Интервью

Превентивные меры для выявления потенциальных угроз

Айгуль Омарова

22.05.2024

С начала этого года Астана стала местом для проведения встреч в различном формате, включая и двусторонние переговоры стран, находящихся в конфликте.

Не так давно состоялась первая встреча секретарей советов безопасности стран Центральной Азии. Перед ними выступил президент Республики Казахстан Касым-Жомарт Токаев, предложивший ряд мер в качестве противостояния потенциальным угрозам в регионе.

На вопросы о том, для чего проводилась данная встреча, отвечают представители экспертного сообщества из Казахстана, Кыргызстана и России.

Им были заданы следующие вопросы:

1.Касым-Жомарт Токаев подчеркнул, что наибольшую опасность для стран региона представляют экстремизм и терроризм и здесь нельзя забывать об Афганистане. Именно поэтому президент Казахстана считает, что необходимо вовлекать Афганистан в региональные связи, чтобы снизить напряжённость в отношениях. С этой целью он предлагает создать в Казахстане Региональный центр ООН по целям устойчивого развития для Центральной Азии и Афганистана. Ваш комментарий?

2. Лидер Казахстана подчеркнул, что необходимо совместно противостоять сторонним силам, стремящимся противопоставить страны региона друг другу и разобщить их. В каком направлении, на Ваш взгляд, нужно двигаться странам для отражения таких сторонних сил и обеспечения безопасности в регионе?

3. Касым-Жомарт Токаев отметил, что, что в регионе происходит коренное изменение ситуации в сторону развития сотрудничества, взаимного доверия. По его словам, ещё 10 лет назад такого не наблюдалось. Но так ли это? Если да, то чем вызвано стремление к укреплению интеграционных связей?

Айдар Амребаев, директор Центра политических исследований, Казахстан:

- Действительно, такой формат обсуждения региональных проблем с позиции безопасности был принят впервые. И это обусловлено тем, что сегодня мы переживаем высокую степень турбулентности мирового порядка, нарастание конфликтных зон во взаимоотношениях государств. Некоторые эксперты полагают, что Центральная Азия также является одной из потенциальных зон «разломов». Поэтому вполне обосновано, что Президент Казахстана, упреждая возможные угрозы, предлагает создание превентивных механизмов сохранения и обеспечения устойчивости региона. Как опытный международник, наш Президент обращается к апробированным в различных проблемных зонах мира институтах Организации Объединенных Наций, осуществляющих мониторинг текущей ситуации и проектирование решений целого ряда чувствительных проблем развития. Например, представляется целесообразным осуществление своеобразного аудита социальной обстановки в странах региона, включая Афганистан. Необходимо исследовать и спроектировать задачи по формированию эффективного управления в наших странах. Требуется изучить деструктивный потенциал влияния радикальных идеологем и организаций, а также возможности разрешения проблем, способных спровоцировать конфликты между странами, в частности, вопросы делимитации и демаркации границ между государствами Центральной Азии, водно-энергетические вопросы, миграционные проблемы, строительство актуальных транспортных коридоров и многое другое. Думаю, что такая превентивная работа на уровне секретарей Советов безопасности стран региона способна выявить действительные угрозы для стабильного развития Центральной Азии, предложив алгоритм их преодоления на ближайшую, среднесрочную и долгосрочную перспективу.

- По-мнению многих авторитетных экспертов, Центральная Азия сегодня выходит из прежнего периферийного статуса, становясь достаточно интересным объектом внешнего влияния. Можно вспомнить, что постсоветские республики Центральной Азии (Казахстан, Узбекистан, Кыргызстан, Таджикистан и Туркменистан) постепенно выходят из-под эксклюзивного влияния России. В регионе реализуются на практике целый ряд проектов с участием Китая, стран Запада, Турции, Ирана, Индии, Пакистана. И в этой ситуации необходима скоординированная, выверенная с точки зрения национальных интересов каждой из наших стран, стратегия взаимодействия с «внешними игроками». Наша цель - гармонизировать и синхронизировать эти вектора влияния. Внешнеполитическая доктрина Казахстана имеет синергетический характер. Усилия нашего Президента направлены на то, чтобы сгладить имеющиеся противоречия между ведущими силами Запада, и, скажем, России. Казахстан участвует в целом ряде проектов, таких, как ЕАЭС с членством России, Китайская инициатива «Пояс и путь», проект ЕС «Global Gateway», Союз тюркских государств, С5+1. Одновременное участие в разных форматах взаимодействия предоставляет нам широкое поле для маневра, хотя и выявляет целый ряд объективных противоречий. Думается, в этом плане чрезвычайно актуально обсуждение этих вопросов и выработка единой платформы отношения к внешним проектам самими странами Центральной Азии.

- Попытки интеграции региона предпринимались и ранее, но тогда они столкнулись с неразвитостью государственных институтов, обеспечивающих суверенитет новых независимых государств Центральной Азии. Сегодня, по истечении более тридцати лет с момента обретения суверенитета, наши государства обрели большую международную субъектность, состоялись как независимые акторы международных отношений. Теперь появилась возможность в полной мере объединить усилия в плане становления целостного и состоятельного региона. У нас общие цели и проблемные зоны, мы обладаем вполне сопоставимым потенциалом социально-экономического развития, человеческими ресурсами, общими ценностями и сходными культурными моделями. Наблюдается высокая степень взаимопонимания и комплиментарности на уровне глав государств. Этим обусловлен с моей точки зрения, общий тренд на сближение позиций стран, выработки общих подходов реагирования на внешние угрозы и возможности развития.

Дмитрий Орлов, руководитель аналитического центра «Стратегия Восток-Запад», Кыргызстан:

- До тех пор, пока «Талибан» не наведёт в Афганистане порядок, этих региональных центров ООН, ОБСЕ и иных структур можно открывать хоть по десятку в день. Но никакого толка от них не будет. Потому что невозможно бороться с инструментами. Образно говоря, если вам в лоб прилетел молоток, то не он в этом виноват, а тот, кто его в вас запустил. Экстремизм и терроризм — это как раз такие инструменты. Поэтому без воздействия на заказчиков террористов, победить терроризм невозможно — в Афганистане ли он, на Ближнем Востоке или где-то ещё.

Разумеется, диалог с «Талибаном» необходим. Однако сами талибы ведут переговоры только тогда, когда это выгодно исключительно им. Пример — строительство канала «Кош-Тепа» на Амударье, которое прибавило головной боли сразу трём республикам Центральной Азии: Таджикистану, Туркменистану и Узбекистану. Кабул не согласовал стройку ни с Душанбе, ни с Ашхабадом, ни с Ташкентом. Три последние столицы уже подсчитывают возможные убытки. Понять их можно: никто даже предположить не мог, что «водная война» в регионе может случиться из-за Афганистана. Поэтому без решения, в первую очередь, водного вопроса, никакое устойчивое развитие в регионе невозможно.

- Думается, что прежде, чем противостоять этим «сторонним силам», их надо, как минимум, обозначить. Любую задачу невозможно решить, не определив вначале проблему. Потому что потом придётся объяснять логику своих поступков. Кто конкретно наш противник здесь и сейчас? Террористы? Если да, то какие конкретно? Государства? Тот же вопрос. Надгосударственые или межгосударственные структуры? Транснациональные корпорации? Какие возможности у них? А у нас? Что они могут? Чего не могут? Что можем и чего не можем мы? Видите, сколько вопросов сразу? Потому что без знания того, с кем мы боремся, всякая борьба будет бессмысленной тратой сил и средств.

- То, что пятисторонние контакты в регионе со сменой президентов Узбекистана и Казахстана увеличились, надо приветствовать. Но возникает вопрос: какова конечная цель увеличения этих контактов? Время, когда можно было собираться только ради того, чтобы выдавать очередные ничем не подкреплённые декларации, давно прошло. Центральная Азия, как регион, который находится в постоянной военной опасности, не может себе позволить такую роскошь, как беседы президентов и правительственных структур по душам.

Кроме того, не надо забывать, что в регионе реализуют свои проекты немало глобальных и региональных игроков. Среди них наверняка есть те, для кого интеграция в регионе — либо прямая, либо косвенная угроза. Поэтому они будут всячески разжигать противоречия между государствами Центральной Азии. Если страны региона в самом деле, хотят интеграции, эти противоречия надо срочно снимать. Невзирая даже на то, что решение некоторых из них влечёт за собой отказ от интересов, которые называют «национальными». Только после того, как будет найден разумный баланс между общим и личным, можно будет говорить об интеграции.

Михаил Нейжмаков, политический аналитик, Россия:

- Тему создания в Казахстане такого Регионального центра ООН Касым-Жомарт Токаев, действительно, неоднократно поднимал, как в рамках выступлений на крупных международных площадках (например, на сессии Генассамблеи ООН в сентябре 2023 года), так и в рамках двусторонних переговоров. В том числе, с представителями внерегиональных держав — от США до, например, Катара, на площадках которого традиционно проходили, скажем, контакты между представителями американской стороны и «Талибана» (запрещенного в России).

При этом многие влиятельные державы могут считать более выгодным для себя оттягивание решения этого вопроса, чтобы иметь дополнительный повод для политического торга с Астаной.

По сути, очень многие влиятельные игроки, включая США, КНР, Россию так или иначе контактируют с Кабулом — то есть, взяли курс на его вовлечение в контакты, а не изоляцию. Но многое будет зависеть от того, насколько стабильной окажется ситуация в средне- и долгосрочной перспективе в самом Афганистане и какая из групп влияния сможет в дальнейшем доминировать внутри «Талибана» (запрещенного в России).

- Нередко, когда политики говорят о деструктивных «сторонних силах», это призыв к дипломатичной форме к самим присутствующим (и представляемым ими государствам) не втягиваться в конфронтацию и решать все спорные моменты за столом переговоров.

Кроме того, поскольку эта реплика была сказана в ходе встречи Касым-Жомарта Токаева с секретарями Советов безопасности государств региона, это может быть призывом к более активному взаимодействию силовых ведомств стран Центральной Азии для противодействия внутренним угрозам - от попыток подготовки масштабных протестных кампаний до деятельности радикальных исламистских групп. В целом, многие страны мира в последние годы уже затронул тренд на наращивание военных расходов, но одним из аспектов этой тенденции становятся и шаги многих государств по укреплению собственных спецслужб. А также активизации взаимодействия между силовыми ведомствами нейтрально настроенных друг к другу стран - нередко даже в ситуациях, когда такие государства не входят в один военный блок.

- По многим направлениям действительно идут более активные контакты между странами региона. В качестве яркого примера можно выделить, например, переговоры между представителями Киргизии и Таджикистана по вопросу делимитации и демаркации границы. Можно отметить и взаимодействие между Казахстаном и Узбекистаном, в частности, апрельский визит в Узбекистан Касым-Жомарта Токаева и ратификацию Мажилисом, а затем Сенатом Парламента Казахстана Договора о союзнических отношениях двух стран, подписанного в декабре 2022 года.

Довольно активные переговоры между представителями стран региона по ряду вопросов можно связать с несколькими причинами. Во-первых, хотя конкуренция за влияние в Центральной Азии между крупными международными игроками по-прежнему сохраняется, приоритетное внимание этих государств, во многом, отвлечено на другие части мира. Для России это конфликт с Украиной, к которому привлечено и внимание западных государств. Для США и КНР это, во многом, конкуренция в Азиатско-Тихоокеанском регионе. Помимо прочего, интересы мировых держав пересекаются на Ближнем Востоке, где с октября 2023 года наблюдается новый виток эскалации. Как показывает опыт, отвлечение внимания крупных мировых держав на другие направления нередко ведет к активизации конфликтов в тех регионах, с которыми они, даже временно, стали вести менее интенсивную и плотную работу. В этой ситуации на государства Центральной Азии возрастает нагрузка по реагированию на региональные проблемы собственными силами, что мотивирует их, как минимум, чаще контактировать друг с другом для обсуждения возможных путей решения этих вопросов. То есть, такая ситуация подталкивает государства региона к переговорам, как минимум, по двум направлениям - с целью снижения рисков масштабных региональных конфликтов и, в то же время, поиска точек соприкосновения для работы с проблемной повесткой.

Во-вторых, государства Центральной Азии вынуждены, как минимум, консультироваться для реагирования на уже названные выше проблемы безопасности — от активности исламистских групп до различных сценариев развития внутренней ситуации в Афганистане.

В-третьих, страны региона стремятся выйти на новый уровень экономического развития (здесь амбициозные планы были обозначены, например, и Казахстаном, и Узбекистаном). Но такой курс в перспективе будет делать более острыми, скажем, проблемы, связанные с водными ресурсами в регионе. Отметим, например, обсуждение этой темы под эгидой Совета глав государств – учредителей Международного фонда спасения Арала. Это также создает дополнительные стимулы для выстраивания диалога между государствами Центральной Азии.

P.S. Как видим, оценки событий у экспертов различаются. Однако они сходятся в главном: встречи в таком формате необходимы. Нужно детальное изучение происходящего и на этой основе выявление проблем. И подобного рода встречи способствуют более действенной организации безопасности в регионе, как коллективно, так и отдельно для каждой страны.

Фото из открытых источников


Айгуль Омарова

Публикации автора

ОДКБ в Алматы: это не «военный туризм»

Запад разуверился в украинской авантюре

Эпоха героев, или Как поднималась целина

ЕАЭС должен работать как часы

Превентивные меры для выявления потенциальных угроз

По каким причинам Запад интересуется Центральной Азией?

Топ-тема

Другие темы

ГЕОПОЛИТИКА | 17.06.2024

Астана — Сеул: ресурсы в обмен на технологии

АНАЛИТИКА | 17.06.2024

Наследие предков и забота о потомках

СПОРТ | 14.06.2024

Демарш в ФФК: кто хочет сместить футбольного президента?

АНАЛИТИКА | 14.06.2024

В этот день. Уничтожение «Калевы»

ИНТЕРВЬЮ | 13.06.2024

Корея и Казахстан стремятся к лидерству в своих регионах — Шерзод Пулатов

ОБЩЕСТВО | 13.06.2024

Право на милосердие. Имеет ли его Карим Масимов?