся совместной подготовки Коллективных сил оперативного реагирования ОДКБ, их оснащения вооружением, военной и специальной техникой), показывает, что это – не «военный туризм», а комплекс мероприятий, имеющих практическое значение.

МАТЕРИАЛЫ ПО ТЕМЕ:

ЕАЭС должен работать как часы

По каким причинам Запад интересуется Центральной Азией?

В основе интереса Запада – экономика, прежде всего

— Известно, что подписаны соглашения, которые касаются совместной подготовки Коллективных сил ОДКБ, оснащения современным вооружением, военной и специальной техникой. Ваш комментарий?

— Судить о значимости и содержании данных документов можно будет только после их публикации (если таковая предполагается). Однако можно сделать предположение, что в развитии Коллективных сил оперативного реагирования ОДКБ будет использован опыт военных конфликтов 2000-х годов, в частности, опыт массированного использования различных типов беспилотных летательных аппаратов, систем радиоэлектронной борьбы и цифровых систем управления полем боя и тактическими единицами.

Андрей Белоусов о напряженности по периметру

— В Алматы впервые приехал новый министр обороны Российской Федерации Андрей Белоусов. Естественно, что внимание было приковано к его выступлению. Насколько верно, на ваш взгляд, г-н Белоусов оценивает нынешнюю ситуацию вокруг стран ОДКБ? Напомню, он заявил, что анализ военно-политической обстановки показывает — она остается напряженной и характеризуется нарастанием военных угроз по периметру Организации.

— Это, в определенном смысле, философский вопрос, касающийся того, как мы понимаем, что такое «событие». Если мы предполагаем, что событие – это нечто происходящее в «объективном» мире, то мы можем линейно оценить высказывание министра обороны России как «верное» или «неверное». Однако если мы понимаем событие как некий комплекс, объединяющий «наблюдение», «наблюдателя», «событие» и «систему фреймов», то картина будет уже совершенно иной. И для ее оценки нам нужно, как минимум, фиксировать ту позицию, которую занимает «наблюдатель».

Очевидно, министр обороны России Белоусов транслирует российское видение ситуации. И с его точки зрения заявление, что происходит нарастание военных угроз, будет верным. Однако другие страны-партнеры России по ОДКБ могут оценивать ситуацию несколько иначе. Так же, как и специалисты в области военной и военно-политической безопасности.

Здесь же необходимо отметить и источник военных угроз, на которые указывает министр обороны России. В частности, он отмечает, что «основное негативное влияние на развитие ситуации оказывает деструктивная деятельность США и их союзников». Такая оценка соответствует текущей внешней политике России. Однако не думаю, что с такой оценкой однозначно готовы согласиться страны Центральной Азии, в том числе – члены ОДКБ, четко придерживающиеся концепции многовекторной политики и рассматривающие США и НАТО как партнеров.

— По мнению Андрея Белоусова, странам-участницам ОДКБ необходимо поддерживать четкую координацию действий и непрерывно совершенствовать силы и средства, входящие в систему коллективной безопасности, чтобы быть готовыми к любым военным угрозам. Насколько реально могут возникнуть военные угрозы по периметру стран ОДКБ?

— «Периметр стран ОДКБ» – размытый термин. Традиционно, в пространстве ОДКБ выделяется три относительно самостоятельных вектора – Европейский, Кавказский и Центральноазиатский. Очевидно, оценка Европейского направления, где идут не просто реальные военные действия, но происходит их постоянная эскалация, позволяет говорить о росте военных угроз. Однако, как можно видеть, эти угрозы не имеют пока прямого отношения к ОДКБ, поскольку ни один из механизмов организации в связи с этими угрозами задействован не был. Аналогичная ситуация наблюдается на Кавказе. Вместе с тем, говорить, что мы имеем возрастание вероятности военных угроз на Центральноазиатском направлении, по моему мнению, означает серьезно секьюритизировать ситуацию.

— А насколько, по вашему мнению, слова министра обороны РФ предназначены больше для внешних сил?

— Мне сложно оценивать предполагаемую аудиторию выступления министра обороны России. Сделаю допущение, что поскольку оно транслировалось в открытой печати, оно было рассчитано на самую широкую аудиторию.

Информационная война

— Как считает российский министр обороны, против стран ОДКБ ведется информационная война, применяются экономические санкции и оказывается прямое давление. И в этом с ним трудно не согласиться. Каким может быть выход из ситуации?

— В рамках ОДКБ нет единого механизма реагирования на указанные вами воздействия. Более того, разные страны-члены организации по-разному подвергаются такому воздействию (если вообще подвергаются, так как, например, в отношении Казахстана, Кыргызстана или Таджикистана никаких экономических санкций никто не вводил), по-разному воспринимают это воздействие и реагируют на него также по-разному. Таким образом, какого-то универсального решения тут нет.

— В то же время Андрей Белоусов полагает, что необходимо «использовать влиятельные международные площадки для продвижения общих подходов к проблемам безопасности, регулярно консультироваться как в многостороннем, так и двустороннем формате». Насколько нынешняя встреча способствует выработке общих подходов и обеспечению безопасности?

— Я, как независимый специалист, не имею доступа к закрытым материалам встречи, которую мы с вами обсуждаем. Поэтому для меня невозможно оценить, как она может способствовать или не способствовать выработке тех или иных решений. Хотя, в оправленном смысле, я высказал свое мнение по этому пункту, когда отвечал на ваш первый вопрос.

Афганистан и Армения

— Для Казахстана, как и других республик региона, основную угрозу для безопасности, по мнению ряда аналитиков, представляет ситуация в Афганистане. Насколько ОДКБ сможет обеспечить стабильность в Центральной Азии?

— Я не считаю, что ситуация в Афганистане – основная угроза безопасности стран Центральной Азии. Как показывают мои исследования вопросов безопасности в странах Центральной Азии и работы ряда других моих коллег, основные проблемы для нас носят внутренний характер. Такая оценка полностью соответствует ситуации в области безопасности, которая характерна для слабых государств со слабыми обществами, каковыми являются все страны Центральной Азии. Ситуация в Афганистане на протяжении всей истории независимости наших стран была только фоном секьюритизации или десекьюритизации тех или иных вопросов в странах Центральной Азии, а также выстраивания повседневных практик, которыми руководствовались силовые структуры наших стран.

Вопрос о потенциале ОДКБ на Центральноазиатском направлении достаточно сложный. Во-первых, не все страны Центральной Азии входят в ОДКБ, а организация, как показала практика, готова действовать только в зоне своей ответственности. Во-вторых, как сама Организация, так и ее члены не всегда настроены к использованию потенциала ОДКБ. Так, в 2010 году ОДКБ дистанцировалась от вмешательства в конфликт на юге Кыргызстана. А уже в 2020-х годах Кыргызстан и Таджикистан сочли ненужным привлекать потенциал ОДКБ для нормализации ситуации на кыргызско-таджикской границе. Вместе с тем, в-третьих, у нас есть факт введения контингента «коллективных миротворческих сил» ОДКБ в Казахстан в январе 2022 года, который, так или иначе, повлиял на процесс установления порядка в стране.

— В нынешней встрече не принимала участие Армения, приостановившая свое членство в ОДКБ. Как будут дальше, на ваш взгляд, разворачиваться события на Южном Кавказе и сможет ли ОДКБ посодействовать урегулированию ситуации там?

— Как показали события осени 2020 года, а также дальнейшее их развитие, ОДКБ не намерена вмешиваться в конфликт, выходящий за рамки пространства ее ответственности. Дистанцирование Армении от ОДКБ еще больше снижает вероятность того, что организация каким-либо образом будет участвовать или даже содействовать урегулированию отношений между Азербайджаном и Арменией.

Фото из открытых источников


Айгуль Омарова

Публикации автора

ОДКБ в Алматы: это не «военный туризм»

Запад разуверился в украинской авантюре

Эпоха героев, или Как поднималась целина

ЕАЭС должен работать как часы

Превентивные меры для выявления потенциальных угроз

По каким причинам Запад интересуется Центральной Азией?

Топ-тема

Другие темы

ГЕОПОЛИТИКА | 17.06.2024

Астана — Сеул: ресурсы в обмен на технологии

АНАЛИТИКА | 17.06.2024

Наследие предков и забота о потомках

СПОРТ | 14.06.2024

Демарш в ФФК: кто хочет сместить футбольного президента?

АНАЛИТИКА | 14.06.2024

В этот день. Уничтожение «Калевы»

ИНТЕРВЬЮ | 13.06.2024

Корея и Казахстан стремятся к лидерству в своих регионах — Шерзод Пулатов

ОБЩЕСТВО | 13.06.2024

Право на милосердие. Имеет ли его Карим Масимов?